И сказал я той собаке

Хамелеон. По рассказу А. Чехова

Хамелеон. По рассказу А. Чехова.

Городовой рыжий шагает,
За ним же. В руках решето,
Наполненное там до верху,
Крыжовником. Что был изъят.

А кругом тишина стояла…
На площади же ни души…
Открытые двери всех лавок,
И кабаков на свет глядят.

На свет божий смотрят уныло,
Как пасти там голодные,
Около них нет даже нищих…
Вдруг чья – то ругань раздалась:

Бежала с дровяного склада,
Купца Пичугина, она.
За нею человек там гнался,
В распахнутой жилетке тот.

Вперёд туловищем подавшись,
На землю падает он тут,
За задние лапы хватая,
Эту собаку перед ним.

Слышен вторичный визг собачий,
И крик там чей – то: «Не пущай!»
Выглядывать из лавок стали,
Сонные лица уже там.

Около самых ворот склада,
Он видит, стоит человек,
В своей расстёгнутой жилетке,
Правую руку подняв вверх.

Толпе показывая палец,
Который окровавлен был.
На лице ж его полупьяном,
Словно написано там всё:

«Ужо, сорву я с тебя шельма!»
Да и сам палец там его,
Имел вид знамени победы.
Таким предстал тот человек.

И узнаёт в нём Очумелов,
Золотых дел мастера, там,
Хрюкина. В толпе ж в середине,
Сидел виновник там всего.

С острой мордой, и с пятном желтым,
Что выделялось на спине.
В слезящихся глазах собаки,
Запечатлён ужас с тоской.

И вдруг эта подлая псина,
Там, ни с того, ни с сего – хвать,
За палец… Извините, я же,
Работающий человек…

Мелкая у меня ж работа,
Пущай заплатят мне, ведь я,
Этим пальцем, может, неделю,
И не пошевельну совсем…

Этого, ваше благородие,
Нет и в законе, чтоб терпеть,
От твари… Ежели там каждый,
Кусаться будет. Как же быть?

Я этого так не оставлю!
Покажу вам, как распускать,
Собак!» – прикрикнул Очумелов,
Оглядывая грозно всех.

«Пора обратить уж вниманье,
Тут на подобных тех господ,
Что не желают подчиняться,
Постановлениям властей!

Как оштрафуют же мерзавца,
Так он узнает у меня,
Что значит всякая собака,
И прочий весь бродячий скот!

И протокол составь немедля!
Собаку ж надо истребить.
Немедля! Бешенная. может…
Спрашиваю, собака чья?»

Ужас как жарко! Полагаю,
Что это всё перед дождём…
Одного я не понимаю,
Как смогла тебя укусить?

Он к Хрюкину тут обратился –
Нешто она достать смогла,
До пальца? Маленькая ж очень,
Ты ж здоровила, вон, какой!

Расковырял палец, наверно.
Гвоздиком. Тут – то и пришла,
В твою голову та идея,
Чтобы сорвать денег с того.

Ты ведь, знаю… народ известный,
Знаю вас, этаких чертей!»
«Он, ваше благородие, цигаркой,
Ей в харю там для смеха дал.

А она, не будь дурой – тяпни…
Вздорный человек, честно вам!»
«Врёшь кривой! Не видал, стало быть,
Зачем врать? – Хрюкин закричал.

— Их благородие – продолжил –
Умный господин и поймёт,
Ежели врёт кто. Как пред богом,
Коли по совести там кто…

А ежели я вру, пущай там,
Рассудит мировой, тогда.
Сказано у него в законе…
Что нынче уже все равны…

— Ни шерсти, никакого вида…
Подлость одна только. Её,
Держать этакую собаку?!
Где же у вас ум?» – говорит.

Попадись эта там собака,
В Петербурге или в Москве,
То знаете, что было б с нею,
Не посмотрели бы в закон.

А моментально – не дыши там!
Ты, Хрюкин пострадал, и впредь,
Не оставляй так сего дела…
Нужно их проучить! Пора…»

Что – то ветром подуло… Так – что,
Ты к генералу отведёшь,
Собаку. Спросишь там. И скажешь,
Что я нашёл и прислал к вам…

И скажешь, чтоб не выпускали,
На улицу, коль дорогая та…
Если каждая свинья будет,
Ей в нос сигаркой тыкать там.

То долго ли её испортить.
Собака же – нежная тварь…
А ты болван, опусти руку!
Нечего палец выставлять»

Дурацкий свой. Сам, виноватый. ».
Тут кто – то из толпы сказал:
«Вон повар идёт генеральский!»
«Его и спросим… Прохор, эй! –

Истребить, вот и всё» – закончил,
Тут Очумелов сей разбор.
«Это не наша – скажет Прохор,
Та, брата генералова…

— Ишь ты… Соскучились по братце…
А я ведь и не знал совсем!
Так это ихняя собачка?
Я очень рад… Возьми её…

Грозит ему там Очумелов,
Запахиваясь вновь в шинель,
И дальше путь свой продолжает,
По площади базарной там.
1884 год.

Источник

Про собаку

***
Моя собака — очень милый зверь,
Пушистая, похожая на лайку,
На посторонних лает через дверь
И радостно приветствует хозяйку.

Она ещё не выросла пока,
Шалит, как все — любой породы — дети,
И этого разбойного щенка
Люблю я больше всех собак на свете.

***
Мы гуляли в осеннем лесу
И несли в рюкзаке колбасу.
Неожиданно вышел из чащи
Страшный хищник,
сердито рычащий:
Зубы острые, словно иголки,
Шерсть лохматая дыбом на холке,
Царапучие когти на лапах,
Нос нацелен на лакомый запах.
Заворчал и присел под кустом,
Осторожно виляя хвостом.
Победили мы хищника лаской:
Мы его угостили колбаской,
Почесали по сытому пузу
И из леса уехали с грузом.
Зверь у мамы за пазухой спал
И во сне потихоньку вздыхал.

А теперь он в квартире живёт,
На закуску ботинки жуёт
И по-прежнему грозен — однако
Вырастает из зверя собака.

***
Если нашу маленькую Буську
Почесать по толстенькому пузику,
То собака грозная и страшная
Сразу вспомнит, что она домашняя.

***
Уши стелются над полом,
Хвост закручен крендельком —
Как прекрасно быть весёлым,
Разыгравшимся щенком!

Хорошо без всякой цели
Землю лапами копать
Или встретить спаниеля
Да за уши оттрепать!

Палки грызть, футболить мячик,
Всё сметая на пути,
Спать, свернувшись, как калачик,
И во сне расти, расти!

***
Она заснула на моей подушке:
Расслабленно распластанные ушки,
Пушистый хвост укутал сонный нос,
Чтоб не добрались ветер и мороз.

Читайте также:  Движущееся колесо собака не обгадит

Зима бушует где-то за окном,
Зиме не проползти в уютный дом,
Но снегопад шуршит в собачьем сне,
И спинка прижимается ко мне.

Конечно, надо бы её прогнать:
Ишь, мода — занимать мою кровать!
Но до того сейчас люблю её,
Что уступаю лежбище моё.

***
Оставлен на столе кусок
Душистой колбасы.
А под столом сидит щенок —
Топорщатся усы.

Хозяйка, кажется, ушла,
Пора кусок украсть!
Но дотянуться до стола
Пока не может пасть.

Ну ничего, я подрасту —
Большой, как датский дог,
Возьму любую высоту
И съем любой кусок!

***
Воскресенье. Лень вставать,
Бросив тёплую кровать.
Спать бы крепко, как бревно,
Целый день сегодня, но
Может обнаружиться
В коридоре лужица.

***
Знаешь, что
такое пёс?
Это нос!
И, конечно, уши,
Чтобы слушать!

Ветер весточку принёс —
«Кто там?» — спрашивает нос.
Отвечают уши: «Друг!» —
Хвост описывает круг.

Если ж кто-то незнакомый
Оказался возле дома,
Раздаётся громкий лай:
«Вор! Гони! Держи! Хватай!»

*** Хозяева уходят.
Куда они идут?
Небось по лесу бродят
И палочки грызут.

И носом снег копают,
И лают на чужих,
Друзьям хвостом виляют,
Обнюхивая их,

И затевают драки,
Гоняют голубей.
Покуда их собаки
Дежурят у дверей.

***
На кусте ворона: «Кар. » —
Холодно бедняжке.
Изо рта морозный пар
У моей дворняжки.

Битый час я на дворе
По сугробам вязну.
Коченеют в январе
Ноги безобразно.

Мы, хозяева собак,
По любой погоде —
В бурю, ветер, дождь и мрак
На прогулки ходим.

И не деться никуда —
Такова судьбина:
И в жару, и в холода
Писать хочет псина.

***
На коротком поводке
У хозяина в руке
Я шагаю, как большая,
От соблазнов вдалеке.

Вот бежит соседский пёс,
Невоспитанный барбос.
Он вчера меня обидел:
Из-под носа кость унёс.

Из подвала вышел кот,
Толстый, будто бегемот,
Видит — я не на свободе —
И вразвалочку идёт.

А под куст залез балбес —
Длинношёрстный пекинес,
Очень склочная собачка,
Несмотря на лёгкий вес.

Если б только не рука
На конце у поводка,
Задала б я им. да ладно,
Пусть побегают пока.

***
Мальчишки бегают с мячом,
А я — как будто ни при чём!
Я тоже поиграть хочу!
Я быстро мячик покачу,

Всех футболистов обыграю —
Кого кусну, кого облаю,—
Влечу в ворота, лягу здесь
И попытаюсь мячик съесть.

Пустите, очень вас прошу!
Не то за пятку укушу.

***
Услышав команду «Ко мне!»,
Не стоит бежать без оглядки:
Возможно, сухарика нет
И точно нет косточки сладкой.

Прикинуться можно глухой,
Слегка поглупеть на минуту:
Какой-то собаке плохой
Хозяйка кричит почему-то!

И злится, кого-то браня,
И так выражается скверно.
Конечно, зовут не меня:
Ведь я-то хорошая, верно?

Но как я мила и умна
И как я послушаться рада,
Когда мне с командой дана
Хотя б небольшая награда!

***
Откуда на стуле
Такие зарубки?
Собачка точила
Растущие зубки.

Откуда слюнявые
Щепки-объедки?
Собачке понравился
Вкус табуретки.

Откуда обрывки,
Откуда клочки?
Собачка о тапку
Чесала клычки.

Довольна, сидит,
Озирается гордо,
И светится счастьем
Нахальная морда.

***
Входишь в дом — собака скачет,
Полон счастья взор собачий,
Хвост — пропеллер, пасть — в улыбке,
Мех блестит на спинке гибкой,
Буся — добрая душа
И собою хороша.

Но над сладкой костью
Буся пышет злостью:
«Ну-ка, руки прочь! Не трогай!
Проходи своей дорогой!»
Съест — и сразу подобреет,
Ляжет спать у батареи,
Сытая, счастливая,
Самая красивая.

***
У бабушки медали,
У дедушки медали,
За отдалённых предков
Поместья отдавали.

И вот шагает чудо,
Укутано в попонку:
Малейшая простуда
Уморит собачонку.

Моих же маму с папой
Не знаю я сама.
Зато здоровы лапы,
Немного есть ума,

Зато густая шуба,
Отменное чутьё,
В порядке уши, зубы
И зрение моё!

Темно происхождение,
И родословной нет,
Но с полным уважением
Собачье окружение
Относится ко мне!

***
Выхожу на крыльцо,
Светит Солнце в лицо —
В меховую пушистую мордочку.
Вдруг гляжу — по стене
Рыжим боком ко мне
Лезет кошка в подвальную форточку!

Я охочусь за ней
Вот уж несколько дней,
Предвкушая такое свидание.
Я кидаюсь стремглав,
Раздаётся мой «гав»,
Зубы клацают, но — с опозданием.

***
Хозяйка что-то пишет,
Перо скребёт листок.
Я подберусь поближе
И лягу возле ног.

Вздохну, глаза закрою,
Слегка махну хвостом,
В довольстве и покое
Забуду мирным сном.

И, почесав мне пузо,
Хозяюшка моя
С улыбкой скажет: «Муза. »
Я знаю: это я.

Источник

«У меня была собака…»

«Большой актёр, творческая личность, много ролей, известность. Да что там, двух ролей, в «Сталкере» и в фильме «Свой среди чужих. » уже за глаза хватило бы, чтобы стать всенародным любимцем. Но он был странным человеком, актёр Александр Кайдановский. В нём боролось желание победить одиночество и желание остаться одному. В нём всегда было что-то загадочное, трагическое, как будто он предчувствовал ранний уход из жизни. Он никогда не кривил душой, не общался с теми, с кем не хотел. Поэтому он мало кого пускал в свой внутренний мир, оставаясь, по сути, всегда одиноким. Никого надолго, кроме своих любимцев — Носика и Зины.

Жуткие, сырые, крохотные полуподвальные каморки, в которых он обитал, приводили их посетителей в состояние шока. Последним его жилищем была комната в коммунальной квартире на улице Воровского в Москве. Здесь культовый актер 70-80-х Александр Кайдановский спасался от одиночества в компании кота Носика и собаки Зины.
Частенько врубал на полную мощность телевизор — только чтобы не слышать соседей. Здесь он снимал «Иону», свой первый опыт экранизации. Здесь он ждал смерти. Однажды Кайдановский встретился в больнице с Леонидом Филатовым, первый отходил там от инфаркта, второй — от инсульта. Филатов завел речь о том, что хорошо бы им вместе сделать фильм о недавно скончавшемся Солоницыне. Кайдановский по этому поводу мрачно пошутил: «Ты как это себе представляешь? Два полутрупа делают фильм про полного?»

Читайте также:  Вакцина вангард для собаки

Дворнягу Зину подобрала щенком в подъезде его возлюбленная Ася, работавшая художницей у него на картине «Жена керосинщика». Щенка он назвал в честь любимой тети Зины из Днепропетровска.

Кота Носферату — Носика — купила ему на Арбате за один доллар его знакомая англичанка, которая долго жила у него и учила его английскому. Когда появился котенок, Зина вообразила, что она его мамаша. У нее даже была ложная беременность, и она кормила Носика молоком.

За год до смерти Кайдановский вдруг стал рисовать, причем сразу же маслом. Первой он написал картину «Моя семья» — себя, Носика и Зину. Он говорил: «Жены приходят и уходят, а Зина с Носиком остаются». Он согласился на передачу Соловьева о его комнате только потому, что Зина была беременна. Он решил в конце передачи предложить зрителям будущих щенков. Потом телефон разрывался от звонков желающих иметь щенков от Зины. Он еще выбирал хозяев.

Кайдановский трогательно ухаживал за щенками: ходил через дорогу в «Ирландский дом» и покупал им йогурты, свежий творог.

После передачи, когда к «детям» Кайдановского выстроилась очередь, его попросили пристроить заодно и двух щенков-бульдогов. Но после долгой паузы он сказал: «Это же обман. Ведь они хотят щенков от Зины!» «Саша, ты хочешь сказать, что твои щенки носят фамилию Кайдановский?» Опять молчание: «Если серьезно, то можешь считать, что так».

Зине было посвящено стихотворение И. Иртеньева:

У меня была собака, я ее любил,
Она съела кусок мяса — я ее любил;
Она писала на коврик — я ее любил;
Она тапочки сожрала — я ее любил.
И сказал я той собаке: «Видишь, все терплю. »
И ответила собака: «Я тебя люблю.

Источник

У попа была собака. Сказка

У попа жила собака.
Он ее любил,
Она съела кусок мяса.
Он ее…

Жила одна собака
у бедного попа
с ошейником на шее
хозяйство стерегла
и день, и ночь старалась
из всех собачьих сил
и поп ее за это,
как следует, любил.
Поил, кормил собаку,
а двор, и дом и сад,
пес охранял усердно
и поп тому был рад.
Сменялось время года
в жару и холода,
Пес при любой погоде,
послушным был всегда.
Когда он был ребенком,
пушистеньким щенком,
Собака мать учила,
как жить по жизни псом.
И твердо затвердил он
ту сказку – «Про попа»
В которой, поп добрейший,
убил за мясо пса
И в землю закопал,
и надпись написал.

Приход весны, отмечен
днем долгого поста.
И поп собрался в лавку
купить себе мясца,
Муки, крупы и масла,
чтоб дома у печи,
могла б его хозяйка,
состряпать куличи.
Купив всего что нужно,
вернулся он домой,
С корзиною до верха,
наполненной едой.
Но только за калитку,
во двор переступил
Мужик с другой деревни,
его остановил,
Скажи мне батька правду,
когда б ты только смог
Крестины б нам устроить,
ведь у меня сынок.
Поп медленно корзину
на землю опустил,
Знамением отметил и
дверку затворил.
Зажмурившись на солнце,
сидел в сторонке пес,
баранина в корзине
его отметил нос.
Не думая от счастья,
ученья все забыв,
Он сунул нос в корзинку,
баранину схватив.
И тут же миг ужасный,
и вкусный наступил,
Баранину как муху
он быстро проглотил.

А поп слегка опешил,
увидев пса побег,
Нет, что-то здесь не ладно,
глядел ему во след,
Он посмотрел в корзинку,
ах значит быть беде,
И сказка про собаку,
мелькнула в голове.
Ее он как молитву
на веки затвердил,
недаром в семинарии
пять лет ее учил,
но время тех событий
давно, давно прошло
и много, много в речке
водички утекло.
Задумался о прошлом,
печали полон поп,
Нет, нужно этой сказки
сменить конец и чтоб,
Жить счастливо и долго
могли б и пес, и поп.
Задумался и новый
конец он сочинил,
Собака съела мясо,
а поп ее простил.
И глядя в даль, мигая,
заметив часть хвоста,
Решил: ну будь, что будет,
найду, верну я пса,
Не долго размышлял он,
собаку, как вернуть
Поднял с земли корзинку,
пустился в дальний путь.

II
Не чуя лап от страха,
бежал тот пес, бежал
И скоро за деревней
в ближайший лес попал.
Присел, вздохнул, подумал,
за ухом почесал.
Ах, как же в самом деле
в беду я так попал.
Но нет назад пути мне,
к попу не повернуть,
И лег под старой елью,
подумать и вздремнуть.
Ах, что теперь мне делать,
чего от жизни ждать,
Где мне теперь обеда
собачьего искать,
где мне найти хозяев,
чтоб руки им лизать.
Наутро он проснулся,
за ухом почесал,
Росы с травы напился,
и дальше побежал.

В соседнюю деревню,
дорога привела,
А в той большой деревне
боярыня жила
Но жить без слуг не могут,
на свете господа
и потому к услугам им
должно быть всегда.
Один из слуг был конюх,
скотину он любил,
Увидел пса бродягу,
погладил, накормил.
На цепь его пристроил
и в будку поселил.
Ну, вот совсем не долго
он был бродячим псом
И вот теперь огромным,
заведует двором.

Ах, что мне делать пес завыл,
как видно мне не хватит сил,
Чтобы стальную цепь порвать,
мне от судьбы не убежать
— Послушай, кот ему сказал:
И лапой морду почесал
Не все так плохо, ты живой,
На завтра притворись больной.
Не ешь, не пей, лежи и спи.
И жалость этим пробуди.
Тебя отпустят, может быть,
Беги во всю собачью прыть
Пес понял все, лежал, молчал,
Хвостом чуть видимо качал.
Кот отряхнулся и ушел
В амбар, к мышам гостить пошел.

Читайте также:  Витамины для беременной собаки форум

Как только солнышко встает,
Герасим двор мести идет,
Лошадок барских накормить,
И расчесать и напоить,
подать им сена и овса.
И не забыть бродягу пса,
объедков с барского стола
Набрал на кухне у котла.
Но пес лежит, не ест, не пьет,
Не лает, не виляет
и ухом не ведет.
И на еду, что он принес
косит лиловым глазом пес.
Уж, если пес не ест, не пьет
видать больной,
а вдруг помрет?!
Уж лучше на свободе,
чем прятать в огороде
Герасим так сообразил
и пса тотчас освободил.
Пес волю вновь почуял
Рванул что было сил,
Один момент и след простыл.
Герасим долго вслед глядел,
Уже устали ноги,
как вдруг он видит поп идет,
с корзинкой по дороге.

Во двор зашел, корзинку снял,
Добра улыбкой просиял,
Знамением крестным осенил
И всех кто был вокруг, спросил:
Быть может видел кто то вдруг
Собаку рыжей масти,
Хожу, ищу его округ
Не дай Вам бог напасти.
Сбежал из дома добрый пес,
По шее белый, длинный нос
И слуги в раз сказали:
— Мы все его видали.
Вчера с утра он прибежал,
Всю ночь он в будке ночевал,
Его с утра Герасим,
Отправил восвояси,
он цепь с собаки отпустил
и пес на раз таков и был.
И поп вздохнул, устало,
Все начинай сначала.
Корзинку взял, лицо утер
и дальше пса искать побрел.
III
Пес целый год скитался,
Когда с цепи сорвался
«Каштанкой» в цирке долго жил
Кормили сытно, не тужил.
Умел он на арене,
Во время представления,
В цветных трусах и шляпе,
Плясать на задней лапе.
Все хлопали в ладоши,
Какой он пес хороший.
А после цирк закрыли,
Артистов распустили.
Директор кассу промотал
И за границу убежал.
И снова пес бездомный,
Хоть был теперь ученый.
Легла на песье сердце грусть,
Пойду я лучше утоплюсь.
И полон слез от горя,
Побрел поближе к морю.

Навстречу пес другой бежит,
зачем приятель мой грустит,
к чему такой умелый пес,
повесил с грустью длинный нос.
И от него он услыхал,
Как много стран он повидал.
Работал псом на корабле,
И лап не чуял на земле,
К тому же в изобилии,
все моряки кормили.

Решил и он попасть на борт,
и побежал на море, в порт.
Нет счастья в жизни на земле,
и стал он жить на корабле.
При всем морском собрании
плясал в кают-компании.
Пса моряки любили
и досыта кормили.
И капитан довольный
назвал его «Соленый».
Он в разных странах побывал,
попа он часто вспоминал.
И жизнь свою в деревне,
поповский домик древний,
курятник, куры с петухом
прекрасная картинка,
ах, если б не корзинка.

Поп долго шел за псом во след,
Пришел он в цирк, а пса там нет.
Закрыты цирка двери,
Все разбежались звери.
Стоит трактир у цирка,
На старой крыше дырка.
Решил там поп разведать.
И в нем же пообедать.
В трактир зашел обедать стал,
А рядом стол другой стоял.
За ним сидели моряки
И ели что-то из трески.
Открыв в бочонке старом дно,
Черпали красное вино.
И тот, что с трубкою во рту
Сказал, что видел он в порту,
Пса и в трусах и в шляпе,
Плясал на задней лапе.
Матросы удивлялись
И весело смеялись.
Ха-ха в трусах и в шляпе,
Ха-ха на задней лапе.
поп подошел и расспросил,
того кто это говорил.
— Скажите мне на милость,
Что дальше приключилось?
С таким чудесным псом,
Что стало с ним потом?
И был какой он масти?
не дай Вам бог напасти.
Был рыжим пес и длинный нос
дня три тому в порту,
смеясь, он громко произнес,
что с трубкою во рту.
Поп за обед расчет дает
И в порт он пса искать идет.
IV
Но время как вода течет.
Кораблик по морю плывет.
Матрос по палубе бежит,
руками машет и кричит:
земля, земля, я вижу, вон
стоит туманный Альбион.
Пес тоже землю увидал
и так он в Англию попал,
а раньше в цирке он слыхал,
что в той земле английской,
везде собакам раздают
колбаски и сосиски.
И он решил проверить,
А как на самом деле.
По трапу спрыгнул на причал
Хвостом махнул и убежал.
Сосисок так и не нашел
И в порт назад опять пришел.
Но нет на месте корабля,
Лишь только море и земля.
И чтоб живым остаться,
Опять пошел скитаться.
Плясал на рынках, у пивных
Кормили сытно, вкусно.
Поел колбасок дорогих
И танцевал искусно,
Но ежедневно он начал
Ходить на море, на причал.
И вот однажды в порт идет
Клубя дымами пароход.
Матросы на причале
Приняв концы, кричали.
Подали трапы ну и вот,
Спускается по трапу поп.
Одет по европейски
В ботинках, в шляпе, в сюртуке,
Как принц милорд уэльский
И саквояж в руке.
Но песий нос хорош,
Его не проведешь.
И пес не помня страха
Его тот час узнал,
Бежал хвостом виляя
И руки облизал.
Поп тоже сразу пса узнал,
Обнял, погладил, приласкал
И тихо на ухо сказал:
— Как долго я тебя искал.
Когда пропали пса следы
Поп был на грани нищеты.
Была одна монетка
Пошел играть в рулетку.
Ему случайно повезло
И за день всем чертям назло,
Он сам того не ощутил
Как жизнь свою переменил.
Но вот таким манером,
поп стал миллионером.
А как-то раз он прочитал
такое объявление:
Что Баскервили продают
Свой замок очень древний.
Решил купить,
тогда и поп,
Купил билет на пароход.
И бывший поп теперь живет,
В английском замке, без хлопот.
А пес в саду английском
ест вкусные сосиски.
Слуга попа Василий
прозвал бродягу пса
Собака Баскервилей.
А на воротах замка
написаны слова: «Жила одна собака у бедного попа…»

Источник