Наука двигатель тех прогресса

Содержание
  1. Двигатель прогресса
  2. Пик развития пройден: почему научно-технических прорывов пока больше нет
  3. Курс на замедление
  4. Машина, вытесняющая ученого
  5. Бюрократическая полезность
  6. Графитовый карандаш и 3D-принтер
  7. Наука – двигатель прогресса
  8. Наука — двигатель прогресса
  9. «Силиконовые долины»
  10. Глобальный эффект
  11. Вектор развития
  12. Наука без патента
  13. Инновации по программе
  14. Скачать:
  15. Предварительный просмотр:
  16. Предварительный просмотр:
  17. Наука двигатель тех прогресса
  18. НАУКА – ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА
  19. Как «вечный двигатель» помогает научно-техническому прогрессу
  20. Альтернативный взгляд
  21. «Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»
  22. Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор
  23. Статей за 48 часов: 31 18 +
  24. Руссия прибалтийская и остров русов Анатолий Денисов
  25. Научная фантастика как двигатель прогресса
  26. 10 примеров того, что лень — двигатель прогресса
  27. Препарат, который имитирует эффекты упражнений
  28. Можно ли не работать
  29. Автоматический магазин
  30. Роботы, которые готовят за вас
  31. Фермент, спасающий от жира
  32. Машина, которая играет с домашними животными
  33. Лампы, имитирующие Солнце
  34. Стул для поездок вокруг дома
  35. Мебель, которая движется самостоятельно
  36. Роботы, предлагающие пиво
  37. Наука двигатель тех прогресса
  38. Директор по развитию бизнеса в ЦФО, Hikvision Russia, Алексей Астаев о том, как системы безопасности повышают конкурентоспособность бизнеса
  39. Научно-техническая революция, как двигатель научно-технического прогресса
  40. Наука как двигатель общественного прогресса
  41. Наука и научно-технический прогресс

Двигатель прогресса

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Источник

Пик развития пройден: почему научно-технических прорывов пока больше нет

Фото: Shutterstock

Наверно, такие суждения многим покажутся странными. Особенно сегодня, когда мы, казалось бы, наблюдаем «золотой век» в области технического, медицинского, научного и социального прогресса и до точки сингулярности вроде бы остается всего ничего.

Однако, как считают многие эксперты, наши представления о неудержимости человеческого прогресса — всего лишь декорация, изящно выстроенная медиа. По сути, все, чем мы так гордимся сегодня, — лишь доработанное и доведенное до ума наследие полувековой давности.

Открытие рентгеновского излучения и двойной структуры ДНК, пенициллина (то есть антибиотиков) и инсулина. Разработка методик экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и первые шаги на пути создания ИИ. А еще — транзисторы, атомная энергия, начало освоения космоса, телевидение, первые компьютеры и интернет. И это — лишь часть того, что было открыто в прошлом веке и привело к развитию промышленности и производительных сил, изменившему нашу повседневность до неузнаваемости.

И если эти и другие открытия так называемого «золотого квартала» (1940–60-е годы) сегодня были усовершенствованы и окончательно встроены в нашу жизнь, то мы сами принципиально нового в области научно-технологического кластера так и не произвели.

«Конечно, персональный компьютер и его двоюродный брат смартфон принесли за собой большие изменения: многих товаров и услуг стало больше, а их качество увеличилось. Но в сравнении с тем, что видела моя бабушка, базовые жизненные обстоятельства сегодня остались прежними», — с долей грустной иронии пишет американский экономист Тайлер Коуэн.

С чем же связана эта «технологическая стагнация»? Почему научно-технический прогресс не двигается с места уже почти полвека?

Курс на замедление

Глобальное старение населения — один из возможных ответов на вопрос. По меньшей мере, к такому выводу пришла группа российских ученых из ВШЭ, Московского института востоковедения РАН и Института социально-гуманитарного образования МПГУ.

Они опубликовали коллективную статью-исследование в журнале Technological Forecasting and Social Change, в которой не только описали один из возможных факторов, тормозящих темпы технологического роста, но и дали прогноз относительно его ближайшего будущего.

Ученые полагают, что технологическое развитие хоть и движется в тенденции с гиперболическим ускорением, но при этом довольно регулярно сменяется периодами замедления. Для примера можно разделить всю историю человечества на три сверхдлинных цикла, каждый из которых начинался и завершался технологической революцией:

В каждом из этих трех больших циклов можно наблюдать единый повторяющийся сценарий:

Иными словами, привычная для нас модель линейного и стабильного прогресса, созданная мыслителями эпохи Просвещения, не работает. В логику технологического роста всегда включены как периоды ускорения, так и спада. И свидетелями периода подобного спада мы все сегодня и являемся.

По словам одного из участников исследования Алексея Коротаева, заведующего Научно-учебной лабораторией мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ ВШЭ, такая модель ускорения, сменяющегося замедлением, хорошо заметна по динамике численности населения Земли. Долгое время считалось, что демографический рост также движется с постоянным ускорением. Однако с 1970-х годов произошло изменение глобальной траектории — ускорение сменяется замедлением, и такой тренд, по прогнозам ООН, будет продолжаться.

Можно ли описать эти темпы технологического ускорения и замедления через некоторую закономерность? Авторы коллективной статьи считают, что да: корреляцию нужно усматривать в динамике численности населения.

«В нашем исследовании мы хотели показать, что тенденцию технологического развития, которую мы наблюдали в прошлом веке, нельзя напрямую переносить на современность. Ведь вместе с замедлением роста численности населения, произошло и закономерное замедление темпов технологического развития — траектория развития сменилась на другую. И, по нашим данным, точки сингулярности на нашем, кибернетическом цикле мы достигли уже в 2018 году, так что нынешнее замедление вполне закономерно», — рассказывает Алексей Коротаев.

Согласно прогнозам исследователей, эта тенденция будет сохраняться вплоть до 2030 года, когда наступит третий этап кибернетической революции — эпоха «умных» саморегулирующихся систем. А затем наступит четвертая фаза — в 2055 году, когда эти системы усовершенствуются до такой степени, что займут центральное место в новом производственном процессе.

Причем самые значимые трансформации будут происходить в области медицины, ведь к этому моменту людей преклонного возраста станет еще больше, а значит, в разы увеличится и спрос на подобные технологии.

Машина, вытесняющая ученого

Тем не менее, приведенную выше интерпретацию разделяют далеко не все специалисты. Главным образом это связано с тем, что такая модель, при всей ее ясности, «грешит» излишней математизацией, которая чрезмерно схематизируют сложную реальность. Если отойти от этой модели, поле, объясняющее торможение темпов научно-технического прогресса, становится более многомерным.

Например, Тарас Вархотов, доцент кафедры философии и методологии науки МГУ им. М.В. Ломоносова предлагает рассмотреть сразу несколько факторов, которые привели к «стагнации» научно-технологического развития.

Современная наука распадается на все более изолированные области знания, каждое из которых оперирует разными понятиями, закономерностями и математическими средствами.

Иными словами, некогда единое научное пространство сегодня фрагментируется, а механизмы координации между разными дисциплинами и формирования целостной «научной картины мира» слабеют. Как замечал Станислав Лем: «Очень может быть, что уже сейчас в научных книгохранилищах всех континентов находится множество сведений, которые при простом сопоставлении друг с другом компетентным специалистом дали бы начало новым ценным обобщениям. Но именно это и затормаживается ростом специализации, внутренней постоянно растущей дифференциацией наук…».

В результате человек теряет возможность получать полноценное фундаментальное научное образование — в области как гуманитарных, так и естественных наук. Последние, по словам Вархотова, «становятся все более прикладными и инженерными — и за счет этого перестают работать с общими фундаментальными закономерностями».

Фото:Unsplash

И хотя они и позволяют обрабатывать такие массивы данных, которые человеку не доступны, ценой этих возможностей становится постепенная передача вычислительным системам представлений о действительности — сами мы ее уже на видим. Так что чем больше мы «делегируем» машинам исследовательские задачи, тем больше мы теряем с точки зрения способности открывать что-то новое.

«Машины не обладают способностью что-либо открывать. Такая способность есть только у человека. И количество знаний совсем необязательно должно переходить в качество. Тем более, что те открытия, которыми мы так дорожим сегодня, были сделаны на существенно меньших информационных массивах. Потому что всю новизну в любую систему знания всегда приносил и будет приносить именно человек», — замечает Тарас Вархотов.

Бюрократическая полезность

Еще один фактор, который тормозит научный прогресс, — тотальная экономизация всей сферы научного знания и связанное с этим увеличение бюрократизации, которая лишает ученых свободы. За минувшее столетие произошло глубокое проникновение экономических механизмов и логики мышления на территорию знания, которое при этом исторически всегда существовало за его пределами.

Если посмотреть на то, что предшествовало, например, Первой научной революции, можно увидеть, что наука возникла из деятельности одиночек-энтузиастов, у которых не было единой системы коммуникации, и которые не составляли сообщества. Даже самой властью они рассматривались как талантливые чудаки, которые иногда могут выдать нечто ценное, но не более того.

Но через некоторое время выяснилось, что опытно-экспериментальная наука может превратиться в мощный социальный инструмент, приносящий чистую полезность. С этого момента началось превращение научного процесса в индустрию, и сама научная деятельность перестала восприниматься как нечто, связанное с творчеством. К этому добавилось и то, что наука стала массовой, а сами исследования — все более и более дорогостоящими.

Чтобы обеспечивать контроль за теми средствами, которые вкладывались в науку (общемировой рост инвестиций только за период между 2007 и 2013 годами составил 31%), государство и крупные инвесторы стали разрабатывать все более ухищренные бюрократические механизмы. Задача была сделать рентабельность и подотчетность академического мира максимально предсказуемой и прозрачной.

Для этого стали вводить всевозможные рейтинги университетов, индексы — самый известный из них индекс Хирша, — которые должны были измерять количество, качество и значимость научных публикаций. Вдобавок к этому ученые были вынуждены заполнять бесконечные анкеты, отчетности и каждый год меняющиеся заявки на получение очередного гранта.

Все это не только банально отнимает у ученого время и силы — например, американские исследователи тратят на грантовую документацию до 42% своего рабочего времени, — но часто заставляет его идти на разнообразные хитрости.

В этом смысле одна из показательных историй произошла в Южной Корее в 2006 году. Тогда ветеринар и ученый Хван У Сок, который занимался исследованием стволовых клеток, был уличен в мошенничестве и махинациях после публикации двух статей с поддельными результатами в журнале Science. На суде исследователь оправдывал свой поступок так: если бы он отчитался об отсутствии результатов, ему бы не дали новый грант, без которого он не смог бы продолжить исследования. И поэтому ученый пошел на подлог — он верил, что получит результаты, но не знал, когда именно.

Наконец, экономизация науки также привела к тому, что сами исследования утратили свою «проактивную» установку. Исторически ученые всегда действовали на грани социально дозволенного и недозволенного, сдвигая границы табу. И чтобы получить новые результаты, они почти всегда были вынуждены рисковать, в том числе человеческим здоровьем.

Однако сегодня страх, с одной стороны, ограничил деятельность самих ученых, а с другой — заставил венчурные фонды инвестировать только в проверенные проекты, которые принесут гарантированный доход.

Как замечает британский научный обозреватель Майкл Хэнлон, космическая программа «Аполлон» не была бы возможна сегодня, но не потому, что мы не хотим лететь на Луну, а потому, что уровень риска был бы неприемлемым.

В качестве примера публицист вспоминает, как швейцарский генетический инженер Инго Потрикус в 1992 году разработал сорт «золотого риса», зерна которого в концентрированном виде содержали витамин А. Это открытие могло предотвратить слепоту у огромного количества людей, но в СМИ поднялся шум относительно безопасности этого продукта, и разработку решили свернуть.

Графитовый карандаш и 3D-принтер

Но не все эксперты склонны столь пессимистично оценивать современное состояние технического развития. Например, Александр Чулок, кандидат экономических наук, директор Центра научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, полагает, что упрощать реальность, особенно технологическую, не стоит. Возможно, торможение развития — лишь видимость, связанная со сложно устроенной экономикой и существующими бизнес-моделями.

«Полезно вспомнить, что Мартеновскую печь изобрели в 1864 году, но при этом последняя такая печь была закрыта в России в 2018 году. То есть, инновацию XIX века прекратили использовать только два года назад. И это показывает не нашу тотальную отсталость, но многоукладность экономики. Конечно, любые технологические парадигмы, описывающие логику научно-технологического развития, хороши на бумаге. Но в реальной жизни мы можем одновременно пользоваться графитовым карандашом, а вместе с этим — и 3D-принтером», — замечает Чулок.

Поэтому, полагает эксперт, современную технологическую реальность необходимо рассматривать нелинейно. Как процесс адаптации новых технологий, так и отдача вложенных в них средств, — это слишком многофакторное явление, которое не поддается простому описанию при помощи общепринятых финансовых или экономических моделей. Более того, само замедление научно-технологического развития может быть связано со скоростью проникновения инноваций, которая не является чем-то стабильным.

«На мой взгляд, главный фактор, на который нужно обращать внимание в первую очередь, — это эффекты, производимые той или иной технологией. И мне кажется, что в ближайшее десятилетие мы увидим появление новых разработок во всех сферах жизнедеятельности: от умных фруктовых садов и безлюдных нефтяных скважин до биоэлектрических интерфейсов и творчества в виртуальных вселенных. Можно их отнести к явлениям новой промышленной революции или охарактеризовать как апгрейд уже имевшихся наработок, но они точно изменят нашу жизнь. А это — самое главное», — резюмирует Чулок.

Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Источник

Наука – двигатель прогресса

Наука – двигатель прогресса

Идея об автоматизации технологических процессов при открытой разработке месторождений пришла в голову инженерам Komatsu в конце 1990-х. В их активе имелась система Vehicle Health Monitoring System (VHMS), представляющая собой бортовой комплекс устройств диагностики узлов и систем карьерного самосвала в сочетании с постоянным двусторонним каналом связи между машиной и оператором сервисной службы. Технический персонал смог получать упреждающую информацию о состоянии систем и прогнозировать, какие узлы и в какой срок потребуют замены или обслуживания. Если японцам удалось научить машину жаловаться на свое здоровье, то почему бы не пойти дальше — доверить электронике руль и педали? Для решения этой задачи Komatsu приобрела американскую компанию Modular Mining Systems, и к 2005 году первые роботы-самосвалы, оснащенные фирменной технологией FrontRunner, поступили на обкатку в чилийские медные карьеры компании Codelco.

В декабре 2008 года Rio Tinto и Komatsu запустили бета-версию Mine of the Future на площадке А разреза Вест-Анджелас. Каждый 930Е-4АТ в Пилбаре оснащен телекамерами, радарами, лазерными дальномерами, GPS-навигацией, беспроводной связью и системой распознавания препятствий. Управление машиной полностью возложено на компьютер; оператор лишь наблюдает за работой самосвала. Искусственный интеллект FrontRunner способен запоминать рельеф местности, формируя виртуальную трехмерную карту. Шестиколесные монстры снуют по площадке со скоростью более 50 км/ч, что почти вдвое выше, чем у бывалых водителей. Столкновения и заторы здесь невозможны: точность ориентации роботов-самосвалов во времени и пространстве почти хирургическая — всего 1−2 см отклонения от заданных координат!

Сейчас дилетанты обсуждают вопрос, что будет с экономикой, в которой всю неквалифицированную работу и часть квалифицированной будут делать роботы. Даже в наше время встречаются люди, которые думают, что технологическая революция приведет к росту безработицы? Этому спору около 200 лет. Первыми заговорили об этом английские луддиты: они ломали ткацкие станки, грозившие отобрать у них работу. Но революция привела к созданию большого количества новых рабочих мест, облегчению условий труда, стимулировала людей получать хорошее образование. «Луддиты ошибались», но то и дело появляются поводы усомниться, так ли они были не правы. Многие уверены: на смену устаревшим профессиям придут новые, будут созданы новые рабочие места. Но есть и такие, кто ожидает стремительного роста безработицы.

Чтобы Россия вошла в пятерку государств, имеющих лучшею экономику, в ней должны жить оптимисты. Помните каким должен быть, по мненью В. Маяковского, сельский труженик – «посеет, попашет, попишет стихи». А Маркс говорил, что «Огромная производительность труда сведет необходимое рабочее время к минимуму, обязательный труд уступит место творческому труду, дающему наслаждение». Этого долго ждать, но стремится к этому надо всегда, мы же люди. Применение роботов в производстве приведет к сокращению рабочего дня. Производительность труда вырастит в десятки раз, буржуи лопнут от жиру. Надо будет организовывать 15 часовую неделю, с сохранением заработной оплаты. А для этого рекомендую жить по заповедям поэта

1. Сосредоточьтесь на точности вашего языка.

2. Старайтесь быть добрыми к своим родителям.

3. Старайтесь не слишком полагаться на политиков.

4. Старайтесь быть скромными.

5. Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы.

6. Умейте прощать.

Также есть агрегатор научно-популярных видео с различных информационных источников

Вспоминаю далекие времена. Еду на поезде по новой, только что построенной железной дороге. От бухты Ванина до Комсомольска на Амуре, длина 500 км. Поезд мчится по горам, его тащат по склонам гор и тоннелям два паровоза – один впереди, другой толкает на подъемах с зади. По дороге встречаются полустанки, оформленные под сказки. Стою у окна, смотрю на склоне горы кустарником выложен лозунг: МЫ РОЖДЕНЫ ЧТОБ СКАЗКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ! Здорово. Были же люди. Молодежь мечтала, бороздить океаны, лететь в космос, строить невиданное. Это и есть воспитание патриотизма. Ели чтобы жить, а жили не только для того, чтобы есть!

Л. П. Рябов.

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Источник

Наука — двигатель прогресса

Наука — двигатель прогресса

Мир переходит к постиндустриальному устройству общества. Это означает, что наука, которая в индустриальной экономике служила развитию промышленности, сегодня становится самодостаточной ценностью: ноу-хау уже само по себе превращается в капитал. При этом пик инновационной активности находится в точке пересечения государства, бизнеса и научных организаций. Вопрос лишь в том, как совместить интересы этих субъектов

По общему мнению экспертов, опрошенных «Сибирской нефтью», идеальных схем и универсальных форматов взаимодействия бизнеса и науки не существует. Но есть международные практики, которые грех не использовать в России, адекватно оценивая ситуацию и тренды. Очевидно, что цели бизнесменов и ученых различаются. Для бизнеса главное — генерировать прибыль, а традиционная задача научных исследований творческая — познание сущности явлений и мира. Ученые-теоретики ищут новые знания ради самих знаний, ученых-практиков больше интересует выражение знаний в конкретных изобретениях, но не факт, что эти изобретения уже имеют бизнес-потребителя. Только государство и сам бизнес могут инициировать научные исследования, имеющие точную практическую направленность.

«Силиконовые долины»

Классикой жанра стало создание и развитие американской Силиконовой долины — пожалуй, самого известного технологического центра в мире, объединяющего высокотехнологичные компании и высшие учебные заведения. Здесь потребность в новых технологиях стимулировала переход традиционных американских университетов в формат мощных научно-исследовательских, учебных и производственных комплексов. По сути, это совместный проект государства и бизнеса, так как значительное влияние на становление конгломерата оказала стабильная система госзаказов.

Очевидный успех Силиконовой долины вдохновил другие классические университеты мира на коммерциализацию научных разработок. Так начали культивировать бизнес-образование и развивать предпринимательскую практику внутри вузов. Впрочем, совместить ученого-исследователя и бизнесмена в одном субъекте очень сложно, вопрос расширения участия науки в экономике глубже изменения форматов деятельности образовательных учреждений.

В немецкой науке можно выделить четыре тренда, говорит Андреас Шлютер (Союз фондов для развития науки в Германии). Во-первых, растет третий сектор (некоммерческий сектор общества. — «СН»), когда компании выделяют все больше средств университетам. Во-вторых, работает так называемая инициатива для лучших ( excellence initiative ) — это финансирование общим объемом €2 млрд ежегодно для самых успешных университетов и образовательных кластеров. Также развивается краудфандинг, а компаниям, финансирующим научные разработки в университетах, предоставляются налоговые льготы.

Китайский путь стимулирования науки более административный, преимущественно через госструктуры, но с колоссальными вложениями. Во многих регионах Китая созданы департаменты науки и техники, которые управляют вузами, технопарками, бизнес-инкубаторами. Например, здесь работает Национальный восточный центр трансфера технологий ( NETC ), в сфере его ответственности в том числе внедрение научных достижений в экономику. При участии NETC в Китае функционируют десять технопарков, в бизнес-инкубаторах этого центра вылупилось уже более пяти тысяч инновационных компаний. У NETC пять зарубежных представительств, которые помогают китайскому бизнесу выходить на международные рынки и инвестируют в небольшие зарубежные стартапы.

Глобальный эффект

Сегодня мир становится все глобальнее — стираются границы, а вместе с ними в прошлое уходят и такие устаревающие экономические паттерны, как локальность, зависимость от трудовых ресурсов, жесткая иерархия. «Мировая экономика движется в сторону сетевой организации, которая является синтезом иерархического и рыночного способов социальной координации. Глобальный кризис, уничтожающий традиционные иерархии, стимулирует этот процесс, в результате чего рождаются кластеры с коллаборативным управлением, — считает Наталья Смородинская из Института экономики РАН. — Сетевая организация рождает инновационные экосистемы, где инновации нелинейны, а сотрудничество крайне важно».

Ведущие инновационные компании и экономики мира сегодня заказывают научные исследования по всему миру ровно так же, как комплектующие для своих производств. С точки зрения эффективности внедрения собственные и заимствованные технологии не различаются. Важно, чтобы бизнес получал именно то, что ему нужно. Здесь кроется актуальная проблема России, которая в силу известных обстоятельств вынуждена все больше опираться на собственные технологические разработки и внутренний научный потенциал. Без государственно-частного партнерства в инновационной сфере здесь не обойтись.

12 июля нынешнего года Госдума приняла в первом чтении законопроект, который позволит освободить проекты инновационных научно-технологических центров от налога на прибыль до достижения уровня окупаемости в 1 млрд рублей или на десять лет и от налога на добавленную стоимость (на десять лет), а также применять пониженные тарифы страховых взносов. Аналогичные льготы пока действуют только в Сколково. Изначально законопроект ориентировался на Московский государственный университет, на базе которого с 2013 года создается научно-технологическая долина «Воробьевы горы». Действие типового документа будет распространяться на любые научные организации, которые создают на своей территории научно-технологические центры.

Вектор развития

Анализ участия государства в развитии инноваций можно найти в свежем «Национальном докладе об инновациях в России», подготовленном «Российской венчурной компанией» (РВК). По мнению экспертов, опрошенных при подготовке доклада, фокус внимания российского государства за последние два года был в первую очередь направлен на стимулирование развития отечественных технологий и инновационной активности в среде крупных и средних компаний. Есть позиции, по которым действия государства оценили положительно более чем 70% экспертов. В частности, это формирование единой системы технологических приоритетов (технологических пакетов), внедрение мер по стимулированию создания и роста интеграторов (университетов, технологических брокеров и пр.), разработка системы материальных и нематериальных стимулов для научно-исследовательской деятельности, инструментов ускорения цикла перехода от фундаментальных к прикладным исследованиям. Отмечена разработка дополнительного инструментария, призванного стимулировать инновации в крупных компаниях, в том числе инновационные составляющие господдержки, рекомендации по организации системы управления инновациями.

Что касается зон роста для государственной инновационной политики, то здесь явно не хватает скоординированности действий различных государственных органов, требуется оптимизация функций объектов системы управления, а также разработка и внедрение системы мониторинга инновационной деятельности в стране на основе специальной панели индикаторов ( dashboard ). Инициативы, направленные на вовлечение в экономический оборот интеллектуальной собственности госкомпаний и госучреждений, остаются без должного внимания государства. Не хватает также внимания к вопросам защиты прав инвесторов и собственников инновационных компаний, нужны конкретные меры по снятию административных и регуляторных барьеров доступа к инновационным рынкам.

При этом вектор развития инновационной системы России позитивен, однако формирующие его тренды неустойчивы. Отставание России от стран, являющихся инновационными лидерами мира, сокращается по 22 из 62 показателей, относящихся к рамочным условиям развития инноваций. Сюда входят человеческий капитал, инфраструктура, зрелость отраслей, ценности. В ресурсах для инноваций (финансовое и материальное обеспечение, спрос и предложение технологий, кооперация науки и бизнеса, инновационная активность, госучастие) зафиксировано сокращение отставания по 7 показателям из 15.

Наука без патента

Директор Центра стратегического планирования и развития «Российской венчурной компании» Григорий Андрущак напоминает, что профессор Гарвардского университета Лорен Грэм, который занимался советской и российской наукой, объяснял эту проблему отсутствием культуры инноваций в нашей стране. «Посмотрим статистику ведущих российских университетов. В год они продают примерно по 5–10 лицензируемых результатов интеллектуальной деятельности. Для сравнения: Лозаннская школа политехнических наук (сопоставима со средним по размеру российским техническим университетом) регистрирует и реализует в год 180 научных продуктов. У ведущих американских университетов примерно такие же показатели. Топовые зарубежные школы в реализации своих исследований обходят нас в разы. Такое отставание вряд ли можно назвать соответствующим потенциалу нашей научной школы», — считает Григорий Андрущак.

На различных тематических конференциях обязательно высказывается мысль о том, что российские ученые в большинстве своем не готовы пристраивать результаты своей работы, причем это касается не только старшего поколения, но и молодых исследователей. «Возможно, все еще сказывается наследие советского прошлого, когда у вузов не было цели заработать на исследованиях. Например, мы общались с представителями высокотехнологичного бизнеса, активно работающего с одним из ведущих российских университетов. Коллеги отмечают, что даже молодые вузовские сотрудники не ориентированы на подобные вещи. Они видят свою задачу в получении сложных научных или инженерных результатов, в продвижении науки, а не в торговле научными результатами», — констатирует топ-менеджер РВК.

Пока большинство российских компаний только присматриваются к возможности инвестировать не только в материальные активы, но и в инновационные разработки, сблизить науку и бизнес пытаются на государственном уровне.

Инновации по программе

Российское государство не первый год пытается содействовать переводу отечественного бизнеса на инновационные рельсы, внимательно ищет рецепты, как свести экономику с наукой. В декабре 2011 года правительство России утвердило стратегию инновационного развития страны на период до 2020 года. В достаточно короткие сроки удалось разработать документы государственного стратегического планирования самого высокого уровня, регулирующие развитие инноваций в наиболее перспективных направлениях. Работают ключевые элементы инфраструктурной поддержки инноваций: инжиниринговые центры, центры прототипирования, промышленного дизайна, трансфера технологий и другие.

А за год до этого правительство инициировало создание программ инновационного развития (ПИР) в компаниях с государственным участием. Наравне с другими лидерами российской экономики такую программу разработала и «Газпром нефть». В 2015 году эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ) фиксировали первые результаты и некоторые успехи реализации ПИР.

В целом госкомпании (около 60 компаний), реализующие ПИР, обеспечивают около 20% российского ВВП. Во ВШЭ подсчитали, что темп прироста объемов исследований и разработок, демонстрируемый компаниями за период реализации ПИР, практически втрое превышает средний по экономике. По оценке Центра стратегических разработок (ЦСР), благодаря программам инновационного развития удалось достичь роста финансирования инноваций госкомпаниями с 560 млрд рублей в 2011 году до 1,346 трлн рублей в 2016 году.

«Государственная инициатива по разработке программ инновационного развития госкомпаний неоднократно подвергалась критике со стороны экспертного сообщества и часто характеризовалась не иначе как «принуждение к инновациям». Однако эта политика отчасти была оправдана исторически сложившимися условиями функционирования компаний с госучастием — низкоконкурентной средой и нередко монопольным положением на рынке, отсутствием экономических стимулов для инновационной деятельности. В такой ситуации формирование подобного рода искусственных инструментов государственного воздействия, как ПИР, оставалось фактически единственной возможностью переломить текущие тренды», — констатируют авторы доклада ВШЭ.

Значимым результатом ПИР стали устойчивые кооперационные связи большинства госкомпаний с определенной когортой отраслевых научных и проектных организаций. Заказы на исследования и разработки носят достаточно стабильный характер и стали важным источником поддержки и развития вузовской науки: так, к 2013 году его масштабы выросли на 35% по сравнению с уровнем 2011 года. Авторы доклада отмечают распространение практики формирования в некоторых госкомпаниях расширенных научно-технических и экспертных советов по инновациям с участием представителей вузов и научных организаций, а также усиление участия компаний в деятельности технологических платформ и инновационных территориальных кластеров. В целом, по данным опроса ВШЭ, представители госкомпаний оценивают государственную политику разработки и реализации ПИР как эффективную.

Источник

Тургумбаев Арман Алибаскарович

По окончанию аспирантуры продолжаю заниматься наукой и не оставляю мысли о защите кандидатской диссертации по отечественной истории. Я занимаюсь вопросами формирования и популяризации государственной идеологии в царствование Николая I с помощью материалов периодической печати. Имею публикации в различных изданиях, в том числе и в рекомендованных ВАК. Здесь буду выкладывать свои достижения в научной сфере, публикации. Готов к обсуждению, сотрудничеству, с удовольствием выслушаю замечания и предложения по вопросам научной деятельности.

Скачать:

Предварительный просмотр:

Тургумбаев А.А., преподаватель,

Самарский государственный университет путей сообщения,

В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Аннотация: статья посвящена изучению сущности имперской идеологии в России на основе анализа исследований отечественных историков. В работе сделан вывод о том, что в развитии государственной имперской идеологии условно можно выделить три периода, первый из которых ознаменовался возникновением религиозно-политической концепции «Москва – третий Рим». Второй период отмечен оформлением собственно имперской идеологии в период правления Петра I, по инициативе которого были проведены реформы, способствовавшие укреплению самодержавной власти. Третий период характеризуется широкой пропагандой и реализацией государственной идеологии в имперской России, которая пришлась на вторую четверть XIX века, когда была сформулирована теория «официальной народности». Эта теория была призвана стабилизировать внутриполитическое развитие страны и препятствовать проникновению революционных идей с Запада. В современной исторической науке вопросы имперской идеологии приобретают особую актуальность. Особенно перспективными являются исследования, главной целью которых стал анализ работы властных структур и общественности, формировавших и реализовавших государственную идеологию в нашей стране.

Ключевые слова: имперская идеология, историография, теория «Москва – третий Рим».

Изучение идеологического наследия имперского периода дореволюционной России актуализируется в современном обществе. Появилось большое количество работ по истории, философии, политологии, в предметном поле которых находится изучение, как проблемы формирования общенациональной идеи, так и исследование исторического процесса складывания государственной идеологии в России XV-XIX веков. Анализ ценностного и мировоззренческого содержания дореволюционной идеологии показывает, что одной из центральных становилась идея сильного государства, империи. В современной России происходят похожие процессы. Л. Н. Панкова и О. Г. Леонова отмечают, что «в стране наблюдается подтверждаемая социологическими опросами ностальгия по сильному государству с осмысленной и целенаправленной внутренней и внешней политикой, исходящей из национальных интересов. Таким государством в национальном сознании и выступает Российская империя» [15, с. 92].

Имперская идеология становилась предметом изучения в современной исторической науке и обществоведческих дисциплинах. С. В. Лурье, рассматривая преемственность римской и российской имперской традиции, называет духовный универсализм и политический изоляционизм «центральным принципом» всей мировых империй. Исследователь приходит к выводу о том, что «с некоторой осторожностью можно утверждать, что имперская система во многих своих аспектах не зависит от этнической и психологической специфики» [12, с. 133]. И. Г. Яковенко в статье «От империи к национальному государству (попытка концептуализации процесса)» [22] напротив, изучает взаимосвязь ментальности и имперского сознания. Н. И. Красняков в работе «Опыт исследования имперской проблематики: направления и содержание» [11] рассматривает империю как государственно-правовой институт, отличающийся спецификой функционирования политической сферы. Таким образом, имперская идеология, сформировавшаяся в дореволюционной России, изучается, главным образом, в контексте понимания природы самой самодержавной империи и её особенностей. Целью нашей работы является доказательство того, что имперская идеология была важнейшей сущностной характеристикой имперского государства, тесно связанной с господствовавшей системой ценностей, внутренней и внешней политикой. Основу нашего исследования составил анализ историографических проблем в изучаемой области, показывающий развитие исторических знаний по теме имперской идеологии.

Прежде всего, внимание исследователей привлекает дефиниция «империи» как таковой, без четкого определения которой невозможно рассуждать о содержании имперской идеи. Формулировка определения является сложной задачей, так как человечество на разных этапах своего развития вкладывало в понятие империи различный смысл, принципиально менялось отношение к имперскому строю. А. А. Калмыков показал широкий набор дефиниций «империи»: «В словарях толкования этого термина варьируются от государства, управляемого императором, до некоторой очень сложной полиэтнической и поликонфессиональной конструкции управляемой центральной властью [9]. Он справедливо отметил, что до настоящего времени «не выработано более или менее внятного списка признаков, по которым можно было то или иное государственное образование отнести к империи» [9]. Мы же понимаем под империей определенную форму территориально-государственного устройства, сочетающую в себе такие признаки, как большая занимаемая территория, наличие центра и периферийной подчиненной части, этнокультурная и социально-экономическая разнородность населения. Важнейшим признаком империи является наличие особой идеологии, кото рая выполняет функцию объединения и сплочения этносов, представителей различных конфессий и социальных групп в рамках единого государства. Как отмечает Н. И. Грачев, «империя всегда есть государство идеократическое (или даже теократическое), имеющее свою систему базовых ценностей, убеждений, свою «идею-правительницу», религиозную или этическую» [7, с. 24].

Еще одной важной историографической проблемой является изучение государственной идеологии как основы империи. Термин «идеология» появился в XVIII веке, когда французский ученый Дестют де Траси по пытался создать науку об общих принципах формирования идей. Вплоть до сегодняшнего времени он имеет множество определений: «В настоящее время политические элиты и СМИ в дискуссиях о перспективах идеологии государства используют … понятийно-терминологические интерпретации, зачастую подменяя одно понятие другим, путая идеологию как основу государственной ценности России и философские категории, отражающие систематизированное обобщение национального самосознания в его надвременном бытии» [5, с. 136]. С. А. Богомолов определяет идеологию как «систему взаимосвязанных идей, основанных на исторической традиции определенной социальной, политической или национальной общности, которые формулируются в виде политических программ и теоретических концепций» [4, с. 38]. Разграничивая национальную, политическую и государственную идеологии и отмечая исключительно высокую значимость последней, О. В. Вольтер выделяет три ее основные функции: она выступает в качестве основной движущей силой общественного развития, повышает легитимность власти и укрепляет в глазах населения свои позиции и определяет линию поведения граждан [5, с. 136-137].

Зарождение российской идеологии в форме имперской идеи произошло на рубеже XV-XVI веков в московский период развития Русского централизованного государства. Она была сформулирована в концепции «Москва – третий Рим», автором которой стал настоятель псковского Спасова-Елеазарова монастыря Филофей. Квинтэссенцией данной доктрины были строки: «Блюди и внемли, благочестивый царю, яко вся христианская царства снидошася в твое едино, яко два Рима падоша, а третий (Москва) стоит, а четвертому не быти» [17]. В дореволюционной историографии эта концепция признавалась в качестве идеологической основы более поздних имперских теорий. Так, С. Ф. Платонов писал: «Мы видим, действительно, что как раз с той поры, когда будто бы утверждаются у нас византийские идеалы, наша государственная и общественная жизнь медленно, но бесповоротно вступает на тот действительно новый путь, который привел к «реформе Петра» [17]. Советская историография эту теорию рассматривала как необходимую для процесса централизации Московской Руси. Н. Н. Масленникова в статье «К истории создания теории «Москва – третий Рим» оценивала её следующим образом: «Несомненно, теория помогла облечь растущую власть Москвы все более увеличивающимся духовным авторитетом, хотя она и не находила прямого выражения в действительной политической практике Московского государства» [14].

Как доказала Е. А. Бауэр, в XX веке среди отечественных исследователей сформировалось два противоположных взгляда на вопрос происхождения теории «Москва – третий Рим»: «Часть из них (Н. Ф. Каптерев, М. В. Довнар-Запольский, Е. Ф. Шмурло) придерживалась точки зрения относительно религиозной направленности данной идеи, другие (И. А. Кириллов, В. Е. Вальденберг, Н. С. Чаев, О. В. Трахтенберг, В. С. Покровский, А. Н. Сахаров) придают ей политическое звучание» [3, с. 23-24]. С нашей точки зрения, данная теория представляет собой тесное взаимодействие религиозного и государственного начал в средневековой Руси. Изначально эта идея развивалась в религиозном аспекте (была призвана укрепить мысль о новой роли Русской Православной церкви в христианском мире и о повышении ее международного статуса после падения Константинополя). В дальнейшем произошло смещение акцента теории с духовной сферы на политическую: концепция третьего Рима стала применяться в качестве обоснования территориальных претензий и внешнеполитической экспансии.

Процесс формирования и развития имперской идеологии как средства консолидации дворянского сословия и формирования мировоззрения всего общества в целом начался с правления Петра I, в это же время государству официально был присвоен статус «империя». Феофан Прокопович, выступавший в качестве идеолога петровских реформ и самодержавия, рассматривал проблему взаимоотношений между государством, монархом и народом следующим образом: «Появляется теория ответственности монарха за порученное ему государство и за народ; кроме того, была сформулирована идея «государственной пользы», к которой должны быть направлены труды монарха» [19, с. 44]. В качестве признаков, определивших сущность имперского сознания в этот период времени, Е. Н. Марасинова выделила такие как, «могущество и слава расширяющей свои границы России, определенный уровень образованности, цивилизованности, приобщенности к европейской культуре, … культ непререкаемой ценности службы монарху [13, с. 658]. Для обоснования неограниченного характера императорской власти при Петре I активно использовались идеи богоизбранности монарха и служения Отечеству во имя общего блага.

Историки отмечали, что помимо идеологии в обосновании величия империи и самодержца в первой четверти XVIII столетия стали применяться и символические средства. По мнению Л. Б. Алимовой, символом могущества государства и определенного социального положения дворянской знати стали предметы роскоши, которые при Петре I относились к ценностям совершенно особого рода, позволяющим продемонстрировать статус знати, идентифицировать свою коллективную идентичность через обладание определенными предметами и показать богатство и превосходство Российской империи [1, с. 25-26]. Последнее свидетельствует о формировании системы ценностей самодержавия и правящего сословия как основы имперской идеологии. «Роскошь была наиболее очевидным свидетельством исключительности, демонстрацией отличия. Показная, бьющая на внешний эффект, она символизировала силу и власть» [2, с. 68]. Имперская идея, таким образом, подкреплялась материальными и духовными элементами повседневной жизни, становилась основой эффективной идеологии, консолидирующей сначала правящую верхушку, а затем и общество.

В годы правления Николая I имперскую государственную идеологию развивала теория «официальной народности», разработанная графом С. С. Уваровым. Эта идеологическая доктрина впервые получила такое название в работах русского литературоведа А. Н. Пыпина, который видел сущность этой теории в том, что «Россия есть совершенно особое государство и особая национальность, не похожие на государства и национальности Европы» [18, с. 113]. Исходя из того, что теория официальной народности была создана для сохранения существующих порядков, он рассматривал такой компонент идеологемы как народность, в качестве «эвфемизма, обозначавшего собственно крепостное право» [21, с. 92].

Среди работ дореволюционной историографии, рассматривающих генезис и сущность уваровской триады «православие – самодержавие – народность», можно выделить статью А. А. Корнилова «Теория официальной народности и внутренняя политика Николая I» [10]. По его мнению, создателем системы «официальной народности» фактически являлся Н. М. Карамзин, изложивший свои мысли в «Записке о древней и новой России», которые оказали значительное идеологическое влияние на Николая I и его министра. В советской исторической науке акцент делался на изучении революционного и либерального направления общественно-политической мысли, поэтому теория «православие – самодержавие – народность» рассматривалась крайне редко и в большинстве случаев оценивалась историками как исключительно негативное, реакционное явление, ставившее своей задачей консервацию существующего политического режима и создание идеологического барьера для восприятия прогрессивных европейских идей.

В современной исторической науке возрос интерес к изучению концепции консерватизма, что привело к появлению достаточно объективных исследований и статей об идеологической доктрине С. С. Уварова, ее генезисе, особенностях и значении в истории Российской империи. Среди них можно выделить работу А. Л. Зорина, который в статье «Идеология «Православие – самодержавие – народность» и ее немецкие источники» [8] вслед за советским философом Г. Г. Шпетом, сделал вывод о преемственности идей графа С. С. Уварова философии немецкого романтизма. М. М. Шевченко, изучавший внутреннюю политику императора Николая I, выступал за отказ от термина «теория официальной народности». По его мнению, он является устаревшим, не соответствующим современным представлениям о государственной идеологии данной эпохи и «не столько объясняет консервативные тенденции в российской истории, сколько запутывает или блокирует их серьезное изучение» [21, с. 104].

Ряд исследователей считают, что в последние годы правления Николая I произошел крах идеологической доктрины С. С. Уварова. На наш взгляд, такая оценка является недостаточно объективной. По справедливому замечанию С. В. Удалова, «триада Уварова сохранила свое значение в качестве официальной идеологии, однако программа министра просвещения, подразумевающая более гибкую политику и рассчитанная на более длительные сроки, потеряла свою актуальность для русского самодержавия [20, с. 100]. В последние годы правления Николая Павловича преобразования ограничительно-запретительного характера в области образования и цензуры получили первостепенное значение, в то время как пропаганда и реализация доктрины Уварова отошли на второй план. Тем не менее, теория «официальной народности» (во всяком случае, ее базовые идеологические конструкции) продолжали составлять основу государственной идеологии и определять направление внутриправительственного курса.

Таким образом, в развитии государственной имперской идеологии в истории России условно можно выделить три периода. Первый период ознаменовался возникновением религиозно-политической концепции «Москва – третий Рим», укрепившей положение Русской Православной церкви и способствовавшей завершению централизации государства. Оформление собственно имперской идеологии, соответствующей системе ценностей самодержавия, произошло в период правления Петра I. Широкая пропаганда и реализация имперской идеологии во внутренней и внешней политике, в образовании и культуре, в социальной сфере и периодической печати пришлись на вторую четверть XIX века с оформлением теории «официальной народности». Она была призвана стабилизировать внутриполитическую ситуацию и препятствовать проникновению революционных идей с Запада.

Анализ историографии по проблеме генезиса и теоретического развития имперской идеологии показывает неоднозначное отношение к ней исследователей, противоречивые оценки её влияния на развитие социума. Общим для всех, однако, является понимание значения имперской идеологии в утверждении единства и силы Российского государства, в необходимости которых ученые не сомневаются.

2. Алимова Л.Б. Декоративно-прикладная роскошь в России (1700-1914 годы) : Монография. – М. : Изд-во «Глобус», 2006. – 342 с.

4. Богомолов С.А. Имперская идеология как система ценностей // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2009. – № 4 (12). – С. 37–45.

5. Вольтер О.В. Феномен идеологии в современной России // Вестник Волгоградского государственного университета. – 2009. – № 1 (15). – С. 134-140.

6. Выступление Президента Российской Федерации Путина В.В. на пленарном заседании международного дискуссионного клуба «Валдай» от 21.09.2013 // Российская газета. – 2013. – 26 сентября. – С. 4–5.

7. Грачев Н.И. Империя как форма государства: понятие и признаки // Вестник Волгоградского государственного университета. – 2012. – № 2 (17). – С. 18-28.

8. Зорин А.Л. Идеология «Православие – самодержавие – народность» и ее немецкие источники // В раздумьях в России (XIX век). – 1996. – С. 105-128.

9. Калмыков А.А. Имперская идея в российском обществе – опыт аксиокоммуникативного анализа // Оптимальные коммуникации. 16.02.12. URL: http://jarki.ru/wpress/2012/02/16/2985/

10. Корнилов А.А. Теория «официальной народности» и внутренняя политика Николая I // Книга для чтения по истории нового времени. – 1914. – Т.IV. Ч.II – C. 86-118.

11. Красняков Н.И. Опыт исследования имперской проблематики: направления и содержание // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2013. – № 4 (31). – С. 81-85.

12. Лурье С.В. От древнего Рима до России XX века: преемственность имперской традиции // Общественные науки и современность. – 1997. – № 4. – С. 123-133.

13. Марасинова Е.Н. Имперская доктрина российского самодержавия в XVIII веке // Российская Империя от истоков до начала XIX века. Очерки социально-политической и экономической истории. – М.: Русская панорама, 2011. – С. 657-745.

14. Масленникова Н.Н. К истории создания теории «Москва – третий Рим» (По поводу статьи Н.Е. Андреева «Филофей его послание к Ивану Васильевичу») [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://feb-web.ru/feb/todrl/t18/t18-569.htm

15. Панкова Л.Н., Леонова О.Г. «Имперская идея» как актуальный концепт политической культуры // Обозреватель. – 2007. – № 3. – С. 92-100.

16. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Церковь и народ на путях духовного возрождения // Социально-гуманитарные знания. – 1999. – №3. – С. 5.

Читайте также:  Номер двигателя тундра 2008

17. Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. [Электронный ресурс]: URL: http://www.hrono.ru/libris/lib_p/platonovsf.php

18. Пыпин А.Н. Характеристики литературных мнений от 20-х до 50-х годов. – 3-е изд. – СПб.: Колос, 1906. – 590 с.

19. Сидоренко О. В. Историография отечественной истории (IX – начало XX вв.): учебное пособие. – Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2004. – 299 с.

20. Удалов С.В. Государственная идеология в России второй четверти XIX века: Пропаганда и реализация : дис…. канд. ист. наук. – Саратов, 2005. – 236 с.

21. Шевченко М.М. Понятие «теория официальной народности» и изучение внутренней политики императора Николая I // Вестник Московского университета. Сер. 8. История. 2002. № 4. С. 89–104.

22. Яковенко И.Г. От империи к национальному государству (попытка концептуализации процесса) // Полис. – 1996. – № 6 (36). – С. 117-128.

2. Alimova L.B. Dekorativno-prikladnaja roskosh’ v Rossii (1700-1914 gody) : Mono-grafija. – M. : Izd-vo «Globus», 2006. – 342 s.

4. Bogomolov S.A. Imperskaja ideologija kak sistema cennostej // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Povolzhskij region. Obshhestvennye nauki. – 2009. – № 4 (12). – S. 37–45.

5. Vol’ter O.V. Fenomen ideologii v sovremennoj Rossii // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2009. – № 1 (15). – S. 134-140.

6. Vystuplenie Prezidenta Rossijskoj Federacii Putina V.V. na plenarnom zaseda-nii mezhdunarodnogo diskussionnogo kluba «Valdaj» ot 21.09.2013 // Rossijskaja gazeta. – 2013. – 26 sentjabrja. – S. 4–5.

7. Grachev N.I. Imperija kak forma gosudarstva: ponjatie i priznaki // Vestnik Volgo-gradskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2012. – № 2 (17). – S. 18-28.

8. Zorin A.L. Ideologija «Pravoslavie – samoderzhavie – narodnost’» i ee nemeckie istochniki // V razdum’jah v Rossii (XIX vek). – 1996. – S. 105-128.

9. Kalmykov A.A. Imperskaja ideja v rossijskom obshhestve – opyt aksiokommunikativ-nogo analiza // Optimal’nye kommunikacii. 16.02.12. URL: http://jarki.ru/wpress/2012/02/16/2985/

10. Kornilov A.A. Teorija «oficial’noj narodnosti» i vnutrennjaja politika Nikolaja I // Kniga dlja chtenija po istorii novogo vremeni. – 1914. – T.IV. Ch.II – C. 86-118.

11. Krasnjakov N.I. Opyt issledovanija imperskoj problematiki: napravlenija i so-derzhanie // Vestnik Altajskoj akademii jekonomiki i prava. – 2013. – № 4 (31). – S. 81-85.

12. Lur’e S.V. Ot drevnego Rima do Rossii XX veka: preemstvennost’ imperskoj tra-dicii // Obshhestvennye nauki i sovremennost’. – 1997. – № 4. – S. 123-133.

13. Marasinova E.N. Imperskaja doktrina rossijskogo samoderzhavija v XVIII veke // Rossijskaja Imperija ot istokov do nachala XIX veka. Ocherki social’no-politicheskoj i jeko-nomicheskoj istorii. – M.: Russkaja panorama, 2011. – S. 657-745.

14. Maslennikova N.N. K istorii sozdanija teorii «Moskva – tretij Rim» (Po povodu stat’i N.E. Andreeva «Filofej ego poslanie k Ivanu Vasil’evichu») [Jelektronnyj re-surs]. – Rezhim dostupa: http://feb-web.ru/feb/todrl/t18/t18-569.htm

15. Pankova L.N., Leonova O.G. «Imperskaja ideja» kak aktual’nyj koncept politiche-skoj kul’tury // Obozrevatel’. – 2007. – № 3. – S. 92-100.

16. Patriarh Moskovskij i vseja Rusi Aleksij II. Cerkov’ i narod na putjah duhovnogo vozrozhdenija // Social’no-gumanitarnye znanija. – 1999. – №3. – S. 5.

17. Platonov S.F. Polnyj kurs lekcij po russkoj istorii. [Jelektronnyj resurs]: Biblioteka Hronosa. URL: http://www.hrono.ru/libris/lib_p/platonovsf.php

18. Pypin A.N. Harakteristiki literaturnyh mnenij ot 20-h do 50-h godov. – 3-e izd. – SPb.: Kolos, 1906. – 590 s.

19. Sidorenko O. V. Istoriografija otechestvennoj istorii (IX – nachalo XX vv.): uchebnoe posobie. – Vladivostok: Izdatel’stvo Dal’nevostochnogo universiteta, 2004. – 299 s.

20. Udalov S.V. Gosudarstvennaja ideologija v Rossii vtoroj chetverti XIX veka: Pro-paganda i realizacija : dis…. kand. ist. nauk. – Saratov, 2005. – 236 s.

21. Shevchenko M.M. Ponjatie «teorija oficial’noj narodnosti» i izuchenie vnutrennej politiki imperatora Nikolaja I // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 8. Istorija. 2002. № 4. S. 89–104.

22. Jakovenko I.G. Ot imperii k nacional’nomu gosudarstvu (popytka konceptualiza-cii processa) // Polis. – 1996. – № 6 (36). – S. 117-128.

Turgumbaev A.A., teacher

Samara State Transport University in Orsk

IMPERIAL IDEOLOGY IN THE NATIONAL HISTORIOGRAPHY

Abstract: the article is devoted to the nature of the imperial ideology in Russia on the basis of the analysis of Russian scientists’ works. In this work there is a conclusion that in the development of the state imperial ideology one can point out three periods. The first of which is characterized with the appearance of the religious and political concept «Moscow – the third Rome». Later the formation of the imperial ideology itself happened during the reign of Peter I who took the lead in reforms which facilitated the consolidation of the autocracy. However the strongest propagation and realization of the state ideology in imperial Russia appeared in the second quarter of the XIX century when the theory of «the official national character». This theory was designed to stabilize the internal political development in the country and prevent the spread of the revolutionary ideas from the West. In modern historical science the imperial ideology’s questions are very popular. The most perspective are the researches, the purpose of which is the analysis of the work of power structures and the public, which form and realize the state ideology in the country.

Предварительный просмотр:

Самарский государственный университет путей сообщения, филиал в г. Орске

Министерство народного просвещения в 1-ой пол. XIX века:

процесс формирования и особенности деятельности

В процессе проведения реформы государственного управления Российской империи 8 сентября 1802 г. Александр I издал манифест, который провозглашал появление нового центрального государственного учреждения – Министерство народного просвещения, воспитания юношества и распространения наук (далее – МНП). Министерство образования и науки Российской Федерации, которое является правопреемником аналогового учреждения императорского периода, в сентябре 2012 г. отметило 210-летний юбилей. Данное обстоятельство вызывает интерес исследователей, что выражается в появлении научной литературы, посвященной вопросам устройства и функционирования МНП и государственной деятельности в области просвещения. В данной статье изучаются причины образования МНП как центрального государственного учреждения и условия, определяющие деятельность министерства в 1-ой пол. XIX в.

История становления системы образования в Российской империи начинается с XVIII в. и, в первую очередь, связана с деятельностью Петра I и Екатерины II. В период петровских преобразований у государства возникла потребность в квалифицированных кадрах, обладающих знанием математических и естественных наук, владеющих прикладными ремесленными навыками. Это обстоятельство стало главной причиной того, что многие исследователи именуют как «кардинальную трансформацию российских педагогических традиций» [1, с. 6] и привело к открытию в России большого количества школ различной направленности. Однако в период правления Петра I государственная система в области просвещения не сформировалась, что большинство историков образования объясняют следующим образом: «он (т.е. император – А.Т.) смотрел на задачи государства в развитии образования с утилитарной точки зрения: были необходимы специалисты, и Петр не останавливался ни перед какими трудностями, чтобы их получить» [2, с. 39].

В правление Екатерины II были предприняты такие важные шаги в сфере образования как утверждение в 1764 г. «Генерального учреждения о воспитании обоего пола юношества», создание Института благородных девиц, положившего началу женскому среднему образованию, а также принятие в 1786 г. Устава народных училищ [1, с. 6].

Предпринимаемые меры в сфере просвещения в течение XVIII в. характеризуются как начальный этап оформления системы образования, в котором закладывались предпосылки к учреждению МНП. Отсутствие в это время государственного органа, целенаправленно занимавшегося вопросами просвещения и воспитания граждан, определялось самой спецификой сознания того времени. Дело в том, что общество рассматривало процесс образования делом каждого человека в отдельности, а потому и государство не ощущало потребности в основании подобного учреждения. Историк образования С.В. Рождественский в Историческом обзоре деятельности МНП оценивал значение преобразовательных реформ XVIII в. следующим образом: «так сложилось, от Петра Великого до Екатерины II, профессиональное образование, проникнутое строго сословным духом. Ни в учебном, ни в административном отношениях оно не было подчинено одному общему плану, стройной системе. Профессиональные школы призваны были удовлетворять неотложные практические потребности разных ведомств: духовного, военного, морского, горного, медицинского. При этих условиях не могло сложиться и единство учебного управления. Оно было разбито между подлежащими ведомствами» [5, с. 4].

Министерская реформа нач. XIX в. была ответом на вызов времени: возникла необходимость устранения устаревших коллегий и утверждения отраслевой системы управления, основанной на единоначалии и прямой ответственности руководителей отрасли перед императором. Основной единицей такой системы стали министерства. Таким образом, в 1802 г. в правление Александра I в рамках общего процесса создания министерской системы управления было основано МНП как центральное учреждение, с оформлением которого в империи начинает формироваться государственная система образования. Факт выделения вопросов просвещения в отдельную отрасль свидетельствовало о достаточно высоком значении данной сферы в жизни государства и общества.

Вплоть до 1917 г., исключая семилетний период когда учреждение находилось в составе Министерства духовных дел и народного просвещения, основные вопросы образования, воспитания и цензуры находились в введении этого учреждения. Однако стоит отметить, что в системе образования того времени начинает складываться так называемый институциональный плюрализм, который характеризуется как «многообразие форм образовательных организаций, их организационно-правовой формы, ведомственной подчиненности, состава учредителей и источников финансирования» [6, с. 27]. Сущность институционального плюрализма в отечественной системе просвещения выражалась в функционировании различных научно-образовательных подсистем, которые находились в подчинении других ведомств. Например, «в конце XVIII – начале XIX вв. были созданы образовательные, художественные и научные учреждения, которые курировали непосредственно члены царской фамилии. Часть этих учреждений были объединены позже в Ведомстве Императрицы Марии и Министерстве Императорского Двора» [там же, с 27]. Кроме того, функцию контроля за цензурой в Российской империи того времени, кроме самого МНП, осуществляло III Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

Многие исследователи отмечают, что «государственное развитие России осуществлялось исторически в режиме чередующихся инверсий идеологических парадигм» [4, с. 1049]. По сложившейся в российской историографии традиции эту череду событий принято рассматривать как смену либерально-демократического курса Александра I консервативной направленностью политики Николая I. Распространение указанной закономерности на сферу образования представляется вполне логичным, что подтверждает мнение Богуславского М.В.: «после каждой реформы, ставящей целью существенную трансформацию всей системы просвещения, в России осуществлялась стабилизирующая контрреформа, преследующая цель возвращения к прежним (традиционным) ориентирам, хотя и несколько освоевременным в соответствии со спецификой социально-политической ситуации [1, с. 6].

В правление Александра I реформы в области образования действительно носили либеральный характер. К ним можно отнести создание нового положения «Об устройстве учебных заведений» 1803 г., открытие ряда университетов, получивших устав, который провозглашал достаточно широкую самостоятельность в своей деятельности, принятие в 1804 г. цензурного устава, отменявшего запрет на ввоз заграничной литературы, предполагавшего издание на русском языке сочинений европейских просветителей. Однако уже в николаевской России целый комплекс внутри- и внешнеполитических событий предопределили строго консервативный курс императора с опорой на силы традиционализма, ставящей своей целью стабилизацию монархического государственного строя и борьбу с революционным движением.

Следует отметить, что уровень развития и особенности системы образования в государстве, помимо уровня социально-экономического развития общества, зависят от реализуемого внутриполитического курса и личных взглядов императора. По справедливому замечанию Шевченко М.М. «Углубленное изучение хода политики русского самодержавного правительства первой половины XIX столетия в области народного просвещения, а также печати, побуждает современного исследователя отнестись к личности императора Николая I, по-прежнему, с пристальным вниманием. Уже сама укорененность выражения «николаевская эпоха» как в общественном сознании дореволюционной России, так и в целом в исторической литературе, не позволяет забыть, что любое политическое начинание данного ведомства так или иначе укладывается в диапазон личных представлений властного самодержца о характере, значении и перспективах системы общего образования, а также и цензуры, в государстве» [7, с. 100]. Личный взгляд императора Николая I на науку и образование был во многом схож со взглядами Петра I, император рассматривал эти сферы духовной жизни общества исключительно в утилитарно-прикладном плане, о чем свидетельствует его широко известная фраза: «Мне не нужно ученых голов, мне нужны верноподданные» [7, с. 105].

Основную часть правления Николая Павловича пост министра народного просвещения занимал граф С.С. Уваров (1833-1849 гг.), который сформулировал основные принципы охранительной идеологии, легшие в основу не только области просвещения но и всей государственной идеологии николаевской России. Сущность этих принципов, вошедших в историю под названием теории «официальной народности», были раскрыты С.С. Уваровым во всеподданнейшем докладе императору от 19 ноября 1833 года: «О некоторых общих началах, могущих служить руководством при управлении Министерством народного просвещения». Он назвал своим лозунгом на посту министра вверенного ему ведомства следующее выражение: «Народное воспитание должно совершаться в соединенном духе Православия, Самодержавия и Народности» [3, с 103]. Министр уделял в своей программе большое внимание православному религиозному мировоззрению, отстаивал самодержавие как наиболее подходящую форму государственного устройства для Российской империи и утверждал, что православие и самодержавие отвечают духу русского народа.

С.С. Уваров отмечал высокое значение своего ведомства в общей системе государственных учреждений, что выражалось, например, в том же докладе императору «Правительству, конечно, в особенности Высочайше вверенному мне Министерству, принадлежит собрать их (т.е. религиозные, моральные и политические понятия. – А.Т.) в одно целое и связать ими якорь нашего спасения» [3, с. 103]. Таким образом, можно без преувеличения сказать, что Сергей Семенович был первым российским министром народного просвещения, который реально осознавал значение и потенциал своего ведомства.

В течение XVIII в. в отечественной истории закладывались и развивались предпосылки к возникновению государственной образовательной системы, что связано в первую очередь с просвещенческой деятельностью Петра I и Екатерины II. В начале XIX века появилась потребность в центральном государственном учреждении, который бы занимался вопросами организации системы образования. В 1802 г. в рамках министерской реформы эта потребность была удовлетворена основанием МНП как центрального государственного учреждения. Его деятельность определялась рядом факторов, к которым можно отнести выбранный курс императора и личные взгляды главы МНП на цели и задачи вверенного ему ведомства, его соображения по поводу устройства системы просвещения в целом. Деятельность МНП в 1-ой пол. XIX в. условно можно разделить на два периода: этап александровского либерального реформаторства и расцвета николаевской консервативной охранительной идеологии. В правление Николая Павловича роль МНП существенно выросла, а его деятельность приобрела широкий размах. Главным образом это было вызвано реализацией теории официальной народности под руководством С.С. Уварова с 1833 по 1849 гг.

Источник

Наука двигатель тех прогресса

Когда на свете появляется гений, то узнать его можно хотя бы по тому, что все тупоголовые соединяются в борьбе против него.

Если обратиться к истории, то приходится с сожалением отметить, что все научные открытия были сделаны гораздо раньше, чем их официально признали правдивыми. Ученые испокон веков берут за истину давно выведенный закон, и любое отклонение от норм вводит светлые умы в шоковое состояние.

Один из ярких примеров – летательное устройство Можайского, над разработкой которого он начал работать еще в 1876 году. В то время никто из конструкторов, даже в своих самых смелых мечтах, не мог представить, что устройство тяжелее воздуха сможет совершить управляемый полет. По мнению ученых и конструкторов, все внимание стоило сосредоточить на развитии махолёта и разработках винтокрылых аппаратов.

Первое в мире испытание самолета, созданного Можайским, прошло 20 июля 1882 года. Аппарат смог оторваться от земли и пролететь небольшое расстояние, после чего потерял скорость и спикировал вниз, повредив крыло. Над Можайским в открытую потешались, финансирования и возможности восстановить аппарат и доработать его ни государство, ни меценаты не дали. Александр Фёдорович все же продолжил свои работы, но из-за нехватки средств, так и не добился логического завершения эксперимента.

Земмельвейс раскрыл секрет после недолгих наблюдений – зачастую, одни и те же врачи препарировали трупы в морге, находившемся в том же отделении, а после шли принимать роды. В 1846 году Земмельвейс предложил врачам дезинфицировать руки раствором хлорной извести, дабы избежать попадания инфекции на слизистые оболочки рожениц. Не взирая на то, что данный метод дал ошеломительный результат и помог уменьшить смертность на родильных столах с 29% до 1,2%, юного акушера подняли на смех его же коллеги. Медицинское сообщество устроило травлю венгерскому врачу, причем настолько беспощадную, что Земмельвейс, вскоре, попал в психиатрическую больницу, где и скончался. А в это время женщины продолжали умирать на родильных столах из-за элементарного отсутствия дезинфекции рук врачей.

Признание молодой акушер получил уже после своей смерти – в 1906 году, в Будапеште, был установлен памятник Игнацу Земмельвейсу, на постаменте которого увековечили надпись «Спаситель матерей».

Или вспомнить создателя «неевклидовой геометрии» Николая Ивановича Лобачевского. Открытия этого ученого опередили практически на полвека развитие подхода к математике того времени. Именно поэтому, его теории подвергались жестким насмешкам, а самого ученого заклеймили «непризнанным» и при каждом удобном случае потешались над его открытиями, которые, спустя почти 50 лет, совершили революционный переворот в философии и геометрии.

После, один из его последователей написал следующие строки:

«Николай Иванович, прости нам,
Так устроен уж евклидов мир.
В жизни воздается и кретинам,
После смерти – гениям одним!»

Казалось бы, исторические примеры весьма показательны, но истории свойственно повторяться, а современность не уникальна. То же самое, что происходило с гениальными учёными сто, двести, триста лет назад, происходит и сегодня с нашими гениями.

Если попытаться проанализировать столь парадоксальное стремление общественности отвергать все новое и, в итоге, незаменимое в повседневной жизни, можно обратиться к «теории ведра с крабами». Странно, но если в ведро поместить одного краба и не прикрывать его крышкой, то он сможет спокойно выбраться. Однако если крабов в ведре будет несколько, то первый же смельчак, возмечтав о воле и свободе, будет затянут вниз своими же сородичами. Этот психологический эффект имеет стадное чувство.

По-видимому, то же самое проявляется и в сфере новых открытий: что, кто-то смог передавать радиоволны на расстояние? Да он сумасшедший! Нужно опустить его с небес на землю и вернуть в наш реальный мир. Это, по мнению исследователей парадокса не восприятия нового среди толпы, является только одной из причин.

Если обратиться к современной науке, кто скажет, сколько великих открытий было сделано за последние 5-10 лет? Создается впечатление, что великие умы современности попросту имитируют деятельность, выдавая «пустышки» за сенсации, получают свои гранты и неплохое финансирование от государства, и уже не хотят ничего менять в своей гладко слаженной жизни. Что будет с «великим» ученым, когда ему скажут, покажут и докажут, что да, холодная трансмутация ядер это не чей-то домысел, а научно доказанная опытным путем действующая система? Что это будущее химии и физики, что ХТЯ поможет вылечить раковых больных, продлить жизнь и поможет предотвратить вредные выбросы в атмосферу. Это то же самое, что сказать учредителю завода по изготовлению свечей и керосиновых ламп, что изобретено электричество и в его продукте мир более не нуждается.

Всегда находятся те, кто костьми ляжет, но не даст прогрессу и людям, ведущим его за собой, сделать шаг, прорыв на пользу общества. Из века в век, истинным ученым вставляли палки в колеса, обвиняли их в сумасшествии, но итог один: ведро с крабами понемногу пустеет, и самые умные, сильные и настойчивые всегда найдут правильный путь и привнесут в этот мир что-то новое, полезное, способное существенно изменить существующие уклады, невзирая на осуждение со стороны общественности и «коллег».

Источник

НАУКА – ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Уважаемые ученые, преподаватели, научные сотрудники, аспиранты и студенты Тюменской области!

Поздравляю вас с Днем российской науки!

Во всех сферах жизни наука является одной из значимых движущих сил. Интеллектуальный труд, новейшие достижения и технологии в наши дни востребованы, как никогда. Учёные Тюменской области успешно работают над целым спектром интересных проектов – это и фундаментальные исследования, и прикладные разработки, и конкретные задания предприятий-заказчиков.

Вклад в развитие науки в регионе вносят научно-исследовательские организации, научные центры и университеты – это более семи тысяч ученых и исследователей, свыше трех тысяч докторов и кандидатов наук, более пятисот аспирантов. Растет интерес к науке среди подрастающего поколения. Этому способствует проведение различных конкурсов, создание специализированных лабораторий и классов, эффективная система поддержки одаренных детей.

Выражаю искреннюю признательность всем, кто посвятил себя служению науке, кто стремится к новым открытиям и воплощению перспективных идей, кто ведет вперед отечественную и мировую науку.

Желаю всем вам дальнейших успехов и достижений, реализации намеченных планов, счастья, здоровья и благополучия!

Владимир ЯКУШЕВ, губернатор Тюменской области

Уважаемые представители научного сообщества Ямала и России!

Поздравляю вас с Днём российской науки!

За последние годы наш округ прошёл значительный путь по укреплению лидерства в Арктике. Сегодня это территория социальной стабильности с колоссальными экономическими возможностями, с огромным инвестиционным потенциалом. Ямал укрепляется, как авторитетный международный центр сохранения и развития Арктики, объединяя интересы разных государств. Кроме того, округ стал точкой притяжения новых технологий и производств. Конечно, это огромный успех. И здесь главенствующая роль у науки.

Благодарю всех, кто верит в перспективное будущее ямальской Арктики, кто своим профессионализмом, уникальными разработками и открытиями укрепляет её научно-технологический потенциал.

Уверен, что и в дальнейшем при научном сопровождении Ямал как опорная территория Арктической зоны страны будет открывать новые рубежи и горизонты, успешно решать стратегические задачи, поставленные Президентом Российской Федерации.

Дмитрий КОБЫЛКИН, губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа

Уважаемые друзья!

От имени депутатов Тюменской областной Думы поздравляю вас с праздником – Днём российской науки!

Тюменские учёные постоянно укрепляют позиции на российском и международном уровнях, усиливают влияние науки во многих отраслях экономики. Наша область – регион с большим научно- техническим потенциалом. Здесь активно развиваются современные технологии и инновационные направления, проходят конференции и форумы, конкурсы молодых учёных.

В области действуют механизмы поддержки и эффективного применения знаний и новейших технологий в интересах населения, сформирован современный научный комплекс, который соответствует перспективам модернизации экономики и социальной сферы региона.

Среди главных задач – повышение уровня и качества подготовки квалифицированных кадров, развитие приоритетных направлений фундаментальных и прикладных исследований, формирование инновационной системы. Это способствует дальнейшему развитию научно-технического прогресса, тесному сотрудничеству учёных с производством и бизнесом, оперативному внедрению открытий в жизнь.

Особые слова поздравления и признательности – уважаемым ветеранам за плодотворный труд и высокое мастерство, весомый вклад в повышение эффективности экономики и социальной сферы региона, верность славным традициям российской науки, умению передать молодёжи богатый опыт и обширные знания.

Желаю вам крепкого здоровья и неиссякаемой энергии, уверенности в завтрашнем дне, открытий и достижений!

Сергей КОРЕПАНОВ, председатель Тюменской областной Думы

Уважаемые представители научного сообщества Ямала!

От всей души поздравляю вас с Днём российской науки!

Наука всегда была мощным рычагом экономических преобразований и движущей силой технического прогресса. Велико её значение и для Ямала, создания благоприятной и безопасной среды жизни людей в условиях Крайнего Севера, сохранения хрупкой экосистемы Арктики. Благодаря вашему кропотливому труду в округе развиваются все сферы жизнедеятельности, уделяется внимание изучению и сохранению исконной среды проживания и традиционного образа жизни, культуры коренных народов Севера.

На Ямале созданы благоприятные условия для формирования эффективной инновационной среды, решения прикладных задач, связанных с промышленным освоением Севера. Уверен, ваши передовые разработки, научные изыскания будут основой развития Арктической территории и повышения качества жизни северян.

Спасибо за ваш добросовестный труд, желаю вам успехов в воплощении намеченных планов, новых творческих вершин и открытий. Крепкого вам здоровья, счастья, благополучия и оптимизма. С праздником!

Сергей ЯМКИН, председатель Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа

Источник

Как «вечный двигатель» помогает научно-техническому прогрессу

Экология жизни. Наука и открытия: Надежда найти вечный двигатель даёт изобретателям огромные силы и энергию для работы. Самое главное — направить эту энергию в нужное русло.

Вечный двигатель (лат. Perpetuum Mobile) — воображаемое устройство, позволяющее получать полезную работу бо́льшую, чем количество сообщённой ему энергии.

Самодвижущееся колесо немецкого изобретателя Орфиреуса два месяца вращалось в запечатанной комнате, двери которой охраняли гренадёры. В время демонстраций оно не только вращалось со скоростью 50 оборотов в минуту, но и поднимало грузы до 16 кг. В 1725 году Пётр I собирался в Германию, чтобы лично осмотреть вечный двигатель, который изобретатель Орфиреус согласился продать России за 100 000 ефимков (1 ефимок — около рубля).

Как «вечный двигатель» помогает научно-техническому прогрессу

В 1775 году Парижская академия наук приняла своё знаменитое решение не рассматривать проекты вечного двигателя из-за очевидной невозможности их создания. Но до сих пор на научных конференциях в России и других странах с завидным постоянством звучат идеи об извлечении энергии из вакуума, пульсирующих полях (которые исключают часть отрицательной работы в замкнутом контуре), преобразованиях энергии при изменениях внутренней структуры пространства-времени, о так называемой «свободной энергии».

Некоторым учёным удаётся получить патенты на особо заумные изобретения, где патентное бюро не в силах сразу распознать вечный двигатель. Более того, великие учёные прошлого, в том числе Роберт Бойль и Иоганн Бернулли, предлагали собственные конструкции вечного двигателя. Многие годы посвятил изобретению вечного двигателя Леонардо да Винчи.

Вечный двигатель Бхаскары, 1150 г

Первое упоминание в исторической литературе о конкретном устройстве вечного двигателя относится к 1150 году. Индийский поэт, математик и астроном Бхаскара в своём стихотворении описывает некое колесо с прикрепленными наискось по ободу длинными, узкими сосудами, наполовину заполненными ртутью. Принцип действия этого первого механического «перпетуум мобиле» основан на различии моментов сил тяжести, создаваемых жидкостью, перемещавшейся в сосудах, помещённых на окружности колеса. Как описывает сам автор, «наполненное таким образом жидкостью колесо, будучи насажено на ось, лежащую на двух неподвижных опорах, непрерывно вращается само по себе».

Вращающееся колесо часто использовалось в древних вечных двигателях. В каком-то смысле «вечное движение колеса» имело даже религиозный смысл. Ещё в ведической религии колесо символизировало божественное начало. Наука уже в самом начале своего развития стала заимствовать для своих целей некоторые религиозные атрибуты, воплощая их на практике в виде конструктивных элементов различных машин.

Разные модификации колеса Бхаскары встречаются в литературе арабских стран в последующие века. В Европе первые чертежи вечных двигателей появляются одновременно с введением арабских цифр, то есть в начале 13 века.

Рисунок одного из самых старых проектов «перпетуум мобиле» в Европе (около 1235 г.) из альбома Вийяра д’Оннекура

По какой-то причине не сохранилось свидетельств, что над вечными двигателями работали европейские инженеры в античную эпоху, то есть в Древней Греции и Древнем Риме, хотя у них вполне хватало квалификации и знаний для таких экспериментов. Вероятно, в то время просто отсутствовал спрос (общественный заказ) на вечный источник энергии. Проблему энергии успешно решало неограниченное количество рабов, доступных для использования в любое время практически бесплатно.

Таким образом, в Европе проекты вечных двигателей появились только после 12 века. В эпоху Возрождения европейские учёные и изобретатели принялись изучать эту тему с новой силой. Например, Леонардо да Винчи посвятил этому значительную часть своей жизни. Он начал со схем «вечного колеса», известных с прошлых веков, затем пробовал использовать выталкивающую силу воды, водяное колесо, Архимедов винт, с помощью которого древние греки поднимали воду для орошения полей. Естественно, каждый раз Леонардо терпел неудачу, но он долго не сдавался.

На одном из этапов изобретатель произвёл точный расчёт моментов сил для проекта «вечного колеса» и пришёл к выводу: «Суммарный момент сил, вращающих колесо в одну сторону, в точности равен суммарному моменту сил, вращающих колесо в другую сторону». Для своего времени это было серьёзное научное открытие. Фактически, Леонардо да Винчи приблизился к открытию закона сохранения энергии. Кстати, этот закон сформулировал в 1842 году немецкий естествоиспытатель Юлиус Роберт фон Майер, который ещё в 10-летнем возрасте пытался сконструировать вечный двигатель. В возрасте 28 лет учёный опубликовал работу «Замечания о силах неживой природы» в журнале «Анналы химии и фармации». В ней он указал на эквивалентность затрачиваемой работы и производимого тепла и тем обосновал первый закон термодинамики.

В конце концов, Леонардо тоже признал, что вечного двигателя не может существовать. В его записях присутствует фраза: «Я пришёл к выводу о невозможности существования “вечного колеса”. Поиск источника вечного движения – одно из самых глубоких заблуждений человека».

К счастью, в последующие столетия учёные не прислушались к выводу Леонардо да Винчи. Они продолжили попытки изобрести вечный двигатель, делая иногда по ходу поисков замечательные научные открытия.

Вечный двигатель Иоганна Бернулли представляет собой до гениальности простую конструкцию (см. рисунок). В сосуд, в котором находится смесь тяжёлой и лёгкой жидкостей, опущена трубка. Верхний конец трубки открыт, а нижний закрыт мембраной, пропускающей внутрь трубки только более лёгкую жидкость из смеси. Тогда под действием давления более тяжёлой смеси оказавшаяся в трубке лёгкая жидкость будет подниматься. Если правильно подобрать высоту трубки, а также соотношение плотностей жидкостей, то лёгкая жидкость поднимется настолько, что будет выливаться из трубки. Это приведёт к вечному круговороту, и «таким образом, движение жидкости будет вечным».

Роберт Бойль, как и его коллега Иоганн Бернулли, ссылался на круговорот воды в природе — якобы реальный пример вечного двигателя. Бернулли считал, что круговорот воды в природе обусловлен разностью плотностей солёной и пресной воды, а вот Бойль объяснял его действием капиллярных сил. Поднимающаяся по капилляру жидкость должна, по мнению изобретателя, выливаться обратно в сосуд, если длина капилляра не слишком велика.

Как показывает история, такие попытки «сумасшедших» изобретений действительно двигают науку вперёд. Это и есть «вечный двигатель» для науки и технического прогресса. Неудачные эксперименты помогают иначе взглянуть на проблему, лучше разобраться в силах природы и открыть новые ранее неизвестные законы природы.

Например, в конце 16 века голландский математик и инженер Симон Стевин показал чертёж, который на необразованных сограждан мог произвести впечатление вечного двигателя. На этом рисунке два шара справа как будто не могут уравновесить четыре шара слева от вершины треугольника. Таким образом, цепочка шаров якобы должна вечно вращаться против часовой стрелки.

Как «вечный двигатель» помогает научно-техническому прогрессу

На самом деле Симон Стевин нашёл условие равновесия тел на наклонной плоскости — ещё одно научное открытие.

Другими словами, учёные начали искать неизвестные ранее законы природы, в том числе условия равновесия тел, исходя из постулата о невозможности вечного двигателя. Теперь, глядя на схему очередного «перпетуум мобиле», учёный прежде всего задаёт вопрос: какие силы не не учёл изобретатель на своей схеме вечного двигателя?

Как «вечный двигатель» помогает научно-техническому прогрессу

Вакуумная энергетическая установка Н.А. Шестеренко (ВЭУШ) на соплах Лаваля. Подробнее см. в книгах автора «ВЭУШ. Генератор вакуумной энергии» и «ВЭУШ и «НОУ-ХАУ». Получение энергии из физического вакуума. Христос творящий»

Изобретатели работают над новыми конструкциями вечного двигателя до сих пор. Физика и химия значительно продвинулись вперёд за прошедшие века, поэтому у авторов таких изобретений гораздо богаче «инструментарий» для применения. В своих конструкциях они используют не только механические конструкции, но и законы гидравлики, проводят опыты с магнетизмом, используют химические реакции, пытаются применить законы квантовой механики и т.д.

Как «вечный двигатель» помогает научно-техническому прогрессу

Сверх-единичный двигатель Клема

Для некоторых одержимых изобретателей их работа становится делом всей жизни, идеей фикс. Эти люди убеждены, что вечный двигатель существует и ранее уже неоднократно был изобретён, но могучие корпорации и правительства стран не дают таким изобретениям ход. Авторы таких изобретений якобы часто умирают при загадочных обстоятельствах. В воспалённой логике изобретателей это легко объяснить: ведь создание вечного двигателя навсегда изменит ход человеческой истории, полностью перевернёт существующие представления о науке, изменит порядок вещей в экономике и технологиях, лишит источников денег и власти сильных мира сего.

Как «вечный двигатель» помогает научно-техническому прогрессу

До сих пор в патентное ведомство США каждый год подаются десятки заявок на конструкцию вечного двигателя. Авторы современных изобретений — иногда умные и талантливые люди, которые отличаются богатой технической фантазией и большим опытом практической деятельности, но у них часто не хватает базовых теоретических знаний по физике.

Правда, во многих современных «изобретениях» воскресают в том или ином виде технические идеи, предложенные в средние века, а то и в 12-13 столетиях. Например, до сих пор большой популярностью пользуются вечные двигатели с вращающимся ротором. Часто используются пневматические механизмы, пружинные вечные двигатели, гидравлика, химические реакции, электромагнитные поля.

Некоторые конструкции на первый взгляд даже сложно классифицировать — то ли это вечный двигатель, то ли действительно рабочая машина, которая задействует некие плохо изученные физические процессы. Наверное, можно упомянуть конструкцию «невозможного» двигателя EmDrive, который создаёт тягу в замкнутом контуре. Он прошёл испытания в лаборатории Космического центра им. Линдона Джонсона НАСА. Научная работа с описанием этого двигателя, вроде бы нарушающего закон сохранения импульса, прошла независимую экспертизу и опубликована в авторитетном научном журнале, а опыты на Земле показали действительное наличие тяги.

Как «вечный двигатель» помогает научно-техническому прогрессу

Испытательная установка EmDrive в лаборатории Космического центра им. Линдона Джонсона НАСА

Работающий на непонятном принципе двигатель выдаёт тягу даже в вакууме, где исключена любая тепловая конвекция. Физики выдвигают разные объяснения работы EmDrive. Некоторые говорят, что в резонаторе EmDrive могут появляться пары фотонов, которые находятся в противофазе друг с другом. Такие пары уносят импульс в сторону, противоположную движению двигателя. И взаимодействие таких фотонов способствует возникновению электромагнитной волны с нулевой поляризацией. Импульс такая волна все же переносит. Есть теория, что тяга EmDrive представляет собой последствие появления «квантового вакуума виртуальной плазмы» частиц, появляющихся и исчезающих в замкнутом контуре пространства-времени.

Надежда найти вечный двигатель даёт изобретателям огромные силы и энергию для работы. Самое главное — направить эту энергию в нужное русло. Тогда побочным результатом их работы могут стать реальные научные и технические открытия, как у Леонардо да Винчи, Роберта Бойля, Иоганна Бернулли, Симона Стевина, Юлиуса Роберта фон Майера и других «сумасшедших» изобретателей.

Как и Парижская академия наук, патентное ведомство США формально не выдаёт патенты на «перпетуум мобиле». Это правило действует больше ста лет. Тем не менее, в Международной патентной классификации сохраняются разделы для гидродинамических (раздел F03B 17/00) и электродинамических (раздел H02K 53/00) вечных двигателей, поскольку патентные ведомства многих стран рассматривают заявки на изобретения лишь с точки зрения их новизны, а не физической осуществимости.

Хорошо, если работа над вечным двигателем помогает двигать вперёд научно-технический прогресс. Но с сожалением приходится констатировать, что в большинстве случаев это не так. У отдельных изобретателей одержимость вечным двигателем похожа на психическое расстройство. Говорят, что эта болезнь часто развивается по стандартному сценарию: сначала «пациент» пытается построить свой вариант классического «вечного колеса» — колеса, одна сторона которого всегда оказывается тяжелее другой благодаря системе рычагов, перекатывающихся шариков, переливающейся жидкости и так далее.

Работа ребёнка над таким механизмом может быть реальным подспорьем в учёбе, оно помогает школьнику разогреть интерес к физике и точным наукам. Важно не перейти тонкую грань, когда вера в возможность создания вечного двигателя не проходит, а превращается в навязчивую идею на протяжении всей жизни. опубликовано econet.ru

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

Источник

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 31
18 +

Руссия прибалтийская и остров русов
Анатолий Денисов

Подписывайтесь на нас в социальных сетях:

Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
. Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Научная фантастика как двигатель прогресса

Научная фантастика как двигатель прогресса

Вдоль оживлённых улиц мегаполисов двигаются толпы людей ― кто-то торопится на работу, кто-то неторопливо прогуливается с мобильным телефоном у уха, айпадом в руке, «умными часами» на запястье, считающими шаги, и другими гаджетами. Многие из этих изобретений появлялись в научно-фантастических произведениях за десятилетия до их изобретения.

Научная фантастика не только предсказала многие изобретения, начиная от полётов в космос до бытовых устройств. В отдельных случаях она могла быть источником вдохновения для изобретателей.

Первый коммерческий сотовый телефон был создан Мартином Купером в 1983 г. Модель телефона-раскладушки присутствует в фантастическом сериале «Звёздный путь», который транслировался в 1966-1969 гг.

Несмотря на то, что коммуникатор капитана Кирка использовался исключительно для связи между судном и станцией, по форме он удивительно похож на появившийся впоследствии сотовый телефон.

Коммуникатор из сериала «Звёздный путь»

«Звёздный путь» позволил людям взглянуть на устройства будущего. «Дисплей для личного доступа» (PADD) из сериала «Звёздный путь: следующее поколение» похож на айпад, выпущенный Apple в 2010 г.

Нам по-прежнему недоступен транспортёр из «Звёздного пути». Но учёные приблизились на шаг к его созданию. В 2012 г. учёные из Австрийской академии наук и других европейских институтов сумели телепортировать фотоны на расстояние 143 км с одного Канарского острова на другой.

Репликатор из сериала, который мог создавать объекты и пищу, формируя её из молекул, практически стал реальностью с созданием 3-D-принтеров. В ближайшем будущем они станут дешевле и доступнее для широкой публики. Конечно, не стоит ожидать, что они будут «печатать» чашку с кофе, однако при помощи такого принтера действительно можно создать многие вещи.

Репликатор из сериала «Звёздный путь» и современный 3-D-принтер

Другое достаточно спорное изобретение показано в фильме «Парк юрского периода» 1993 г. В фильме динозавров клонировали, чтобы использовать их для развлечений. Клонирование динозавров находится за гранью современной науки.

Однако учёные обсуждают возможность клонирования мамонта при помощи ДНК, полученной из останков 9000-летнего мамонта. В качестве суррогатной матери должна использоваться слониха. Но пока до конца неясно, сгодятся ли образцы 9000-летней давности для этой цели.

Другая военная технология, которая сначала появилась в научной фантастике, в частности в комиксах ― это защитные костюмы супергероев. Они присутствуют, например, в романе 1959 г. «Звёздный десант» Роберта А. Хайнлайна, фильме 2008 г. «Железный человек» или видеоигре Halo. Подобный костюм уже находится в стадии разработки американскими военными.

Получивший название TALOS, он снабжён экзоскелетом, приборами ночного видения и баллистической защитой. В настоящее время разработчики пытаются преодолеть сложности с его энергоснабжением. Костюм не будет использоваться в боевых действиях до 2018 г., сообщает Washington Post.

Роботы появились в фантастических фильмах уже в эпоху немого кино. Одно из первых появлений робота на экране ― робот-гуманоид в немом фильме «Метрополис» 1927 г. Его современный аналог — японский робот ASIMO — создан фирмой Honda. Последняя модификация была выпущена в 2005 г.

Робот из «Метрополиса»

Этот робот не так совершенен, как терминатор или C3PO из «Звёздных войн», но он может ходить, бегать, спускаться и подниматься по лестнице, обходить препятствия, брать предметы и даже воспринимать и отвечать на простые голосовые команды.

Среди других изобретений кредитная карточка, которая впервые была описана в футуристическом романе 1888 г. «Взгляд назад» Эдварда Беллами и бионические конечности, которые демонстрировались в телешоу The 6 Million Dollar Man, а теперь воплотились в жизнь.

В 2013 г. Патрик Кейн стал первым британским подростком, который получил бионическую руку. «Всё теперь стало по-другому, ― говорит Кейт, ― она позволяет мне делать маленькие, но важные вещи, например, держать стакан и наливать в него жидкость, или нарезать еду на тарелке. Теперь мне не приходится просить других людей сделать это».

Видеозвонки, которые описываются во многих научно-фантастических произведениях последних двух десятилетий, стали повседневной реальностью с изобретением Skype в 2003 г.

Источник

10 примеров того, что лень — двигатель прогресса

С тех пор как первый человек вышел-выбрался из своей пещеры на свет, мы изо всех сил пытаемся никогда больше не повторять этот ужасный опыт. Тысячи лет мы пытаемся избежать ужаса выхода на улицу, чтобы не напрягать зря свои мышцы. Египтяне пытались использовать рабов, но, блин, рабы жаловались и убегали. Европейцы подарили нам промышленную революцию, но пришлось сидеть за машинами и крутить педали, рычаги…

Человеческая лень — это настоящий двигатель прогресса.

Препарат, который имитирует эффекты упражнений

Но ученые не сдаются и стремятся к достижению своей цели. Мы постоянно изобретаем что-то новенькое, лишь бы не вставать с кресла, в надежде, что наши белые ручки однажды будут совершенно свободны. И вот что у нас получилось.

Выпил таблетку и можно не заниматься спортом

Когда впервые приходишь в тренажерный зал, люди могут давать странные советы. Они говорят «не увлекайся», будто есть риск, что здравомыслящий человек будет наслаждаться работой до седьмого пота. И как вы знаете, ученые не очень любят поднимать тяжести. Поэтому работают над созданием таблетки, которая могла бы заменить физические упражнения.

И небезуспешно. Ученые проанализировали сигналы, которые наши тела посылают во время тренировок, сканируя людей, делающих кардио. На основе этой информации они составили схему того, что делают наши тела, когда мы занимаемся, и попытались создать те же реакции с помощью таблетки.

Самой успешной «таблеткой для упражнений» пока стала искусственная молекула под названием «соединение 14». Она обманывает тело, как будто оно устало, пробежав марафон. Организм думает, что истощен, и раскручивает метаболизм, позволяя вам похудеть.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен. Там можно найти много всего интересного, чего нет даже на нашем сайте.

Действие молекулы испытывали на мышах, и один ленивый грызун умудрился потерять 5% веса своего тела за семь дней вообще без движений. Представьте себе, как 90-килограммовая туша сбрасывает 5 килограммов за неделю, отдыхая на диванчике и просматривая сериалы.

Ученые называют свое изобретение лекарством для страдающих ожирением и сахарным диабетом. Но поскольку в нашем мире каждый третий, можно сказать, страдает от лишнего веса, я не удивлюсь, если это «лекарство» будет разлетаться как горячие пирожки.

Можно ли не работать

Если вы живете в США, вы могли заметить, что много рабочих мест просто исчезает. Но явно не из-за того, что люди уезжают за границу. Просто вместо них начинают работать роботы.

И судя по всему, эта тенденция только начинается и скоро захлестнет все развитые страны мира. Многих из наиболее распространенных рабочих мест через 20 лет просто не будет — и среди них переводчики, водители такси, дальнобойщики. Amazon заменяет своих водителей беспилотными летающими аппаратами. В Китае заводы полностью укомплектовываются роботами и работают более эффективно, чем заводы с людьми. В профсоюзах рабочих начинают считать сотрудников с роботами.

Исчезнуть могут не только заводские рабочие и водители. Один из инноваторов от технологий выразился так: «Назовите мне что-то, чего не может делать робот, и я назову вам время, через которое он станет способен и на это».

И хотя звучит ужасно, на самом деле это может быть лучшим, что с нами случалось. Дело не только в том, что мы можем потерять свою работу. А в том, что мы в ней перестанем нуждаться. Многие люди в индустрии высоких технологий готовятся к миру, в котором нам не придется работать. Вместе с распространением роботов, они подталкивают правительства к тому, чтобы предоставить всем людям основной доход, чтобы те не появлялись больше на рабочих местах.

И правительства прислушиваются. В отдельных государствах уже выплачивают независимый доход. В Германии испытывают проект «Мой основной доход», по которому нескольким людям выплачивают 1100 долларов в месяц, чтобы посмотреть, что те будут с ними делать. Есть надежда, что люди будут тратить эти деньги с умом и тратить лишнее время на творческие проекты. Возможно, в будущем нам не придется работать по-черному, и это прекрасно.

Автоматический магазин

И в магазин можно не ходить. Точнее, не выходить.

Вы наверняка видели эти самоходные тележки, в которых ездят тучные люди по супермаркетам. Но зачем останавливаться на достигнутом? Ученые пытаются исправить и это.

Российский изобретатель уже запатентовал идею проезда через продуктовый магазин. Идея заключается в том, что поместить каждый отдельный продукт на вращающемся поясе. Достаточно будет остановить автомобиль, нажать пару кнопок и получить все, что нужно.

Чтобы не пропустить ничего интересного из мира высоких технологий, подписывайтесь на наш новостной канал в Telegram. Там вы узнаете много нового.

Согласно плану, такой магазин должен быть весьма «удобным», и это, конечно, так — но вставать больше не придется. Вполне возможно, что такие магазины станут популярными в будущем. Wal-Mart и Amazon уже заинтересовались этой идеей.

Роботы, которые готовят за вас

После того как ваш робот принесет домой еду из проездного магазина, разумеется, он должен ее и приготовить. Ведь слив кипятка с макаронами в дуршлаг чреват серьезными травмами. Роботы-повара проходят усиленную подготовку.

К примеру, есть компания, которая строит роботизированные манипуляторы, которые смогут приготовить почти любую еду, которую только можно представить. Инженеры обучили манипуляторы движениям профессионального шеф-повара. Но лучшая часть заключается в том, что вам не придется и пальцем шевельнуть. Манипуляторы управляются с помощью iPhone. Вводите код — и первоклассное блюдо начинает готовиться.

Пока робот-повар может готовить до 2000 блюд, но вскоре можно будет загрузить и больше. Будущее обещает быть вкусным.

Фермент, спасающий от жира

Приняв нужный фермент, можно есть сколько угодно пирожных

Благодаря новому научному открытию, в скором времени вы сможете обмазываться тортами и не переживать о калориях (если вы, конечно, следите за фигурой; если нет, пропустите этот пункт). Как? Недавно ученые обнаружили фермент, который прекращает отложение сахара в виде жира.

Обычно, если вы кушаете торты лопатой, вся эта лишняя глюкоза в вашем теле уходит в печень и превращается в жировые клетки. Дело в том, что ваше тело все еще думает, что вы живете на дереве, поэтому запасает лишний сахарок впрок. Чтобы, если на следующей неделе вы не найдете еду, вам не пришлось голодать.

И все же с деревьев мы слезли достаточно давно, так что если вы кушаете много сладкого, ваше тело буквально отравляется всей этой лишней глюкозой. Вы становитесь больше, ваша жизнь — короче, взбираться по лестнице (на дерево) становится все труднее.

И вот ученые нашли фермент G3PP. Вместо того чтобы позволить сахару накапливаться и становиться жиром, G3PP превращает этот сахар в глицерин, который легко выводится из организма.

G3PP также обезвреживает сахар. Много сахара плохо влияет на выработку вашим организмом инсулина — и может привести к диабету. Но в будущем тортик может быть полезнее овощей.

Машина, которая играет с домашними животными

Что делать, если собака хочет играть, а вам лень встать с дивана? Пусть поиграет с машиной. И это не такое уж футуристическое устройство: его можно купить уже сейчас. Хитрые и ленивые изобретатели создали машину, которая бросает шарики для ваших домашних питомцев. Они поняли, что брать теннисный мячик, бросать его и смотреть, как песик стремглав бросается на его поиски, может быть утомительно. Но машина может бросать шарики целый день.

Лампы, имитирующие Солнце

Многим даже сейчас не хватает солнечного света

В таком мире будущего нас мало что будет волновать. Но вот без света Солнца не обойтись, оно необходимо для нормального существования человека. К счастью, ученые разработали так называемые лампы полного спектра, и они ничуть не хуже солнечного света.

По словам людей, которые их создали, эти лампы должны сохранить наши глаза, давая более естественное свечение. Они также выделяют ультрафиолетовое излучение, как солнечный свет. У полноспектровых ламп есть психологическое преимущество: они позволят вам чувствовать себя лучше и счастливее, будто вы находитесь при естественном освещении.

Конечно, польза и вред, да и вообще хоть какие-нибудь эффекты этих ламп до конца не обозначены. Главный аргумент заключается в том, что естественный свет вообще может никак не влиять на наше настроение. Некоторые утверждают, что «эффект» природного света проявляется лишь у нас в головах. Другими словами, лампы с естественным светом сделают вас счастливее, только если вы думаете, что вам нужно чаще бывать на улице. Но когда вы смиритесь со своим затворническим существованием, вам вообще больше не нужно будет Солнце. Вам хватит теплого искусственного свечения миленьких экранчиков.

Стул для поездок вокруг дома

Иногда, когда вы сидите за компьютером, вы внезапно вспоминаете, что пора бы уже и прогуляться, пройтись, поиграть на улице. Но, благодаря науке, скоро можно будет вообще не вставать.

Nissan взяла технологии, которые использует в своих самоуправляемых автомобилях, и внедрила их в офисные стулья. Эти стулья оснащены датчиками и технологией самостоятельной парковки, и Nissan уже научила их парковаться под офисными столами.

Возможно, их можно приспособить для автоматических поездок вокруг дома, по улице или даже в магазин. Пока наш робот готовит прекрасную еду, мы неторопливо подъезжаем к столику на веранде. Прелесть, а не будущее.

Мебель, которая движется самостоятельно

Жизнь была бы намного проще, если бы мы жили в мультфильме «Красавицы и чудовище», в котором мебель и столовая утварь жила своей жизнью и заботилась о себе сама. Вот и ученые из Стэнфордского университета думают, что это было бы круто.

В Стэнфорде создали целый набор мебели, подчиняющейся каждой вашей команде. Изобретатели создали движущиеся кушетки, самораскладывающийся стол и корзину для мусора, которая ходит и ищет мусор. Они даже сделали милую подставку для ног, которая подстраивается вам под ноги, когда вы присаживаетесь. Так что в следующий раз, если шифоньер не идет к вам, вы идете к шифоньеру.

Роботы, предлагающие пиво

Мы растем в направлении удивительного будущего. Пока таблетки будут упражняться за нас, роботы будут работать по дому за нас, а мы будем валяться на моторизованных креслах, нам останется лишь отметить прекрасное будущее банкой холодного пива. И робот об этом позаботится.

Все самые свежие новости из мира высоких технологий вы также можете найти в Google News.

Ученые Массачусетского технологического института разработали роботов, которые с удовольствием попотчуют вас холодненьким. Машины называются Turtlebots (черепашки-роботы) — синюю зовут Леонардо, а красную Рафаэль — и их единственная обязанность заключается в блуждании по населенному зданию в поиске людей, которые хотели бы выпить.

Эти роботы хотят убедиться, что вам вообще не нужно шевелиться. Если вы хотите выпить, вам не нужно нажимать на кнопку, хлопать в ладоши или произносить волшебные слова. Роботы придут. Они сконструированы таким образом, что когда они не везут кому-нибудь пиво, они ищут кого-нибудь, кто хочет выпить. И когда находят кого-то, кто, возможно, не отказался бы от пивчанского, дают ему подсказку: «Эй, как насчет пивка? Ты его заслужил».

Что ж, дивный новый мир, я готов. В конце концов, мы это заслужили. Родились в нужное время.

Источник

Наука двигатель тех прогресса

публикации

ДВИГАТЕЛИ ПРОГРЕССА

1. Люди, организующие человечество в одно целое.

2. Изобретатели машин, которые улучшают производимые продукты, сокращают работу и делают ее более легкой. Напр., печатные и разные ремесленные и фабричные машины. Машины усиливают производство в десятки, сотни и тысячи раз. Некоторые же предметы совсем невозможно устраивать без орудий-машин, напр., пишущую машину, автомобиль и т. п.

3. Изобретатели, машин, которые используют силы природы, напр., механическую силу, химическую ит. п. Эти силы могут увеличить механическое могущество человека в тысячи раз.

4. Двигатели прогресса также люди, указывающие на способы усиленного размножения и улучшения человеческой породы.

5. Также люди, открывающие законы природы, раскрывающие тайны вселенной, свойства материи. Объясняющие космос как сложный автомат, сам производящий свое совершенство.

6. К двигателям прогресса относятся и люди, восприимчивые к великим открытиям, сделанным другими, усвояющие их и распространяющие их в массе.

Пока наиболее редки и потому наиболее драгоценны первые 5 категорий, 6-я же категория людей встречается чаще. Короче сказать: ученых больше, чем изобретателей и мудрецов. Но и ученые необходимы и довольно редки. Не всякий тоже может быть ученым в полном смысле этого слова. У большинства не хватает и охоты, чтобы усвоить хотя бы малую часть научных сокровищ, накопленных человечеством. Из тысячи найдется один-два, смотря по степени учености.

Эти цветы человечества, эти шесть категорий двигателей прогресса нам выгодно всячески поддерживать.

Конечно, ни одна категория в чистом виде не встречается. Изобретатель отчасти и ученый и ученый отчасти изобретатель. Также открывающий новые естественные законы не может быть полным невеждой. Социалист должен быть хоть немного и натуралистом.

Но жизнь все же, особенно теперешняя, довольно резко разделяет эти категории.

Действительно, чтобы сделаться теперь ученым (6-я катег.), надо быть очень восприимчивым человеком. От него не требуют ни открытий, ни изобретений, а только знания уже установившейся науки. Таким образом, с помощью экзаменов отбираются люди не с творческим талантом, а с огромною наклонностью к восприниманию.

Первые пять категорий часто выходят из народа (см. книгу А. П. Модестова), из буржуазии, из всех сословий, большею частию с небольшим образованием или вовсе без него (Гершель, Уатт, Морзе, Грамм, Фарадей). Они были часто плохими учениками (Гоголь, Пушкин, Толстой, Чехов и т. д.), но отличались самодеятельностью, огромной активностью, творческими способностями, которые и помешали им быть хорошими учениками (так говорит Оствальд). Помимо этого, их восприимчивость (т. е. подражательность, память) вообще нужно признать более слабой, чем ученых. Тем не менее, они-то и стояли впереди всех, они-то и двигали науку и прогресс (Гутенберг, Янсен, Джойя, Ньюкомен, Ползунов, Эдисон и другие). Им было очень трудно выбраться на свет, т. е. проводить свои открытия и изобретения в жизнь, получить признание. Очень малая часть их этого достигала, другая (чуть не 100%) пропадала для человечества. Мы лишились их открытий, и прогресс шел вследствие этого черепашьим шагом. Те же немногие, которые пробивались, достигали признания — вознаграждались, получали возможность работать и осуществлять. Через протекцию оценивших их сильных людей (Колумб и Изабелла, Либих и Гумбольдт) они попадали в профессора, в академики, сливались с ученым миром (Галилей). Так было в старину, так и теперь, наученные историею, поступают иногда практические люди Запада: выдающиеся люди, независимо от формальностей, попадают в профессора и в академики. Но это в виде исключения. Так, Майер попал не в академию, а в сумасшедший дом.

Вот почему в старину множество мудрецов из народа и мещанства причисляются учеными историками к формальным ученым и профессорам. Кастовые ученые в сущности очень косились на выскочек и признавали их только под давлением их славы и покровительства сильных.

Итак, большинство народных творческих сил пропадает бесплодно для человечества. Это страшное бедствие, и мы тут поговорим о том, как его хоть немного устранить.

Возьмем пример. Человек изобрел пишущую машину. Он берет явочное свидетельство и затем обращается за помощью для ее реализации. Его не понимают, ему не доверяют, но все же находятся разумные люди и дают ему немного денег на устройство машины. Машина сделана, но работает плохо. Друзья дела разочаровываются, а враги (жадные, ограниченные и завистливые) смеются и говорят: вот видишь теперь и сам, что это чепуха и вещь непрактическая. Сам изобретатель начинает сомневаться и бросает свою машину, как хлам.

Но мы ведь знаем теперь, что для пишущих машин надо одного оборудования чуть не на миллион рублей, надо хорошо обученных рабочих, надо еще массу времени, труда и изобретательности многих людей. Не дав ничего этого изобретателю, не оценив, не поняв, мы только осмеяли его и выбросили за борт.

Так бывает и со всяким новоизобретенным приспособлением, если оно не настолько мелко и просто, что его всякий может понять и осуществить (шпильки, булавки, запонки и т. п.).

Всякое изобретение требует громадных усилий и затраты больших денежных средств для своего исполнения. Сначала это как будто убыточно, но потом изобретение окупается и, в будущем, для следующих поколений, становится неувядаемым бессмертным источником блага (напр., книгопечатание, двигатели).

В передовых странах стараются учреждать специальные комитеты для оценки изобретений. Научные же открытия и этой оценки не имеют: доступ в академии и специальные издания ограждается тщательно кастой.

Кажется естественным, что судить об изобретениях и открытиях предоставляют ученым. Но ведь это люди, истратившие всю свою энергию на восприятие наук, люди, в силу того усталые, невосприимчивые и по существу своему (экзаменационный отбор) со слабой творческой жилкой.

Как показывает история, эта оценка, особенно великих открытий и предприятий, почти зауряд была не только одиночной, но и враждебной, убивающей беспощадно все выдающееся. Так, рукопись Ньютона лежала много лет в архиве Корол. Общества. Ламарк была осмеян Кювье, Дарвин отвергнут Фр. академией, а Менделеев — русской, Араго отвергал железные дороги, а а ученые времен Наполеона I — пароходы. Хорошо, если великих не казнили и не сажали в сумасшедший дом. Так, сограждане Колумба (генуэзцы) собирались его наказать за мысли о круглоте Земли. Лишь бегство спасло его.

Причина неправильного отношения к мыслителям — в человеческих слабостях. Слабости же зависят от незнания и непонимания своих выгод.

Мы возмущаемся трагическою судьбою великих, осуждаем наших предков, отравивших Сократа, казнивших Лавуазье, сжегших Д. Бруно, заключивших в тюрьму Галилея и т. д. Мы склонны считать их ужасными преступниками и готовы растерзать их в негодовании или посулить им вечные посмертные муки, между тем как сами делаем то же, но не замечаем своих поступков. Не надо озлобляться, а лучше разобрать причины этого неугодного нам явления, устранить их и быть самим на страже, чтобы не повторять исторических ошибок.

Перечислим некоторые слабости людей.

1. ПРЕКЛОНЕНИЕ ПЕРЕД ЗАПАДОМ, ПЕЧАТЬЮ, АВТОРИТЕТОМ, ШУМИХОЮ (славны бубны за горами).

Ежели бедный и неизвестный человек скажет истину, то его не будут слушать и немедленно забудут его слова. Кто же половчее, заимствует мысль бедняка и даже забудет, что она не своя.

Если же авторитет скажет что-нибудь необдуманное, легкомысленное и даже глупое, то его со вниманием выслушают, напечатают и будут серьезно обсуждать. Пример: проект дирижабля с пустотой, или с разреженным воздухом. Сколько об этой несообразности писали и рассуждали только потому, что затеяли это дело американские авторитеты. Второй пример: ракета не действует в пустоте. За это положение ломали свои мечи известные профессора, а наши с уважением прислушивались и с уважением давали отчеты в газетах. Такая слабость имеет и некоторое оправдание. Действительно, если все о чем-нибудь говорят и утверждают, то есть вероятие считать это правдой (глас народа — глас божий). Если кого-нибудь начальство возвысило (министра, профессора), то не даром. Напечатанному есть также вероятие верить, потому что в книгах меньше врут, чем на словах. Но как легко ошибиться. Нужно верить только разуму и науке. Вот примеры массовых заблуждений. Когда начинается обыкновенная война двух народов, то каждый себя во всем оправдывает и не находит слов, чтобы очернить другой народ. Все это проявляется в печати и в народных толках. Но ведь это очевидное массовое заблуждение: какой-нибудь народ ошибается, вернее, мы скажем, ошибаются оба. Инквизиция, общераспространенные дикие суеверия — пример общечеловеческих заблуждений.

Без сомнения, более вероятия услышать истину от профессора или известного ученого, чем от обывателя, который плетет сплошной вздор, если касается науки или философии. Но и тут можно ошибиться. Напр., Араго и Монж отрицали пользу железных дорог. Наполеон I и его ученая комиссия также отрицали пароход. Академии отрицали Дарвина, Уоллеса, Менделеева.

ТО ЖЕ И О ПЕЧАТИ

Напр., в 1900 году писались серьезные книги о кончине мира. Газеты рассуждали о столкновении Марса с Юпитером, а недавно (1920 г.) о падении Марса на Землю. Даже читались лекции ради успокоения народа. Все же печать достовернее слухов и обывательских сплетен.

2. ИНЕРТНОСТЬ, КОСНОСТЬ, КОНСЕРВАТИЗМ (каменные сердца, привычка — вторая натура). К чему мы долго привыкали, то нам кажется истиной. В мозгу образуются соответствующие нервы и сосуды, которые очень постоянны и нелегко заменяются новыми, выражающими непривычные мысли. В зрелые годы погашение старых идей и рождение новых очень трудно и сопровождается страданиями, возбуждающими негодование против новатора. Чем старше возраст, тем это явление резче. Вот причина, вследствие которой состарившиеся авторитеты отрицают со скрытой злобой все молодое, новое, несогласное с их заматоревшими мыслями. Мешает верной оценке ослабшая восприимчивость, переутомление (наступающее у много работавших ученых даже в молодые годы). Конечно, это извинительно. Однако во многих случаях ученые правы, отрицая невежественных изобретателей, открывающих чепуху или всем известное, а иногда непрактичное и незначительное. Но среди тысяч отвергнутых попадаются и жемчужины.

Если даже судья восприимчив, знающ и справедлив, то и это иногда не помогает. Действительно, новая идея, изобретение известно хорошо только новатору, который отдал, может быть, ей целую долгую жизнь и все свои незаурядные силы, чего, конечно, человек с общими обширными знаниями сделать не может. Он не специалист в новом деле, а специалист тут только изобретатель. Вот почти неизбежная причина ошибки.

3. ЛОЖНОЕ СЕБЯЛЮБИЕ, УЗКИЙ ЭГОИЗМ, НЕПОНИМАНИЕ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОГО И СОБСТВЕННОГО БЛАГА (после меня — хоть потоп, лишь мне бы ладно было, а там — весь свет гори огнем).

Возьмем пример: новое правописание. Каждый считал себя образованным и грамотным, а прочих, простых людей — малограмотными. Нововведение сделало обратное. Разве это не обидно, в особенности инертным людям и старикам! Опровержение какого-нибудь ложного открытия еще тягостнее. Положим, опыт отверг гипотезу относительности (Эйнштейн). Сколько трудов было употреблено учеными для ее усвоения, сколько студентов ломало над ней голову — и вдруг это оказалось вздором. И унизительно, и как будто клад потеряли. Сколько было гордости перед другими, незнакомыми с учением — и все рухнуло. Приходится склонить голову и горько пожалеть о затраченном времени. Разве это приятно! *

Постоянно отвергаются старые гипотезы и совершенствуется наука. И всегда этому более всего препятствуют ученые, потому что они от этой переделки более всего теряют и страдают.

Средним людям не больно, потому что они и не слыхали об этих гипотезах, Конечно, надо пожалеть и ученых, но сами они должны остерегаться и терпеть ложное унижение ради высших целей. Чтобы облегчить их страдания, нужна особенная к ним деликатность.

4. УБЫТКИ КАПИТАЛИСТОВ, ОБИДЫ РАБОЧИХ И ВРЕМЕННЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УБЫТКИ.

Придумана новая машина. Старые орудия теряют цену как непроизводительные. Фабриканты терпят убытки от конкуренции или нововведений, часть рабочих теряет заработок, кроме того, оставшимся надо учиться работать на новых машинах, пожилые же не могут к ним приспособиться. Тут ряд огорчений и даже трагедий. Богачи вытерпят и будут кушать по-прежнему, только роскоши будет поменее, но рабочие будут бедствовать, и им нужна обязательная помощь государства: дать работу или содержать их, пока она не дана. Когда у каждого будет право на труд и на необходимое для жизни, тогда рабочие не будут протестовать против новых машин и не будут их ломать.

Также и всякие другие преобразования без социалистических мер приносят бедствия трудящимся и возбуждают их вполне справедливое негодование.

Мы уже не говорим про другие, менее извинительные тормоза просвещения: соревнование, зависть вообще, зависть профессиональную, классовую гордость и т. д. Не говорим и о пристрастиях разного рода: дружеских, родственных, половых, национальных, религиозных, патриотических и т. п.

Каждому надо сознавать эти недостатки и всячески остерегаться их. Должны и люди помнить, что эти людские слабости существуют не только у них, но и у всех людей. Надо принимать их во внимание, а не говорить что-нибудь вроде этого: «Какая ему надобность врать, искажать или завидовать». Иные благодушные люди, не имея сами этих прорех, думают, что их нет и у других.

Вследствие этих и других причин идея, даже самая плодотворная; большею частью гибнет, не добившись признания и осуществления. В лучшем случае хорошая мысль тормозится и задерживается на десятки и сотни лет, смотря по обстоятельствам.

Человечество же остается в страшном убытке, так как угрожающие расстройства и неприятности временны, непродолжительны и легко устранимы. В общем же получился бы выигрыш, иногда неизмеримо большой, так как он распространяется на грядущие бесконечные времена. Это должны сознавать люди. Оправдание их — темнота и в том, что временно они действительно бедствуют.

Как же найти правильную оценку мысли и деятельности миллионов людей, как извлечь из них все самое высокое на помощь правительствам?

Разумеется, у нас есть и даровитые, и знающие, и честные люди, искренно желающие добра человечеству. Но и им не по силам этого сделать. Допустим, напр., что в С. Ш. Северной Америки таких людей тысяча. На каждого придется 100 000 человек, и всех их надо изучить и правильно оценить. На это не хватит и целой жизни. Действительно, если каждому изучаемому отдать один день, то потребуется более 250 лет работы. Как поверхностна будет такая оценка, да и кто может поручиться, что она верна и что эти 1 000 человек заслуживают роли непогрешимых судей.

* «Положим, опыт отверг гипотезу относительности (Эйнштейн)». К. Э. Циолковский не был согласен с Эйнштейном. Ученые объясняют это тем, что Константин Эдуардович говоривший о себе «Я ученый девятнадцатого века», искал опытного подтверждения любым теориям. Подтвердить экспериментами теорию относительности тогдашняя физика не могла, но уже пыталась. И ко всем таким попыткам Циолковский был чрезвычайно внимателен.
«ГОРЕ и ГЕНИЙ» — в этом сочинении (издано в 1916 г. в Калуге) К. Э. Циолковский пишет об устройстве общества, в котором не пропадали бы таланты.

Источник

Директор по развитию бизнеса в ЦФО, Hikvision Russia, Алексей Астаев о том, как системы безопасности повышают конкурентоспособность бизнеса

Сегодня инновации — это настоящий двигатель прогресса. От того, насколько активно применяются новые технологии, напрямую зависят производительность отдельного человека и компаний, развитие страны и ее экономики. Это также способ конкуренции на рынке и, соответственно, возможность для роста даже в условиях кризиса. Мы пообщались с представителем международной компании, которая занимается разработками и производством систем безопасности, автоматизации и решения различных бизнес-задач с помощью интеллектуальных технологий, и узнали, как развиваются запросы на новые решения на российском рынке, какие решения сегодня особенно востребованы для обеспечения защиты людей, их здоровья и имущества. Интервью с Алексеем Астаевым, директором по развитию бизнеса в ЦФО, Hikvision Russia.

Сейчас в Центральном регионе мы ведем более 1200 проектов. Это и небольшие пилотные внедрения новых технологий, и крупные проекты по развитию комплексных систем для различных вертикалей. При распределении проектов внутри нашей команды мы опираемся прежде всего на компетенции конкретного менеджера. Мы уже довольно давно работаем вместе, поэтому я знаю сильные стороны каждого сотрудника и в каком направлении лучше всего применить его знания и опыт. Один менеджер лучше всего разбирается в проектах для банковской отрасли, другой — в запросах от ритейла, третий понимает все тонкости в проектах для транспортных объектов и так далее. Также есть условное географическое разделение, так как ЦФО — достаточно крупный регион с большим количеством областей и нужно постоянно быть в курсе всех событий, которые происходят в том или ином уголке региона, какие изменения в законодательной базе, какие проекты планируются, стройки, мероприятия. Все это позволяет нам быстро ориентироваться в ситуации и формировать актуальные предложения по новым решениям и технологиям для клиента.

ЦФО — один из самых требовательных регионов с точки зрения новых технологий. Здесь находятся основные игроки рынка, крупные заказчики и центральные офисы многих компаний и предприятий, которые работают на территории всей Российской Федерации. Один из наиболее частых запросов, с которым к нам обращаются такие компании,— это объединение разрозненных систем в единую комплексную ИТ-инфраструктуру, создание единой платформы для обеспечения безопасности каждого объекта в рамках одной структуры. Как правило, на первом этапе создания технического задания очень небольшое число клиентов четко понимает, как именно должна работать будущая система. Поэтому, чтобы на 100% попасть в запрос клиента, мы часто проводим пилотные проекты, по результатам которых кастомизируем решение, добавляем нужные функции и элементы.

Интеллектуальная система безопасности уже не роскошь, а необходимость. На рынке безопасности я работаю двадцать лет, пять из которых — в Hikvision. И каждый год я наблюдал за тем, как происходит трансформация систем безопасности на аппаратном и программном уровнях. Еще недавно такая простая функция в камерах видеонаблюдения, как детекция движения, казалась пределом «интеллектуальных» способностей оборудования. А сегодня технологии уже позволяют распознать человека, узнать цвет его одежды, пол, возраст и даже эмоции. Заказчики стремятся максимально автоматизировать работу систем безопасности с помощью машинного зрения как в небольших решениях для дома, так и в решениях для сложных объектов с целью обеспечения мониторинга за рабочими процессами. Пандемия 2020 года выявила еще одну потребность рынка — измерение температуры и детекцию наличия/отсутствия защитной маски на лице, а также интеграцию такого санитарного решения в системы контроля доступа, чтобы автоматизировать процесс проверки потока при входе.

Отдельно стоит сказать о развитии систем безопасности не только для защиты людей и объектов, но и для решения различных бизнес-задач. Например, подсчет посетителей, выявление их предпочтений, работа с VIP-клиентами, создание возможностей для монетизации сервисов на базе камер видеонаблюдения, систем контроля доступа или домофонии.

Российский рынок тепловизионных решений для измерения температуры тела человека в 2020 году развивался с нуля. До этого момента тепловизоры воспринимались исключительно как узкоспециализированные системы для охраны периметра и территорий, обеспечения пожарной безопасности или контроля за соблюдением температурного режима на производстве. Мы просто не сталкивались с какими-либо другими запросами на это оборудование, хотя в той же Азии из-за частых всплесков инфекций разработка термографических решений уже велась. И к моменту объявления мировой пандемии нужные технологии уже были выпущены на рынок, чтобы закрыть растущий спрос.

Самое большое количество заказчиков на тепловизоры для измерения температуры — это промышленные предприятия и банки, на второе место можно поставить офисы и бизнес-центры, на третье — крупные торговые центры и магазины. В сфере услуг и общественного питания такие запросы есть, но крайне мало, большинство либо предпочитают обходиться ручными пирометрами, либо ограничиваются тем, что просят клиентов носить защитные маски. Меньше всего запросов в вузах и школах.

Для тех клиентов, кто планирует установить тепловизионные решения на своих объектах, мы всегда готовы провести демонстрацию и показать логику работы тепловизоров в нашем офисе. Сегодня есть уже самые разные варианты данного решения: на базе рамки металлодетектора, стационарные двухспектральные камеры, терминалы контроля доступа с тепловизионным модулем, а также ручные термографы, измеряющие температуру на безопасном расстоянии от одного метра.

Чтобы оценить ценность тепловизионного решения для объекта, нужно сначала определить, сколько стоят здоровье и жизнь человека. В офисе или на производстве это решение позволит своевременно выявить человека с симптомами и защитить весь коллектив. В торговых центрах, магазинах и в сфере услуг это не только система для обеспечения санитарной защиты, но и способ показать свою заботу о посетителях. За счет высокого спроса стоимость оборудования удалось существенно снизить — сегодня оно продается чуть дороже себестоимости.

Ритейл заинтересован в том, чтобы лучше узнавать своих клиентов. Для бизнеса это возможность создавать кастомизированные решения, учитывать пожелания покупателей, предлагать именно те продукты и услуги, которые нужны клиентам. Сделать это можно с помощью видеоаналитики. Анализ количества посетителей и их перемещений по продуктовым зонам, распознавание пола, возраста, эмоций покупателей — все это полезные данные для маркетологов, которые формируют предложение. Еще одна полезная функция — анализ количества товара на полках, чтобы в том случае, когда продукции становится меньше, администратор торговой точки вовремя получил информацию об этом и смог пополнить выкладку нужными позициями.

Интересное направление — распознавание VIP-клиентов. Эта функция сегодня актуальна практически для всех сегментов бизнеса, где происходит непосредственный контакт с покупателями: магазин, заправка или ресторан. Камера при входе «узнает» постоянного клиента, и система извещает о его приходе ответственного администратора, чтобы VIP-покупатель с порога мог получить необходимый сервис. Один из проектов с таким решением мы реализовали для крупной сети по продаже элитной парфюмерии. Система в магазинах этой сети не только распознает VIP-клиента, но также автоматически подтягивает информацию о его последних покупках и предпочтениях, дате последнего визита — с помощью этой информации продавец может предложить клиенту релевантные продукты, сформировать для него специальные условия покупки, скидки и так далее. Такой подход работает не только в сегментах дорогих продуктов и услуг, но абсолютно везде, ведь никому не нравится, когда со всех сторон атакуют нерелевантной рекламой ненужных товаров. Поэтому использование бизнес-аналитики — отличный способ поддержать лояльность клиента и дать ему повод вновь обратиться к вам за покупкой или услугой.

В ЦФО востребованы комплексные интеллектуальные решения для паркинга и КПП. Это относительно новое направление, но здесь уже сформировались четкие запросы со стороны заказчиков в лице городских администраций и владельцев платных парковок. Сейчас мы работаем над одним крупным проектом для многоуровневой парковки. Ключевые пожелания заказчика к интеллектуальной системе заключаются в том, чтобы она помогала быстро находить свободные парковочные места, находить свой автомобиль на стоянке, распознавала факты неправильной парковки и обеспечивала быструю оплату. Мы установили специальные камеры на каждом этаже здания, которые не только анализировали ситуацию, количество свободных и занятых мест, но также распознавали автомобильные номера, чтобы потом синхронизировать эту информацию с платежной системой. Аналитика — это также хороший способ контроля за правильной парковкой: любителям ставить автомобиль сразу на двух парковочных местах будет приходить счет за обе стоянки. Вообще, парковочные системы — это очень гибкие решения, которые можно кастомизировать практически под любой запрос заказчика, включая ту самую бизнес-аналитику, о которой мы говорили чуть ранее. Например, на основе марки, типа и цвета автомобиля.

Транспортная отрасль постепенно уходит от классических решений безопасности в сторону интеллектуальных решений. Сейчас наши основные заказчики в этой сфере — городские объекты транспорта и инфраструктуры, компании по междугородним перевозкам. Это анализ пассажиропотока, внедрение решений по распознаванию лиц, находящихся в розыске, анализ движения транспортного средства, поведения и состояния водителя. Но не менее важны и аппаратные характеристики оборудования. Поскольку оборудование устанавливается на подвижном составе, важно учитывать такой пункт, как виброустойчивость. Перед тем как выпустить любой продукт для транспортной отрасли, мы тщательно тестируем его устойчивость к вибрациям, внешним воздействиям. Мы также проходим сертификацию по постановлению правительства №969, в котором описываются требования к техническим характеристикам систем безопасности для обеспечения транспортной безопасности. В нашем портфеле уже более 500 различных моделей оборудования для видеомониторинга, контроля доступа, досмотра и так далее, которое уже прошло сертификацию по этому постановлению. Буквально недавно сертификат получили наши новые транспортные терминалы для измерения температуры и проверки наличия маски — такой терминал можно устанавливать в автобусах, в метро, в пригородных поездах и поездах дальнего следования. При необходимости терминал можно также использовать для автоматической проверки проездных билетов.

Не стоит бояться конкурентов: если они есть, значит, мы движемся в правильном правлении. ЦФО — очень активный регион с высоким уровнем конкуренции. Но мы не видим в этом проблемы. Конкуренция заставляет нас двигаться вперед, разрабатывать новые решения, применять новые методы в работе с клиентами. Наша компания уже несколько лет подряд занимает первое место в мире среди разработчиков и производителей систем безопасности, поэтому, если похожие решения появляются у наших конкурентов, это еще одно подтверждение того, что мы все сделали правильно и выпустили именно тот продукт, который действительно востребован на рынке.

Главное в нашей работе — развивать собственные компетенции, повышать уровень знаний наших партнеров и заказчиков. Мы работаем в очень сложной технологической сфере, где важно знать не только собственный продукт, но то, каким образом он может быть полезен заказчику. Поэтому наши сотрудники постоянно проходят обучение, у нас предусмотрены сертификационные программы для партнеров и технических специалистов со стороны клиентов, чтобы обучить их работе с новыми технологиями. Это жизненно необходимо, чтобы донести до клиента ценность решения, иногда даже предугадать его запросы с учетом того, что технологии никогда не стоят на месте и ситуация может кардинально измениться за очень короткое время. Все как у Льюиса Кэрролла: нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы оказаться в другом месте, бежать нужно еще быстрее.

Мое жизненное кредо — быть гибким в принятии решений. Если что-то не получается, отступи на шаг назад, посмотри на ситуацию более широко и более критично, зайди сбоку и возьми разгон. Также я придерживаюсь общего кредо всей компании — никогда не оставлять клиента наедине с его проблемой. Наши менеджеры, технические специалисты и разработчики всегда готовы делиться своими знаниями, подключаться к решению той или иной проблемы, направлять и подсказывать. Даже если сотрудник не знает, как ответить на вопрос, он обязательно подключит к этому процессу необходимые ресурсы внутри команды. Так мы работаем не только в ЦФО, но абсолютно в любом регионе России и в целом по всему миру.

Источник

Научно-техническая революция, как двигатель научно-технического прогресса

date image2020-01-14
views image114

facebook icon vkontakte icon twitter icon odnoklasniki icon

Введение

Во время работы менеджером и специалистом в сфере развития мне довелось ознакомиться с самыми разными доктринами, взглядами, толкованиями и исследованиями. Программа, в рамках которой я работал на протяжении ряда лет, пользовалась методикой разных научных школ. В качестве распорядителя государственных финансов я накопил некоторый собственный опыт и наблюдения, какие именно меры наилучшим образом способствуют развитию. Я видел, что некоторые страны добиваются успеха, а другие нет. Почему так получается? Поиск ответа на этот вопрос занимал меня на протяжении всех трех десятилетий моей карьеры в данной области.

В этой аудитории, собравшей выдающихся ученых и специалистов, я попытаюсь поделиться теми взглядами, которые, как мне кажется, дают наилучшее и наиболее полное объяснение причины успеха одних стран в достижении постоянного развития и неудачи других. Я продемонстрирую, что определяющим элементом успеха является «увереннocть». Ее дополняют «кoнтaкты», которые служат движущей силой развития и роста. Я также покажу, что «oбщие cтaндaрты» и «ширoкoе coтрудничеcтвo» являются жизненно важными условиями для сближения партнеров, будь то торгующие между собой страны или производители и потребители, что именно они играют главную роль в поддержке развития. В заключении я коснусь роли и места ученых в современном обществе.

Глава I Теоретические аспекты научно-технического прогресса

Научно-техническая революция, как двигатель научно-технического прогресса

Научный и технический прогресс впервые начали сближаться в 16-18 веках, когда мануфактурное производство, нужды мореплавания и торговли потребовали теоретического и экспериментального решения практических задач. Более конкретные формы это сближение приняло, начиная с конца 18 века, в связи с развитием машинного производства, что было обусловлено изобретением Д. Уаттом парового двигателя. Наука и техника начали взаимно стимулировать друг друга, активно влияя на все стороны жизни общества.

В ХХ веке Научно-технический прогресс (НТП) обозначился как масштабное явление в народном хозяйстве развитых стран мира и породил огромное количество изобретений, новшеств, изменивших жизнь не только экономически, но и практически. Научно-технический прогресс встает на службу военно-промышленному комплексу. Первая Мировая произвела огромный переворот в общественном сознании не только с позиций межнациональных конфликтов, но и с позиций развития науки и техники.

Однако вскоре в связи с Великой Депрессией демократическая волна уступила место росту государственного вмешательства. Фашистские режимы, установившиеся в Германии и Италии, увеличив число военных заказов, не только избавили свои страны от безработицы, но и расширили финансирование научных разработок. Окрепший Советский Союз также начал активную милитаризацию, что влекло за собой неизбежность необходимости совершенствования военной техники [12].

Революционный сдвиг произошёл и в технике, в первую очередь под влиянием применения электричества в промышленности и на транспорте. Было изобретено радио, получившее широчайшее распространение и давшее возможность возникнуть авиации. В 40-х гг. наука решила проблему расщепления атомного ядра. Человечество овладело атомной энергией. Исследования по созданию атомных реакторов и атомной бомбы впервые заставили капиталистические государства организовать в рамках крупного национального научно-технического проекта согласованное взаимодействие науки и промышленности. Это послужило школой для осуществления последующих общенациональных научно-технических исследовательских программ [12].

Основные черты НТР

Главным направлением НТР был этап автоматизации. Машинное производство, при котором рабочий был вынужден непосредственно участвовать в технологическом процессе, выполнять машинные функции, начинает уступать место автоматизированному производству, где предмет труда обрабатывается всецело самой технической системой, действующей без прямого участия рабочего. При развитых формах автоматизации контролирующие функции берёт на себя компьютер. Он осуществляет также счётно-решающие и управляющие функции. Компьютер внедряется не только в материальное производство, но и в управленческую деятельность, в сферу обслуживания (автоматические телефонные станции и т.д.), науку, образование[7].

В ходе НТР меняются технологические методы производства. Механическая технология обработки предмета труда, занимавшая доминирующие положение в материальном производстве, вытесняется более эффективными методами. При них изменяется не просто форма предмета, но и молекулярная, и атомная структура вещества. Происходит его преобразование в новое вещество с заданными свойствами. Такова химическая технология производства синтетических материалов, методы производства атомной энергии, использование плазмохимических процессов, лазеров, закрытой технологии высоких и низких температур, биохимические и биофизические методы воздействия применяемые в сельском хозяйстве, лёгкой промышленности, медицине.

Все эти процессы, определяющие коренные изменения производительных сил общества, происходят на основе достижений современной науки. На основе сращивания науки и техники, науки и материального производства. В современных условиях этот процесс идёт всесторонне. Наука превращается в непосредственную производительную силу, воплощаясь не только в технике, но и в производителях материальных благ. У людей повышается культурно-технический уровень, развивается интеллект, творческие способности. На производство оказывают влияние не только отдельные науки, а более широкий фронт исследований.

Идёт характерный для НТР процесс движения науки к производству, т.е. широкое использование научных открытий на благо производства. Если в 19 веке несмотря на многие открытия науки характер производства меняется медленно, открытия внедряются с трудом, то совсем другая картина наблюдается в 20 веке [3]. Возникает ряд производств опирающихся только на научные открытия. Следовательно, разрывы времени между этими открытиями и появлением соответствующих производств становится всё короче, а связь экспериментальной деятельности учёных с промышленной технологией всё более непосредственней. Такова, например, радиотехническая промышленность. А химическая промышленность синтетических материалов в этом преломлении достигла огромных вершин. На ряду с природными материалами, извлечёнными из недр земли и очищенными с помощью механических устройств и химической переработки, а также природными материалами органического происхождения, промышленность широко использует синтетические материалы [10]. Совместно химией и физикой твёрдого тела разработаны методы получения синтетических материалов обладающих заданными свойствами.

Новейшие технологии в фармацевтическом производстве позволили создать целый ряд синтетических препаратов для лечения традиционных заболеваний, вытесняя традиционные народные лечения травами. Создание различных химических удобрений и гербицидов позволило получать высокий урожай в сельскохозяйственной продукции.

Открытия в самолётостроении, космонавтике, позволили людям не просто оторваться от земли (аэропланы, первые самолёты), но и вырваться в космос (ракеты, научно-исследовательские станции, запускаемые к другим планетам).

Для развития всех отраслей науки и производства необходимо большое количество энергии: тепловой, электрической, атомной. А всё это ведёт к развитию в машиностроении, отрасли по производству мощных агрегатов для получения энергии.

НТР породило множество новых отраслей промышленности. От старых, известных с давних времён наук математика, физика и химия отделились новые отрасли, которые тоже расширяют свою базу за счёт новых научных открытий. А всё новые и новые открытия в области науки, ведут за собой развитие новых технологий и, как следствие развитие новых отраслей промышленности. Эти новые отрасли, в свою очередь, занимают новые жизненные пространства, вытесняя старые понятия и вводя новые. Все эти изыскания НТР принесло человечеству довольно противоречивые плоды. С одной стороны жизнь человека облегчается благодаря новым разработкам в области питания, одежды, медицины. Но несмотря на положительные черты, с НТР связаны некоторые глобальные проблемы человечества [1]:

1) проблема перенаселения. В 40-х и 50-х годах шло активное изобретение новых лекарственных препаратов (к примеру, в их числе класс препаратов-антибиотиков), что было успехом целого спектра наук, начиная с биологии и кончая химией. Примерно в то же время были предложены новые способы промышленного производства вакцин и лекарств, что сделало многие лекарства дешевыми и доступными. Благодаря этим успехам НТР в области медицины отступили такие страшные болезни как столбняк, полиомиелит и сибирская язва, значительно сократилась заболеваемость туберкулезом и проказой. После второй мировой войны во многих странах Азии и Африки молодые независимые государства начали внедрять медицинское обслуживание Массовые дешевые прививки и введение элементарных правил гигиены привели к резкому росту продолжительности жизни и снижению смертности[4].

2) экологические проблемы, связанные с неограниченным ростом производства и выбросов в атмосферу вредных веществ, вырубкой лесов и трансформацией ландшафтов, ростом количества автомобилей, активным судоходством и авиаперевозками.

Наряду с основными чертами НТР можно выделить её главные научно-технические направления: комплексная автоматизация производства, контроля и управления производством; открытие и использование новых видов энергии; создание и применение новых конструкционных материалов. Однако сущность НТР не сводится ни к её характерным чертам, ни, тем более, к тем или иным даже самым крупным научным открытиям или направлениям научного и технического прогресса. НТР означает не просто применение новых видов энергии и материалов, ЭВМ и даже комплексной автоматизации производства и управления, а перестройку всего технического базиса, всего технологического способа производства, начиная с использования материалов и энергетических процессов и кончая системой машин и формами организации и управления, отношением человека к процессу производства.

Источник

Наука как двигатель общественного прогресса

В основе взглядов на социальный прогресс, характерных для XVII в., лежит убеждение во всемогуществе человеческого разума, в его неограниченной способности познавать объективную истину, законы естественных и общественных явлений и использовать их для достижения практических целей человека.

В самом деле, действия человека, прежде чем материализоваться, должны пройти через его сознание й волю. Философы правильно увидели в разуме человека один из источников общественной активности человека. Наука, действительно,— важный фактор общественного преобразования. Но философы XVII в. ошибались, усматривая в сознании, науке, т. е. идеальном аспекте общественного бытия, главную движущую силу общественного изменения. Неумение понять (или в достаточной мере оценить), что само развитие науки коренится в стихийном (для того времени) развитии социальных условий, прежде всего производственно-экономических, обусловило их идеалистическую ограниченность в трактовке общественных явлений. Таков коренной порок всей домарксистской социологии. Но он не устраняет того факта, что философы XVII в. указали также на ряд материальных факторов прогресса, хотя и пе считали их главными.

В средние века наука занимала положение «служанки богословия», теперь же она должна была стать на службу человеку, его материальному благополучию (и даже земному счастью). Эта установка на изменение общественной роли науки нашла выражение в требовании подчинения науки практике. По мысли Бэкона, если раньше практическая цель «почти никогда не выдвигалась и не принималась в намерениях и исследованиях человека» то теперь цель науки «не может быть другой, чем наделение человеческой жизни новыми открытиями и благами» 2.

ІЗ. Ф. Асмус справедливо отмечал, что Декарт следует Бэкопу и понимании целей науки5. Декарт утверждает, что вместо умозрительной философии нужно «найти практическую философию», чтобы «сделаться хозяевами природы». И этого можно достигнуть путем «изобретения бесконечного количества приспособлений, благодаря которым мы без всякого труда наслаждались бы плодами аемли и всеми удобствами, какие на ней имеются». Декарт (как, впрочем, Бэкон, Спиноза и Локк) отводит медицине значительную роль в социальном прогрессе, полагая, что с помощью науки «можно было бы избавиться от бесчисленного количества болезней, как телесных, так и душевных, и даже, может быть, от старческого дряхления, если бы как следует знали причины всех недугов» 6.

Следует признать, что это предвидение мыслителей XVII в. оказалось верным. Борьба за народное здравоохранение давно уже рассматривается как одно из главных условий социального прогресса.

Мысль о науке как орудии общественного прогресса, со всей решительностью выдвинутая и обоснованная уже Бэконом, а вслед за ним и Декартом, была систематически развита другими философами XVII в. Но Бэкона и Декарта интересовала прежде всего естественнонаучная и техническая сторона прогресса, касающаяся отношения человека к природе. Что же касается другой стороны — отношений между людьми, то здесь Бэкон идет едва ли дальше простого утверждения, что «роль науки в гражданских делах, в устраненпи неприятностей, которые человек приносит человеку, не во многом уступает другим ее заслугам» 7, а именно в деле покорения природы.

Последняя проблема не получила у Бэкона обстоятельного развития.

Отмечая заслуги естествознания в достижении того, что «помогает человеческой жизни», что «является красивым в зданиях, прочным в укреплениях, удивительным в машинах» и т. п., Гоббс вместе с тем полагает, что человеческое усердие многое «могло бы прибавить. к счастью людей в этой жизни, если бы моральные философы в своих изысканиях пользовались такой же удачей» 8.

259 Гоббс ставит перед политикой и этикой задачу найти способ рационального регулирования общественных отношений и считает, что этого можно добиться с помощью истинной теории. Войны, проявления алчности, честолюбия и т. п. разрушают общественные связи. Следовательно, они нерациональны. Люди — разумные существа, но до сих пор они не умели рационально регулировать свои отношения, так как не обладали истинными понятиями об основаниях государства, права и морали. Гоббс же считает возможным выработать истинную моральную философию с помощью твердых принципов и правильного метода. Его не удовлетворяет состояние общества в прошлом и настоящем, и он ставит вопрос о переходе от этого несовершенного состояния к будущему, более совершенному, при котором люди жили бы в условиях внешнего и внутреннего мира, без открытых проявлений вражды, пользуясь благами цивилизации.

Локк, так же как Бэкон и Декарт, заботится о развитии практического познания, чтобы «извлекать пользу для нашего довольства и здоровья и тем самым увеличивать число удобств в этой жизни». Но он также вместе с Гоббсом обращает серьезное внимание на то, чтобы практически применять не только «познание о природе», но и познание в области нравственности9. Локк пошел еще дальше, поставив вопрос о развитии личных дарований индивида ради общей пользы человечества.

Спиноза, формулируя свое представление о цели общественного изменения, дает своего рода обобщение взглядов, характерных для XVII в., на цель социального прогресса и на научное познание как средство ее достижения.

Итак, на осознанную в той или иной мере буржуазную установку на социальный прогресс философы ответили теоретической установкой, согласно которой каждая наука должна иметь практическое назначение, а доставляемое ею знание причин — служить средством преобразования природы, общества и человека. В этом корень их отношения к проблеме прогресса. Но поскольку наука была признана главным двигателем прогресса, то к важнейшим его факторам должны быть отнесены также средства развития самой науки. Ибо фактором прогресса наука должна была стать не в прежнем, схоластическом ее виде, а в виде преобразованной, практически действенной науки.

Главную научную задачу эпохи философы XVII в. видели в •издании нового научного метода, опирающегося на опыт, пранім ку и строгое математическое доказательство. По словам Бэкона, мнный метод должен сыграть роль компаса, без которого в науках им может быть «достигнуто более или менее значительного прогресса» 12. Декарт разделяет иллюзию Бэкона о познании и в коночном счете о научном методе как главной движущей силе прогресса. Маркс отмечал: «. Декарт, как и Бэкон, в изменении формы производства и в практическом господстве человека над природой видел результат перемен в методе мышления. » 13.

Но то же самое следует сказать о других выдающихся мыслителях эпохи. По мнению Спинозы, направляя все науки к единой цоли — человеческому счастью, «прежде всего нужно придумать способ» усовершенствования разума, отбросив все то, что «не подвигает нас к нашей цели» и. Наконец, Локк подводит определенный итог развитию взглядов своих предшественников на метод как на орудие прогресса. Он утверждает, что «у нас есть основания благодарить людей, которые в последнее время выбрали иное направление и проложили пам более верный путь к полезному знанию». Начиная с «великого лорда Веруламского», в Европе стало насаждаться лучшее «употребление души и разума» |5.

Новые методы исследования, если они отражают потребности науки, в самом деле служат могучим средством ее развития. Именно такими были методы, предложенные философами XVII в. Велика заслуга последних в высокой оценке значения метода для прогресса науки. Их ошибка — в недооценке зависимости метода от развития конкретных научных дисциплин, а в конечном счете от развития общественной практики как главного, определяющего элемента во взаимодействии метод — наука — практика. Но эта ошибка характерна для всей домарксистской социологии, которая считала определяющей в общественном развитии идеальную сторону — науку, а в ней — метод.

Так как истинный метод содержит в себе возможность бесконечного продвижения вперед, то создание такого метода «будет плодотворнейшим порождением времени» 16. Таким образом, по мысли Бэкона, проблема метода — «это самая важная проблема из всех существующих» 17. Мысль Декарта идет в том же направлении, ибо он полагает, что принципы Аристотеля не способствовали научному прогрессу и это доказано тем, что «в течение многих веков, когда им следовали, не было возможности продвинуться вперед в познании вещей». С помощью же его, Декарта, принципов «можно открыть великое множество истин», и, «переходя постепенно от одной к другой», со временем прийти «к высшей степени мудрости» 18.

Преувеличивая роль метода, философы не могли и на самих себя как его создателей смотреть иначе, как на людей, стоящих во главе научного, а следовательно, и социального прогресса. Бэкон утверждал, что в «этой области мы обещаем себе судьбу Александра Великого» 19. И Декарт исходя из тех же соображений полагал, что «нет для государства большего блага, чем иметь истинных философов» 20. Но это скорее крайность выражения своих убеждений, к которой философы прибегали в пылу полемики, защищая свое любимое детище — новые философские принципы.

Теперь, отправляясь от того, что философы считали главным, будем нисходить к деталям и попытаемся реконструировать их концепцию прогресса. И прежде всего обратим внимание на некоторые принципы их методологии, которые должны были, по их мнению, обеспечить прогресс как научный, так и общественный.

Существенной предпосылкой создания концепции общественного прогресса было преодоление господствовавшего в официальной науке догматизма, который выступал как мощный тормоз прогресса. Этот догматизм имел серьезные научные и социальные основания. Античная наука дала систему обобщений наблюдений, накопленных за предшествующие тысячелетия. Эта система была в своих основных чертах завершена Евклидом (в геометрии), Птолемеем (в астрономии) и Аристотелем (в физике и философских науках). Новых значительных фактов, способных поколебать эту систему, науке не было известно вплоть до позднего средневековья, ввиду чего эта система на протяжении полутора тысяч лет своего господства приобрела значение абсолютной истины, предела, доступного человеческому познанию. Это способствовало укоренению догматизма в сознании людей. Его закрепила и католическая церковь, «догматизировав» авторитет Аристотеля. Выдающаяся заслуга великих философов XVII в..состояла в том, что они теоретически преодолели этот догматизм, показав возможность и необходимость развития пауки, включая создание новых теорий лучшего, более рационального устройства общества и развития личности.

Ф. Бэкон указывает: в том, что новое время унаследовало от прошлого, «все оказывается противным движению наук вперед». Это н «неумеренное религиозное рвение» 21, и косная система преподавания, при которой знания преподносятся лишь для того, «чтобы быть принятыми на веру, а не для исследования и дальнейшего развития» 22. Породив мнение о завершенности наук, отвратив многие поколения людей от новых исследований, догматики лишили человечество возможности новых приобретений. Результат их деятельности таков: «Никто не в состоянии определить вред, который они наносят прогрессу» 23. Бэкон обращает внимание на враждебные делу прогресса общественные настроения, которые породило господство догматизма. Оно ведет к надуманному и искусственному отчаянию, совершенно подавляя «усердие попытки», задерживая рост человеческого могущества24. В противовес догматизму Бэкон считал задачей передовой философии воспитание оптимизма, уверенности в возможности безграничного роста человеческого познания и могущества. Ссылаясь на накопленные в новое время опыт, технические усовершенствования и научные открытия, Бэкон призывает современников избрать иной путь к мііиііию и могуществу, чем свойственный предшествующим тысячелетиям, а, избрав его, «не зная устали, шагать вперед»23.

Научный прогресс, по мнению Гассенди, не будет иметь места, «если мы станем смотреть на себя как на карликов, а древних станем почитать как каких-то гигантов». Такая несправедливая оценка может быть результатом лишь несправедливого приговора самим себе. Природа, по мысли Гассенди, будет к нам справедлива только в том случае, если мы сами правильно оценим свои силы. При равенстве талантов преимущество в деле новых открытий имеет новое время по сравнению с древним. «Позднейшиеумы всегда имеют возможность блеснуть ярче своих предшественников: с одной стороны, они могут на основании опыта или благодаря собственному размышлению прибавить к этому кое-что новое». С другой стороны, новое поколение всегда стоит на плечах предыдущих, и в этом залог неограниченного продвижепия вперед. «И если бы мы так же усердно трудились, как древние, мы поднялись бы значительно выше их и при их помощи выросли бы в конце концов когда-нибудь в некую гигантскую силу. Вот почему я призываю, как уже призывал и буду призывать снова и снова. будем стараться, будем работать, внесем свою лепту, и мы!» «Надо дерзать и мужественно идти вперед». Нужно умножать то, что мы получили в наследство, чтобы оно преумноженным перешло от нас к потомкам. В пауке всякое новое поколеппе найдет себе работу, ни одному человеку, который родится хотя бы через 1000 веков, не будет закрыта возможность прибавить что-либо * уже существующему 29.

Этот аргумент Гассенди не пропал бесследно. Ньютон, тщательно изучавший историю атомизма, включая работы Гассенди, объяснял свой успех в развитии механики, между прочим, и тем, что он «стоял на плечах гигантов», подразумевая своих предшественников — Коперника, Галилея и др.

С целью преодоления догматического преклонения перед древними авторитетами Б. Паскаль развивает известную мысль Бэкона о том, что древность была молодостью мира, а новое время — его зрелость, накопившая более богатый опыт и знания. Паскаль рассматривает все человечество как единый субъект, осуществляющий «непрерывный прогресс» познания30.

Для неограниченного роста человеческого познания и могущества нет принципиальных преград ни в самом человеке, ни в природе и обществе. Философия XVII в. направлена на обоснование этого тезиса, на который опирается буржуазная идея прогресса. Философы XVII в. указывают науке объект познания — бесконечную материальную Вселенную.

Схоластическая натурфилософия также претендовала на познание природы. Но ее метод состоял в схватывании «абсолютной и окончательной» истины о вещах, которая на деле оказывалась субъективным мнением, пригодным лишь для схоластического диспута. Новая теория познания указывает науке задачу постижения объективной истины путем рациональной обработки опыта и математического анализа, опирающихся на практику, хотя и узко понятую, как ремесленное производство. Этот путь ведет к постепенному накоплению истин о вещах. Но он, по словам Бэкона, позволяет человеку все «дальше и дальше открывать истину», предпринять «попытку осуществления бесконечного прогресса» познания и могущества31.

Декарт в своей теории познания также отказывается «полагать человеческому уму какие бы то ни было границы». По мнению Декарта, принцип неограниченного роста познания верен для всех научных дисциплин, например для медицины, представители которой признают, что «все то, что ей известно,— почти ничто в сравнении с тем, что ей еще остается познать» 32.

Учение о «врожденных» или «самоочевидных» принципах, развитое Декартом и Лейбницем, не может быть признано препятствием к неограниченному росту познания природы, ибо оно характеризует не способ получения познания вообще, а способ познания именно принципов, и прежде всего принципов философии. Моделью «самоочевидного» познания обычно служат аксиомы геометрии. Однако именно геометрия у Декарта служит примером неограниченных возможностей познания, ибо из аксиом, признаются они «самоочевидными» (Декарт, Лейбниц) или нет (Локк), возможно выведение неограниченного количества теорем, имеющих практическое приложение. Именно Декарт (а вслед за ним Паскаль и др.) обратил внимание на наличие прогресса в математике. Он указал на невысокий уровень математики и механики у древних греков и древних римлян33 по сравнению с достижениями нового времени. Декарт и Гоббс ожидали наибольших практических последствий именно от достижений математических наук. И они были правы, особенно для условий своего века и следующего за ним, когда математика и механика наиболее бурно развивались и оказывали огромное влияние на такие прикладные дисциплины, как фортификация, мореплавание, артиллерийское дело и т. д.

Помимо роста познания математического, дедуктивного, Декарт вслед за Бэконом усматривает другой источник неограниченного прогресса познания природы — опыт и эксперимент. Даже познания, выводимые из «начал», по его мнению, «в значительной мере зависят от отдельных опытов», поэтому «может пройти много веков, прежде чем из этих начал будут выведены все истины, какие оттуда можно извлечь». Признание Декартом первостепенной роли опыта в познании открывает ему путь ко всем тем выводам для теории прогресса, которые сделал Бэкон. В целом же, согласно Декарту, опыт, как и математическая дедукция, лежит в основе прогресса наук, и «хотя вначале они грубы и несовершенны, однако благодаря тому, что содержат в себе нечто истинное, удостоверяемое результатами опыта, они постепенно совершенствуются»34. Декарт предвидит убыстрение прогресса познания по мере накопления людьми знаний и сравнивает этот процесс с прогрессивным накоплением богатств 35.

Проблема общественной организации развития наук, имеющих прикладной характер, рассматривалась великими философами XVII в., а также естествоиспытателями как одна из важнейших для социального прогресса. В предшествующие века господства спекулятивной философии создание отдельных враждебных одна другой систем было частным делом философов. «Учитель» создавал систему, ученики же в лучшем случае привлекались к разработке ее деталей. Их удел состоял также в систематизации, истолковании, популяризации, защите и т. п. положений «учителя», а не в их развитии («воды не могут подняться выше источника»). Теперь же, когда речь шла о познании бесконечного материального мира, наука не могла быть делом изолированных ученых. Для выполнения назревших научных задач нужна была кооперация многих ученых и преемственность в их деятельности. Для осуществления широкого фронта экспериментальных работ, их связи с буржуазным производством требовались значительные материальные затраты, непосильные для самих ученых. Поисками подходящего решения этих проблем также заняты философы XVII в.

Бэкон постоянно размышляет о том, что необходимо для реализации его программы создания практически действенной науки, а именно о том, что «может быть достигнуто объединенными усилиями людей, хотя не обязательно одним человеком», «на протяжении ряда веков, хотя и недоступно для одного только века», и «благодаря государственной поддержке и субсидиям (заботе и богатству всего общества), хотя и остается недостижимым для усилий и средств отдельных людей» 36.

И Декарт обдумывает меры для организации коллективных усилий ученых, которые подразумевают взаимную помощь и преемственность в их деятельности. Он призывает «лучшие умы» сообщать друг другу о своих опытах и «обо всем, что они узнают, чтобы последующие начинали там, где окончат их предшественники», полагая, что «так соединяя жизни и труды многих, мы все вместе смогли бы пойти гораздо дальше, чем это мог бы сделать каждый в отдельности» 37.

В «Новой Атлантиде» Бэкон нарисовал картину предвосхищаемого им общества людей, в котором государственная власть считает своей первейшей обязанностью заботу об организованном развитии науки и использовании ее достижений для блага граждан и государства. Эта мысль о государственной научной политике была одним из важнейших завоеваний теории прогресса в XVII в., и она нашла быструю и все более эффективную реализацию в практике передовых государств, прежде всего Европы. Она была осуществлена в создании национальных академий наук, каждая из которых объединяла деятельность ученых не только в национальном, но и в интернациональном масштабе. Наиболее значительную роль из них сыграло «Лондонское королевское общество» (основано в 1660 г., официально утверждено в 1662 г.) — английская академия наук. Оно начало свои «записки» признанием, что его основание явилось реализацией идей Бэкона о пауке нового типа, рассчитанной на решение практических задач ради благополучия людей38. Ж. Кольбер, учреждая в 1666 г. французскую Академию наук, надписей и архитектуры, осуществлял пожелание X. Гюйгенса «воплотить план Бэкона»39. Весьма значительную роль в создании Петербургской40 и Берлинской41 академий наук сыграл Лейбниц.

Сформулировав основы научной государственной политики, философы XVII в. не только внесли непреходящий вклад в теорию прогресса, но и дали реальный толчок общественному прогрессу, который трудно переоценить. Академии наук сразу же стали центрами развития науки — в отличие от университетов, где еще долго преобладала схоластическая премудрость.

Источник

Наука и научно-технический прогресс

Вопросы

1. Взаимоотношение науки и техники.

2. Научно-техническая революция: технологические и социальные последствия.

3. Социальные и этические проблемы научно-технического прогресса.

Лекция

1. В настоящее время развитие науки является главным условием развития техники. Можно выделить три основных точки зрения на проблему взаимоотношения науки и техники в обществе.

Первая – указывает на определяющую роль науки, а технику трактует именно как прикладную науку. Это такая модель взаимоотношения науки и техники, когда наука рассматривается как производство знания, а техника – как его практическое применение, воплощение.

Другая модель акцентирует взаимовлияние науки и техники как самостоятельных явлений, взаимодействующих на определенных этапах своего развития. Утверждается, что познанием движет стремление к истине, тогда как техника развивается для решения практических проблем. Техника использует научные результаты для своих целей, а наука использует технические средства/устройства для решения своих проблем.

Третья модель указывает на ведущую роль техники: наука раз­вивалась под влиянием потребностей техники. Создание техники определялось нуждами производства, а наука возникает и разви­вается как попытка понять, постичь процесс функционирования техни­ческих устройств. Так, мельница, часы, насос, паро­вой двигатель и т.д. создавались мастерами – практиками, а соответствующие разделы науки возникают позднее и представляют собой теорети­ческое осмысление действия технических устройств. Например, сначала был изобретен паровой двигатель, потом возникает тер­модинамика.

Чтобы разобраться в этой непростой проблеме взаимоотношения науки и тех­ники, надо рассмотреть ее исторически.

Термин «техника» имеет два основных значения: 1) то, что вне человека – технические средства, орудия труда и т.д.; 2) то, что внутри человека, т.е. его навыки и умения. И то, и другое – необходимые условия процесса трудовой деятельности, без которых труд, его продуктивность невозмо­жны. На разных этапах развития общества их удельный вес различен.

В докапиталистическом (традиционном, аграрном) обществе преобладали простые орудия труда, поэтому конечный результат всецело зависел от опыта, навыков и умений мастера, а также от множе­ства других неизвестных и неподконтрольных человеку причин. Человек еще в древности научился выплавлять металл, не имея адекватного представления о том, что при этом происходит, какие физические и химические процессы определяют получение конеч­ного результата. Знание передавалось в форме рецепта, имело рецептурный характер: взять то-то. сделать то-то. Это неизменное традиционное знание доставалось от предков, кото­рые, в свою очередь, получили его «свыше». Оно было священно, было священнодействием.

Производственная деятельность человека в общественно-историческом процессе заменяется действием механи­ческого устройства, механическое устройство инициирует науку ме­ханику – первую из естественных наук.

Современная наука возникает во многом как стремление понять действие технических устройств. Она исследует те природные законы, на основе которых функционирует техника. Позднее в науке происходит разделение на науки технические, исследующие проблемы техни­ки, и естественные науки о природе, исследующие природные процессы.

Современную технику создавали не только ученые, но и практики-изобретатели. Часов­щик Уатт изобрел паровую машину, цирюльник Аркрайт – пря­дильную машину, рабочий-ювелир Фултон – пароход. Первые па­ровые машины были построены мануфактурными и ремесленными способами, хотя и в соответствии с научным знанием и требованиями научного подхода.

Начиная с конца XIX века целые отрасли про­мышленности: электротехническая, химическая, различные виды машиностроения и т.д. создаются на основе открытий науки. История изучения электричества и магнетизма представила пер­вый пример, когда на основе комплекса научных работ была со­здана промышленность крупного масштаба, и научное исследование превратилось в системную инженерную практику.

Особенно показательно это проявилось в деятельности американского изобретателя Т.Эдисона. Он организовал в 1876 г. пер­вую в США научно-исследовательскую лабораторию, перед которой была поставлена задача создания необхо­димых для практики научных разработок. В лаборатории этой, дававшей ежегодно де­сятки различных изобретений, теоретические исследования дово­дились до стадии промышленной разработки и эксплуатации. Вслед за Эдисоном крупнейшие промышленные компании США стали создавать свои научно-исследовательские лаборатории.

В настоящее время создание новых видов технических устройств не может не опираться на научные исследования и разработки. В современной науке есть отрасли, непосредственно связанные с разработкой новой техники и отрас­ли, ориентированные на фундаментальные исследования. Эта единая сфера деятельности обозначается в статистичес­ких справочниках как «Научные исследования и опытно-конст­рукторские разработки» (НИОКР).

Следует подчеркнуть, что в современных условиях технические новшества базируют­ся на развитии научно-теоретических знаний, и развитие современной техники зави­сит от развития науки в первую очередь. Техника, в свою очередь, ставит перед наукой новые задачи, и может рассматриваться в контексте общественной практики, на которую ориентировано познание.

Уровень развития современного техногенного общества определяется развитием нау­ки и техники как показателем ро­ста производительных сил, их исторической зрелости. Нынешний этап научно-технического прогресса – научно-техническую революцию с функционально-производственной точ­ки зрения можно охарактеризовать так: на­ука превращается в ведущую сферу общественного производства; происходит качественное преобразование всех элементов производительных сил – производителя, орудия, предмета труда; осуществляется интенсификация производ­ства в плане использования новых, более эффективных видов сырья и его обработки, снижение трудоемкости за счет автоматизации и компьютеризации, повышения социальной роли информации через развитие средств массовой коммуникации и др.

Можно сделать вывод о том, что взаимоотно­шения науки и техники изменялись. В докапиталистическом (традиционном) обществе преобладали ручные орудия тру­да. Ученые не обращались к решению практических проблем. В период становления и развития капитализма производство начинает развиваться на научно-технической основе. Создаются машины и механизмы, заменяющие труд рабочего. Современ­ная наука возникает из стремления понять работу механических устройств. В дальнейшем происходит обособление технических наук и наук о природе, но сохраняется их тесная взаимосвязь и взаимовлияние. Современная наука и техника также находятся в процессе постоянного плодотворного взаимодействия. Технические проблемы стимулируют развитие науки, а научные открытия, в свою очередь, становятся основой создания новых видов техники.

2. Научно-техническая революция (НТР) – понятие, используе­мое для обозначения тех качественных преобразований, которые произошли в науке и технике во второй половине XX века. Нача­ло НТР как интенсификации научно-технического прогресса относится к середине 40-х гг. XX века. В ходе ее завершается процесс превращения науки в непосредственную производитель­ную силу общества. НТР изменяет условия, характер и содержание труда, структуру производительных сил, общественное разделение тру­да, отраслевую и профессиональную структуру общества, ведет к быстрому росту производительности труда, оказывает воздействие на все стороны жизни общества, включая культуру, быт, психоло­гию людей, взаимоотношение общества с природой.

Научно-техническая революция – длительный процесс, кото­рый имеет две главные предпосылки – научно-техническую и со­циальную. Важнейшую роль в подготовке НТР сыграли успехи естествознания в конце XIX – начале XX вв., в результате кото­рых произошел коренной переворот во взглядах на материю, и сло­жилась новая картина мира. Были открыты электрон, явление радиоактивности, рентгеновские лучи, создана теория относитель­ности и квантовая теория. Совершился прорыв науки в область микромира и больших скоростей.

Революционный сдвиг произошел и в технике, в первую оче­редь под влиянием применения электричества в промышленности и на транспорте. Было изобретено радио. Родилась авиация. В 40-х гг. XX века наука решила про­блему расщепления атомного ядра. Человечество овладело атом­ной энергией. Важнейшее значение имело возникновение кибер­нетики. Исследования по созданию атомных реакторов и атомной бомбы впервые заставили капиталистические государства организовать в рамках крупного национального научно-технического проекта взаимодействие науки и промышленности. Это послу­жило школой для осуществления общенациональных научно-тех­нических исследовательских программ.

Начался резкий рост ассигнований на науку, числа исследова­тельских учреждений. В начале 90-х гг. XX века общая численность занятых в науке и научном обслуживании в США приблизилась к 7 млн. человек. Для сравнения, к началу 90-х гг. СССР занимал второе место в мире после США по научно-техническому потенциалу. Общее число научных ра­ботников на начало 1991 г. составляло примерно 2 млн. человек.

Во второй половине 50-х гг. XX века под влиянием успехов СССР в изу­чении космоса и советского опыта организации и планирования науки в большинстве стран началось создание общегосударствен­ных органов планирования и управления научной деятельностью. Усилились связи между научными и техничес­кими разработками, ускорилось использование научных достиже­ний в производстве. В 50-х гг. создаются и получают широкое применение в научных исследованиях, производстве, а затем и управлении электронно-вычислительные машины (ЭВМ), ставшие символом НТР. Их появление знаменует начало постепенной пе­редачи машине выполнения элементарных логических функций человека. Развитие информатики, вычислительной техники, микропроцессоров и робототехники создало условия для перехода к комплексной автоматизации производства и управления. ЭВМ – принципиально новый вид техники, изменяющий положение че­ловека в процессе производства.

На современном этапе своего развития научно-техническая революция характеризуется следующими основными чертами.

1) Произошло превращение науки в производительную силу общества в результате слияния воедино революционных изменений в на­уке, технике и производстве, усиления взаимодействия между ними и сокращения сроков от рождения новой научной идеи до ее про­изводственного воплощения.

2) Возник новый этап общественного разделения труда, свя­занный с превращением науки в ведущую сферу развития современного обще­ства.

3) Качественным преобразованиям подверглись все элементы производительных сил – предмет труда, орудия производства и сам работник. Возросла интенсификация всего процесса произ­водства благодаря научной его организации и рационализации, постоянному обновлению технологии, сбережению энергии, сни­жению материалоемкости, капиталоемкости и трудоемкости про­дукции. Приобретаемое обществом новое знание позволяет сокра­тить затраты на сырье, оборудование и рабочую силу, многократ­но окупая расходы на научные исследования и технические раз­работки.

4) Изменились характер и содержание труда, в нем повыси­лась роль творческих элементов; производ­ство трансформировалось из простого процесса труда в научный, точнее – наукоемкий процесс.

5) На этой основе возникли материально-технические предпо­сылки сокращения ручного труда и замены его механизирован­ным. В дальнейшем развернулась автоматизация производства на основе применения электронно-вычислительной техники.

6) Осуществляется создание новых источников энергии и искусственных материалов с заранее заданными свойствами.

7) Гигантское развитие средств массовой коммуникации сопровождается огромным повышением социального и экономического значения информационной деятельности.

8) Происходит рост уровня общего и специального образова­ния и культуры населения.

9) Возрастает взаимодействие наук, комплексные исследова­ния сложных проблем, повышается также роль социальных наук.

10) Имеет место резкое ускорение всех общественных процес­сов, дальнейшая интернационализация всей человеческой деятель­ности в масштабе планеты, возникновение так называемых гло­бальных проблем.

Наряду с основными чертами НТР, можно выделить опреде­ленные этапы ее развития и главные научно-технические и тех­нологические направления, характерные для этих этапов.

Достижения в области атомной физики (осуществление цеп­ной ядерной реакции, открывшей путь к созданию атомного ору­жия), успехи молекулярной биологии (выразившиеся в раскры­тии генетической роли нуклеиновых кислот, расшифровке моле­кулы ДНК и последующего ее биосинтеза), а также появление кибернетики (установившей определенную аналогию между жи­выми организмами и некоторыми техническими устройствами, являющимися преобразователями информации) дали старт науч­но-технической революции и определили главные естественно­научные направления ее первого этапа. Этот этап, начавшийся в 40 – 50-х гг. XX века, продолжался почти до конца 70-х годов. Основными техническими направлениями первого этапа НТР явились атомная энергетика, электронно-вычислительная техни­ка (ставшая технической базой кибернетики) и ракетно-космическая техника.

С конца 70-х гг. XX века начался второй этап НТР, продолжающийся до сих пор. Важнейшей характеристикой дан­ного этапа НТР стали новейшие технологии, которых не было в середине XX века, в силу чего второй этап НТР получил наименование «научно-технологической революции». К таким новейшим технологиям относятся гибкие автоматизированные производства, лазерная технология, биотехнологии и др. Вместе с тем новый этап НТР не только не отбросил многие традиционные технологии, но позволил их модернизировать и существенно повысить их эффективность.

Суть второго этапа НТР, определяемого как «научно-техноло­гическая революция», заключается в объективно закономерном переходе от различного рода внешних, по преимуществу механи­ческих, воздействий на предметы труда к высокотехнологичным (субмикронным) воздействиям на уровне микроструктуры не­живой и живой материи. Не случайна та роль, кото­рую приобрели на этом этапе НТР генная инженерия и нанотехнология.

За последние десятилетия существенно расширился диапазон исследований в области генной инженерии: от получения новых микроорганизмов с заранее заданными свойствами и до клониро­вания высших животных (а также и самого человека). Конец XX века ознаменовался успехами в расшифровке генетической основы человека. Так, в 1990 г. стартовал международ­ный проект «геном человека», ставящий целью получение полно­го генетической карты Homo sapiens.

Сферой нанотехнологии – одного из направ­лений в области новейших технологий – стали процессы и явле­ния, происходящие в микромире, измеряемом нанометрами, т.е. миллиардными долями метра (один нанометр составляют пример­но 10 атомов, расположенных вплотную один за другим).

В дальнейшем исследования в области физики полупроводни­ковых наногетероструктур заложили основы новых информаци­онных и коммуникационных технологий. Достигнутые успехи в этих исследованиях, имели огромное значение для развития оптоэлектроники и электроники высоких скоростей.

Бурные темпы роста в 80 – 90-х гг. XX века информацион­но-технологической индустрии явились следствием универсального характера использования информационных технологий, их широ­кого распространения практически во всех отраслях экономики. В ходе экономического развития эффективность материального производства стала во все большей степени определяться масшта­бами использования и качественным уровнем развития духовной сферы производства. Это означает, что в систему производства вовлекается новый ресурс – информация (научная, технологическая, экономичес­кая, организационно-управленческая), которая, интегрируясь с производственным процессом, во многом ему пред­шествует, определяет его соответствие меняющимся условиям жизни, завершает превращение производственных процессов в процессы научно-производственные.

Второй этап НТР оказался в значительной степени связанным с таким технологическим прорывом, как появление и быстрое распространение микропроцессоров на больших интегральных схемах (так называемая «микропроцессорная революция»). Это во многом обусловило формирование мощного информационно-индустриального комплекса, включающего электронно-вычисли­тельное машиностроение, микроэлектронную промышленность, производство электронных средств связи и разнообразного кон­торского и бытового оборудования. Указанный крупный комплекс отраслей промышленности и сферы услуг ориентирован на инфор­мационное обслуживание как общественного производства, так и личного потребления.

На повестке дня современной науки – создание квантового компьютера (КК). Здесь существует несколько интенсивно разра­батываемых в настоящее время направлений: твердотельный КК на полупроводниковых структурах, жидкие компьютеры, КК на «квантовых нитях», на высокотемпературных полупроводниках и т.д. Фактически все разделы современной физики представлены в попытках решения этой задачи.

Пока можно говорить лишь о достижении некоторых предва­рительных результатов. Квантовые компьютеры еще только про­ектируются. Но когда они покинут пределы лабораторий, мир во многом станет иным. Ожидаемый технологический прорыв должен превзойти достижения так называемой «полупроводниковой революции», в резуль­тате которой вакуумные электронные лампы уступили место крем­ниевым кристаллам.

Таким образом, возникшая на основе научно-технического прогресса как развернувшегося первоначально в Европе Нового времени непрерывного процесса открытия новых знаний и технико-технологического применения их в системе общественного производства, научно-техническая революция середины XX века повлекла радикальную пе­рестройку всего технического базиса, технологического способа общественного производства. Вместе с тем она вызвала серьезные изменения со­циальной структуры общества, оказала влияние на сферы образо­вания, быта, досуга, массовой культуры и т.д.

В 70-е гг. XX века в странах Запада началось абсолютное сокраще­ние занятости в материальном производстве, и в первую очередь – в материалоемких отраслях массового производства. При этом объем производимых и потребляемых обществом материальных благ в условиях экспансии сервисной экономики не снижается, а растет. Производ­ственная база современного хозяйства остается, и будет оставаться той основой, на которой происходит развитие новых экономичес­ких и социальных процессов, и ее значение преуменьшаться не должно. Рост объема материальных благ во все большей мере обеспечива­ется повышением производительности занятых в их создании ра­ботников.

Таким образом, современное общество не характеризуется оче­видным падением доли материального производства. При этом все большую долю общественного богатства составляют знания, ин­формация, которые становятся основным ресурсом нынешнего производства в любой его форме.

Становление современного общества как системы, основанной на производстве и потреблении информации и знаний, началось в 50-е гг. XX века. Знания (научные знания) как непосредственная производительная сила становятся важнейшим фактором совре­менной (наукоемкой) экономики, а создающий их сектор оказывается наиболее важным ресурсом производства. Происходит пе­реход от расширения использования материальных ресурсов к сокращению потребности в них. При этом происходит быстрое удешевление наиболее наукоем­ких продуктов, способствующее их широкому распространению во всех сферах хозяйства. В резуль­тате возникает экономика «нелимитированных ресурсов», безгра­ничность которых обусловлена не масштабом добычи, а сокраще­нием потребности в них.

По мере развития информационного сектора экономики стано­вится все более очевидным, что знания являются важнейшим стра­тегическим активом любого производства, предприятия, источником творчества и нововведений, основой современных ценностей и социального прогресса – т.е. поистине неограниченным ресурсом.

Таким образом, развитие современного общества эпохи НТР приводит не столько к замене производства материальных благ производством услуг, сколько к вытеснению материальных компонентов готово­го продукта информационными составляющими. Следствием это­го становится снижение роли сырьевых ресурсов и труда как базо­вых производственных факторов, что является предпосылкой от­хода от массового создания воспроизводимых благ как основы об­щественного благосостояния.

Научно-техническое развитие приводит к глобальной трансформации общества. Общество вступает в новую фазу своего развития, которую ученые, социологи квалифицируют как «информационное общество».

И конечно, с социальной/культурной точки зрения современное научно-техническое развитие рождает потребность в высоком общеобразова­тельном уровне, в высоком уровне специального образования, в необходимости координации научных усилий на междуна­родном уровне.

3. Беспрецедентный по своим темпам и размаху научно-техни­ческий прогресс/НТР является одной из наиболее очевидных реальнос­тей нашего времени. Наука колоссально повышает производитель­ность общественного производства. Она добилась ни с чем не сравнимых результатов в овладении силами природы. Именно на науку опирается сложный механизм современного развития. Страна, которая не в состоянии обеспе­чить достаточно высокие темпы научно-технического прогресса и использования его результатов в самых разных сферах обществен­ной жизни, обрекает себя на состояние отсталости и зависимое, подчиненное положение в мире.

Еще в недавнем прошлом было принято некритически восхва­лять научно-технический прогресс как чуть ли не единственную опору всеобщего прогресса человечества. Такова точка зрения сциен­тизма, то есть представления о науке, особенно о естествознании, как о высшей, даже абсолютной социальной ценности. Вместе с тем быстрые темпы развития науки и техники порождают немало новых проблем и альтернатив.

Сегодня многие игнорируют гуманистическую направленность развития науки. Распространилось убеждение, что цели науки и общества в наше время обнаруживают проти­воречие, что этические нормы современной науки едва ли не про­тивоположны общечеловеческим социально-этическим и гумани­стическим нормам, ценностям и принципам, а научный поиск давно вышел из-под морального контроля и известный сократовский постулат «знание и добродетель неразрывны» уже списан в исторический архив.

Противники сциентизма апеллируют к опыту современности. Они указывают на то, что сложно говорить о со­циально-нравственной роли науки, поскольку ее достижения исполь­зуются для создания чудовищных средств массового уничтоже­ния, в то время как ежегодно множество людей умирает от голо­да. Трудно говорить о нравственности ученого, так как, чем глуб­же он проникает в тайны природы, чем честнее относится к своей деятельности, тем большую угрозу для человечества таят в себе ее результаты. Трудно говорить о благе науки для человече­ства, поскольку ее достижения нередко используются для создания та­ких средств и технологий, которые ведут к отчуждению, подавле­нию, оглуплению человеческой личности, разрушению природной среды обитания человека. Такова позиция антисциентизма.

Научно-технический прогресс/революция не только обостряет многие из существующих противоречий современного общественного разви­тия, но и порождает новые. Более того, его негативные проявле­ния могут привести к катастрофическим последствиям для судеб всего человечества. Сегодня уже не только произведения писате­лей-фантастов, авторов антиутопий, но и многие реальные собы­тия предупреждают о том, какое ужасное будущее ждет лю­дей в обществе, для которого бурное научно-техническое развитие выступает как самоцель, лишается «человеческого измерения».

За после­дние десятилетия результаты научно-технического развития и их воздей­ствие на человеческую жизнь стали расширяться и расти с такой скоростью, что оставили далеко позади любые другие формы и виды культурного развития. Человек уже не в состоянии контролировать эти процессы, и даже просто осознать их последствия. Даже в том случае, если удастся найти пути поставить научно-техническое развитие под надежный контроль, все равно оно будет производить в нем масштабные изменения. Современная техника, созданная на научной основе человеком, превратилась в главный фактор происходящих изменений на нашей планете.

Человеческое развитие вступило в но­вую эру. В начале XX века темпы развития стали резко воз­растать. Особенно захватывающие открытия сделаны человеком в области исследования космоса. Наши современники, не пользуясь ничем, кроме собственного разума, смогли сформу­лировать общую теорию относительности и теорию расширяющейся Вселенной. На другом конце спектра познания мы проникли в тайны бесконечно малых объектов. Расщепление атома, определе­ние структуры ядра и обнаружение множества элементарных час­тиц, а также расшифровка генетического кода, синтез рибонукле­иновой кислоты и многие другие открытия – все это способствова­ло неумолимому раскрытию секретов материи и самой жизни.

Это феноменальное расширение границ теоретических знаний привело к открытию таких вещей и явлений, как лазер, голография, криогеника, сверхпроводимость. Не менее революционные достижения были параллельно с этим отмечены и в приклад­ной сфере. Они известны под наименованиями витаминов, пенициллина, инсектицидов, телевидения, радара, реактивных двигателей, тран­зисторов, карликовой пшеницы, противозачаточных пилюль и многими другими наименованиями. Такое экспоненциальное накопление научных знаний и технических средств, новых ма­шин и новых видов продукции позволило человеку приблизить область фантазии к границам реальности и рассчитывать на еще более блестящее будущее.

Человек теперь может побеждать многие болезни, увеличить вдвое (по сравнению с предшествующими поколениями) продол­жительность жизни, существенно улучшить свой быт и рацион питания. Он усовершенствовал способы производства товаров, и выпускает их теперь в невероятно массовых масштабах; он изоб­рел технические средства, которые могут быстро перенести его самого и его имущество через континенты и океаны; он может мгновенно связаться с кем угодно, в какой бы точке планеты он ни был. Он повсюду настроил дорог, возвел дамбы, создал горо­да, прорыл шахты, буквально завоевав и подчинив себе всю пла­нету.

Человек изобрел компьютер – своего «электронного слугу», память, вычислительные возможности и скорость операций кото­рого в тысячи раз больше тех, которыми располагает он сам. На­конец, он решился вступить в со­стязание с Природой. Сейчас он пытается овладеть энер­гией материи, открыв ядерную энергию; пытается распространить свои вла­дения за пределы Земли – первые шаги в этом направлении он уже сделал, вступив на поверхность Луны и послав в космос при­боры для детального исследования солнечной системы; он стремится изменить самого себя с помощью генной инженерии – путем манипулирования с генетическим материа­лом человека.

Познав множество тайн и научившись подчинять себе ход событий, человек оказался теперь наделен невиданной, огромной ответственностью и обречен на то, чтобы играть совершенно но­вую роль арбитра, регулирующего жизнь на планете – включая и свою собственную жизнь.

Эта новая роль человека возвышенна. Ему пред­стоит принимать те решения и выполнять те функции, которые он ранее относил к мудрости Природы. Его роль теперь в том, чтобы быть лидером эволюционного процесса на Земле, и ему придется взять на себя руководство этим процессом, с тем, чтобы ориентировать его в бла­гоприятном направлении.

По мере того, как возрастало могущество современного челове­ка, все тяжелее и ощутимее становилось необходимость в нем чувства ответственности, созвучного его новому положению в мире. Могущество без мудрости сделало человека современным варваром, обладающим громадной силой, но не имеющим представления о том, как применить ее во благо.

Глобальные проблемы современности, явившиеся оборотной стороной глобализации антропогенного влияния в эпоху трансформации НТП в НТР (и особенно – экологический кризис) есть прямое следствие неспособности человека подняться до уровня, соответствующего его миро-устроительной роли, осознать свои новые обя­занности и ответственность перед миром.

Проблема в самом человеке, а не «вне его», поэтому и возможное ее решение связано с ним. Это можно выразить аксиомой: наиболее важным, от чего зависит судьба человечества, являются человеческие качества, причем именно «средние» человеческие ка­чества миллиардов жителей планеты.

Проблема, возникшая на критической стадии современного развития человечества, находится вну­три, а не вне человеческого существа, взятого на индиви­дуальном и коллективном уровне развития, и ее решение должно исходить изнутри человека. Для обуздания негативных последствий научно-технической революции и для того, чтобы напра­вить человечество к достойному его будущему, следует, прежде всего, подумать об изменении самого чело­века, о революции в самом человеке. Речь идет об изменении (социальных) ценностных установок личности и общества, переориентации с идеологии потребительства на духовное совершенствование.

Итак, наиболее важным, от чего зависит судьба человечества, являются человеческие качества, причем в их морально-нравственном аспекте – не качества отдельных элитарных групп, а «средние» ка­чества миллиардов жителей нашей планеты. В условиях глобализации знания и воля миллионов людей должны определять направление общественного развития.

Научно-технический прогресс порождает массу проблем. По­добно любому историческому развитию, он необратим. Но это никоим образом не значит, что людям остается лишь безропотно подчиняться прогрессу науки и техники, по возможности приспо­сабливаясь к его негативным последствиям.

Конкретные направ­ления научно-технического прогресса, научно-технические проекты и решения, затрагивающие интересы как ныне живущих, так и будущих поколений, – вот то, что требует широкого, гласного, де­мократичного и вместе с тем компетентного обсуждения, вот что люди могут принимать, либо отвергать своим свободным волеизъявлени­ем.

Этим определяется сегодня социальная ответственность уче­ного. Опыт истории убеждает, что знание – это сила, что наука открывает человеку источники невиданного могущества и власти над природой. Последствия НТП/НТР бывают очень серьезными и далеко не всегда благопри­ятными для людей. Поэтому, действуя с сознанием своей социальной ответственности, ученый должен стремиться к тому, чтобы предвидеть возможные негативные последствия, потенци­ально заложенных в результатах его исследований. Ведь он благодаря своим профессиональным знаниям подготовлен к такому предвиде­нию лучше, и в состоянии сделать это раньше, чем кто-либо другой.

Наряду с этим социально ответственная позиция ученого пред­полагает, чтобы он максимально широко и в доступных формах оповещал общественность о возможных нежелательных эффектах связанных с проводимыми исследованиями, о том, как их можно избежать, ликвидировать или минимизировать. Только те науч­но-технические решения, которые приняты на основе достаточно полной информации, можно считать в наше время социально и нравственно оправданными.

Велика роль ученых в современном мире эпохи научно-технической революции, и в обозримом будущем она будет возрастать. Ученые обладают теми интеллектуальными качествами, знаниями и квалификаци­ей, которые необходимы не только для обеспечения научно-технического прогресса, но и для того, чтобы направлять его на благо человека, общества и природы, на оптимизацию глобальной системы связей «человек – общество – природа».

В этой связи на передний план выходят вопросы гуманизма. Активно прорабатывается термин «научный гуманизм», вы­ражающий необходимость коренного изменения деятельности, ставящей НТР в прямую зависимость от нравственных качеств отдельного человека и человечества. Применительно к современным условиям речь идет о «новом гуманизме» как утверждении таких норм, которые отражали бы насущные интересы всех людей планеты и потому воспринимались бы как всеобщие, общечеловеческие ценности.

Литература

1. Голубинцев В.О. Философия для технических вузов. Учебник / В.О.Голубинцев, А.А.Данцев, В.С.Любченко. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. – С. 399-414.

2. Философия: Учебник для вузов; отв. ред. проф. В.П. Кохановский. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. – С. 504-514.

3. Философия (полный курс): Учебник для студентов вузов / Под ред. проф. А.Н. Ерыгина. – М.: ИКЦ «Март», Ростов н/Д: Издательский центр «Март», 2004. – С. 649-665.

4. Философия / Под общей редакцией акад. В.Г. Кременя, проф. Н.И.Горлача. – Харьков: Прапор, 2004. – С. 468-472.

5. Філософія: Навчальний посібник / Л.В.Губерський, І.Ф.Надольний, В.П.Андрущенко та інш.; За ред. І.Ф. Надольного. – К.: Вікар, 2005. – С. 401-405.

Источник