Наука это двигатель прогресса

ПИЩЕВОЙ ГЕНОЦИД: ТВОЯ РОЛЬ, МЕСТО И УЧАСТИЕ В НЁМ

Помимо прочего, согласно ГОСТУ для выработки пищевых дрожжей используется следующее основное и вспомагательное сырье.

— сульфат аммония технический;

— аммоний сернокислый очищенный;

— аммиак водный технический;

— кислота серная техническая или аккумуляторная;

— микроудобрение для сельского хозяйства южных районов;

— кислота олеиновая техническая;

— известь берильная термостойкая;

— моющее жидкое средство «Прогресс»;

— три вида соляной кислоты технической.

И это всё в хлебе на твоём столе. И ТАК ДЕНЬ ЗА ДНЁМ.
Ну, как понравилось.

Комментировать

Все комментарии (1)

комментирует материал 17.11.2012 #

no avatar

События и мнения

Деловой мир

Частные интересы

Авторы Гайдпарка

 Voxpop

Навальному не стать русским Манделой

Спаси меня

Google оплатил штраф за неудаление запрещенной информации

Спаси меня

Китай начинает процесс признания Крыма российской территорией

Спаси меня

Ефремова номинировали на премию Ника

Аллес Капут

Российская вакцина «Спутник V» спасает мир от коронавируса. Но кому она мешает?

Александр

Почему коммунисты фашизм приписали либерализму?

Михаил Липягов

Михаил Афонин

Транссибирская магистраль: из прошлого в настоящее

 WikiLeaks

38% последних жертв коронавируса в Израиле умерли после полной вакцинации

Владимир Баевский

Мигранты замещают коренное население

Галина Иванова

Хаос и порядок: как мы их распознаем?

Галина Иванова

Сознание и воображение: в чем разница?

Мы в соцсетях
О Newsland
Пользователям
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ

В соответствии с пользовательским соглашением редакция не несет ответственности за содержание материалов (новости, статьи, фото, видео, комментарии), которые размещают пользователи.
Для урегулирования спорных вопросов и претензий Вы можете связаться с редакцией и администрацией Newsland по вопросам контента и модерации.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

Источник

Наука – двигатель прогресса

Наука – двигатель прогресса

За два года небольшой научной группой в Пало-Альто, штат Калифорния, были изобретены лазерный принтер, экран с высоким разрешением, мышь, экранные окна и даже кадровый буфер, который послужил основой всех спецэффектов в кино. Все это было изобретено в течение 24 месяцев.

Что это было, может, какой-то вирус в воде?

Эту группу отличало от других ожидание инициатив. В компании PARC нельзя было стать звездой, если не предложить что-то из ряда вон выходящее.

Так делается вся великая наука. Кто-то предлагает что-то нестандартное, противоречащее заведенному порядку, и отправляется в путь, который поначалу кажется нелепым.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Глава 1 Январь. Энергия — двигатель прогресса

Глава 1 Январь. Энергия — двигатель прогресса Повышаем уровень жизненной силы Жизненная сила — откуда она берется? Из отдыха, сна, свежего воздуха, физических упражнений, здоровья — физического и духовного…Соответственно, чтобы поддержать свою жизненную силу, надо

Шизофрения — двигатель прогресса

Шизофрения — двигатель прогресса Прочитав подзаголовок главы, вы спросите, при чем тут прогресс и психическое расстройство? Вы даже можете сказать: «Ход мысли больного отличается нестандартностью, а порой и оригинальностью. Однако далеко не все люди, страдающие

Двигатель мужского менталитета

Двигатель мужского менталитета Возможно, вы со мной не согласитесь, но мужчины — существа достаточно наивные. Таковы они не внешне, а глубоко внутри.Что движет его мыслями? Его репутация, его престиж, и прежде всего в собственных глазах. Он складывается из трех

Двигатель прогресса

Двигатель прогресса «Большинство счастливых людей не ведут декадентское, самодовольное и никуда не ведущее существование» ГерманияЯн Делей«Снова и снова современное западное общество называют путем к несчастью и депрессии, – говорит Ян Делей. – Между тем

Наука не сомневается, наука повелевает

Наука не сомневается, наука повелевает Попробуем в море научной информации разглядеть эти инвалидизирующие ad hoc (лат.: на данный случай, или, попросту, на злобу дня) концепции. Это почти всё, с чем сталкиваются граждане России в больницах и поликлиниках. Возьмём всего

Двигатель капитализма

Двигатель капитализма Ошибка планирования — лишь одно из проявлений вездесущего оптимистического искажения. Большинство из нас видят мир более дружелюбным, собственные черты — более приятными, а цели — более достижимыми, чем есть на самом деле. Мы также склонны

Стоп-кадр. Компромисс – двигатель прогресса

Стоп-кадр. Компромисс – двигатель прогресса Это раньше с гордостью пели о том, что компромисс не для нас. Сейчас – время компромиссов. Вопросы мира и войны в большой политике, служебной этике или в семейных отношениях решаются мирным путем только благодаря компромиссу.

Жена как двигатель престижа

Жена как двигатель престижа Не могу не коснуться этой весьма скользкой темы, ибо именно жены чаще всего толкают мужей в погоню за деньгами и славой. Бессмысленно превыше всего ставить самореализацию, если твоя вторая половина думает лишь о том, как перещеголять подружку.

Женская логика как двигатель прогресса

Женская логика как двигатель прогресса Разговор двух подруг: – Вчера, представляешь, намекнула моему, что хотела бы проснуться от орального секса. – И что? – Просыпаюсь от того, что мне чем-то в лицо тычут… Когда Бог создал мужчину, он просто тренировался. Потом он

Женская логика как двигатель прогресса

Женская логика как двигатель прогресса Женская логика уже давно стала притчей во языцех. Над ней ломают голову мужчины, смеются сатирики, ученые проводят исследования, пытаясь докопаться до смысла женской логики. И только сами женщины воспринимают женскую логику как

Каркас и двигатель

Каркас и двигатель Структурное напряжение – каркас творческого процесса. Его скелет. А еще это двигатель и источник энергии для двигателя. Напряжение стремится к разряжению. Натянутая резиновая лента стремится к расслаблению, высвобождению напряжения.

2.3 Элита — двигатель истории

2.3 Элита — двигатель истории Они не знали, что в этом мире страшных призраков прошлого они — фермент, витамин в организме общества. Аркадий и Борис Стругацкие С биологической точки зрения, человек — существо, безусловно, стадное. В том смысле, что люди предпочитают

Реклама – двигатель торговли

Реклама – двигатель торговли Реклама – это «неизлечимая болезнь» телеэфира и несомненное зло, если неконкурентоспособный товар с ее помощью проникает в наши потребительские корзины. Но в том, что касается своей персоны, не стоит гнушаться и этим средством, тем более,

Женские амбиции как двигатель семейного прогресса, или При мудрой жене – и муж на коне!

Женские амбиции как двигатель семейного прогресса, или При мудрой жене – и муж на коне! Человек без амбиций – птица без крыльев. Задумайтесь, амбициозны ли вы?Что и чего вы хотите?Если у вас в планах «горы свернуть», вашему мужчине повезло, он не проходит всю жизнь в

Вечный двигатель человечества

Вечный двигатель человечества Более ста лет инженеры и ученые мечтали о бесконечном источнике энергии, который бы производил больше энергии, чем потреблял. Представьте источник энергии, который приводит в действие ваш автомобиль, не нуждаясь в подзарядке или

Источник

Наука – двигатель прогресса

Наука – двигатель прогресса

Идея об автоматизации технологических процессов при открытой разработке месторождений пришла в голову инженерам Komatsu в конце 1990-х. В их активе имелась система Vehicle Health Monitoring System (VHMS), представляющая собой бортовой комплекс устройств диагностики узлов и систем карьерного самосвала в сочетании с постоянным двусторонним каналом связи между машиной и оператором сервисной службы. Технический персонал смог получать упреждающую информацию о состоянии систем и прогнозировать, какие узлы и в какой срок потребуют замены или обслуживания. Если японцам удалось научить машину жаловаться на свое здоровье, то почему бы не пойти дальше — доверить электронике руль и педали? Для решения этой задачи Komatsu приобрела американскую компанию Modular Mining Systems, и к 2005 году первые роботы-самосвалы, оснащенные фирменной технологией FrontRunner, поступили на обкатку в чилийские медные карьеры компании Codelco.

В декабре 2008 года Rio Tinto и Komatsu запустили бета-версию Mine of the Future на площадке А разреза Вест-Анджелас. Каждый 930Е-4АТ в Пилбаре оснащен телекамерами, радарами, лазерными дальномерами, GPS-навигацией, беспроводной связью и системой распознавания препятствий. Управление машиной полностью возложено на компьютер; оператор лишь наблюдает за работой самосвала. Искусственный интеллект FrontRunner способен запоминать рельеф местности, формируя виртуальную трехмерную карту. Шестиколесные монстры снуют по площадке со скоростью более 50 км/ч, что почти вдвое выше, чем у бывалых водителей. Столкновения и заторы здесь невозможны: точность ориентации роботов-самосвалов во времени и пространстве почти хирургическая — всего 1−2 см отклонения от заданных координат!

Сейчас дилетанты обсуждают вопрос, что будет с экономикой, в которой всю неквалифицированную работу и часть квалифицированной будут делать роботы. Даже в наше время встречаются люди, которые думают, что технологическая революция приведет к росту безработицы? Этому спору около 200 лет. Первыми заговорили об этом английские луддиты: они ломали ткацкие станки, грозившие отобрать у них работу. Но революция привела к созданию большого количества новых рабочих мест, облегчению условий труда, стимулировала людей получать хорошее образование. «Луддиты ошибались», но то и дело появляются поводы усомниться, так ли они были не правы. Многие уверены: на смену устаревшим профессиям придут новые, будут созданы новые рабочие места. Но есть и такие, кто ожидает стремительного роста безработицы.

Чтобы Россия вошла в пятерку государств, имеющих лучшею экономику, в ней должны жить оптимисты. Помните каким должен быть, по мненью В. Маяковского, сельский труженик – «посеет, попашет, попишет стихи». А Маркс говорил, что «Огромная производительность труда сведет необходимое рабочее время к минимуму, обязательный труд уступит место творческому труду, дающему наслаждение». Этого долго ждать, но стремится к этому надо всегда, мы же люди. Применение роботов в производстве приведет к сокращению рабочего дня. Производительность труда вырастит в десятки раз, буржуи лопнут от жиру. Надо будет организовывать 15 часовую неделю, с сохранением заработной оплаты. А для этого рекомендую жить по заповедям поэта

1. Сосредоточьтесь на точности вашего языка.

2. Старайтесь быть добрыми к своим родителям.

3. Старайтесь не слишком полагаться на политиков.

4. Старайтесь быть скромными.

5. Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы.

6. Умейте прощать.

Также есть агрегатор научно-популярных видео с различных информационных источников

Вспоминаю далекие времена. Еду на поезде по новой, только что построенной железной дороге. От бухты Ванина до Комсомольска на Амуре, длина 500 км. Поезд мчится по горам, его тащат по склонам гор и тоннелям два паровоза – один впереди, другой толкает на подъемах с зади. По дороге встречаются полустанки, оформленные под сказки. Стою у окна, смотрю на склоне горы кустарником выложен лозунг: МЫ РОЖДЕНЫ ЧТОБ СКАЗКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ! Здорово. Были же люди. Молодежь мечтала, бороздить океаны, лететь в космос, строить невиданное. Это и есть воспитание патриотизма. Ели чтобы жить, а жили не только для того, чтобы есть!

Л. П. Рябов.

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Источник

Тургумбаев Арман Алибаскарович

По окончанию аспирантуры продолжаю заниматься наукой и не оставляю мысли о защите кандидатской диссертации по отечественной истории. Я занимаюсь вопросами формирования и популяризации государственной идеологии в царствование Николая I с помощью материалов периодической печати. Имею публикации в различных изданиях, в том числе и в рекомендованных ВАК. Здесь буду выкладывать свои достижения в научной сфере, публикации. Готов к обсуждению, сотрудничеству, с удовольствием выслушаю замечания и предложения по вопросам научной деятельности.

Скачать:

Предварительный просмотр:

Тургумбаев А.А., преподаватель,

Самарский государственный университет путей сообщения,

В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Аннотация: статья посвящена изучению сущности имперской идеологии в России на основе анализа исследований отечественных историков. В работе сделан вывод о том, что в развитии государственной имперской идеологии условно можно выделить три периода, первый из которых ознаменовался возникновением религиозно-политической концепции «Москва – третий Рим». Второй период отмечен оформлением собственно имперской идеологии в период правления Петра I, по инициативе которого были проведены реформы, способствовавшие укреплению самодержавной власти. Третий период характеризуется широкой пропагандой и реализацией государственной идеологии в имперской России, которая пришлась на вторую четверть XIX века, когда была сформулирована теория «официальной народности». Эта теория была призвана стабилизировать внутриполитическое развитие страны и препятствовать проникновению революционных идей с Запада. В современной исторической науке вопросы имперской идеологии приобретают особую актуальность. Особенно перспективными являются исследования, главной целью которых стал анализ работы властных структур и общественности, формировавших и реализовавших государственную идеологию в нашей стране.

Ключевые слова: имперская идеология, историография, теория «Москва – третий Рим».

Изучение идеологического наследия имперского периода дореволюционной России актуализируется в современном обществе. Появилось большое количество работ по истории, философии, политологии, в предметном поле которых находится изучение, как проблемы формирования общенациональной идеи, так и исследование исторического процесса складывания государственной идеологии в России XV-XIX веков. Анализ ценностного и мировоззренческого содержания дореволюционной идеологии показывает, что одной из центральных становилась идея сильного государства, империи. В современной России происходят похожие процессы. Л. Н. Панкова и О. Г. Леонова отмечают, что «в стране наблюдается подтверждаемая социологическими опросами ностальгия по сильному государству с осмысленной и целенаправленной внутренней и внешней политикой, исходящей из национальных интересов. Таким государством в национальном сознании и выступает Российская империя» [15, с. 92].

Имперская идеология становилась предметом изучения в современной исторической науке и обществоведческих дисциплинах. С. В. Лурье, рассматривая преемственность римской и российской имперской традиции, называет духовный универсализм и политический изоляционизм «центральным принципом» всей мировых империй. Исследователь приходит к выводу о том, что «с некоторой осторожностью можно утверждать, что имперская система во многих своих аспектах не зависит от этнической и психологической специфики» [12, с. 133]. И. Г. Яковенко в статье «От империи к национальному государству (попытка концептуализации процесса)» [22] напротив, изучает взаимосвязь ментальности и имперского сознания. Н. И. Красняков в работе «Опыт исследования имперской проблематики: направления и содержание» [11] рассматривает империю как государственно-правовой институт, отличающийся спецификой функционирования политической сферы. Таким образом, имперская идеология, сформировавшаяся в дореволюционной России, изучается, главным образом, в контексте понимания природы самой самодержавной империи и её особенностей. Целью нашей работы является доказательство того, что имперская идеология была важнейшей сущностной характеристикой имперского государства, тесно связанной с господствовавшей системой ценностей, внутренней и внешней политикой. Основу нашего исследования составил анализ историографических проблем в изучаемой области, показывающий развитие исторических знаний по теме имперской идеологии.

Читайте также:  Снять двигатель шкода фабия

Прежде всего, внимание исследователей привлекает дефиниция «империи» как таковой, без четкого определения которой невозможно рассуждать о содержании имперской идеи. Формулировка определения является сложной задачей, так как человечество на разных этапах своего развития вкладывало в понятие империи различный смысл, принципиально менялось отношение к имперскому строю. А. А. Калмыков показал широкий набор дефиниций «империи»: «В словарях толкования этого термина варьируются от государства, управляемого императором, до некоторой очень сложной полиэтнической и поликонфессиональной конструкции управляемой центральной властью [9]. Он справедливо отметил, что до настоящего времени «не выработано более или менее внятного списка признаков, по которым можно было то или иное государственное образование отнести к империи» [9]. Мы же понимаем под империей определенную форму территориально-государственного устройства, сочетающую в себе такие признаки, как большая занимаемая территория, наличие центра и периферийной подчиненной части, этнокультурная и социально-экономическая разнородность населения. Важнейшим признаком империи является наличие особой идеологии, кото рая выполняет функцию объединения и сплочения этносов, представителей различных конфессий и социальных групп в рамках единого государства. Как отмечает Н. И. Грачев, «империя всегда есть государство идеократическое (или даже теократическое), имеющее свою систему базовых ценностей, убеждений, свою «идею-правительницу», религиозную или этическую» [7, с. 24].

Еще одной важной историографической проблемой является изучение государственной идеологии как основы империи. Термин «идеология» появился в XVIII веке, когда французский ученый Дестют де Траси по пытался создать науку об общих принципах формирования идей. Вплоть до сегодняшнего времени он имеет множество определений: «В настоящее время политические элиты и СМИ в дискуссиях о перспективах идеологии государства используют … понятийно-терминологические интерпретации, зачастую подменяя одно понятие другим, путая идеологию как основу государственной ценности России и философские категории, отражающие систематизированное обобщение национального самосознания в его надвременном бытии» [5, с. 136]. С. А. Богомолов определяет идеологию как «систему взаимосвязанных идей, основанных на исторической традиции определенной социальной, политической или национальной общности, которые формулируются в виде политических программ и теоретических концепций» [4, с. 38]. Разграничивая национальную, политическую и государственную идеологии и отмечая исключительно высокую значимость последней, О. В. Вольтер выделяет три ее основные функции: она выступает в качестве основной движущей силой общественного развития, повышает легитимность власти и укрепляет в глазах населения свои позиции и определяет линию поведения граждан [5, с. 136-137].

Зарождение российской идеологии в форме имперской идеи произошло на рубеже XV-XVI веков в московский период развития Русского централизованного государства. Она была сформулирована в концепции «Москва – третий Рим», автором которой стал настоятель псковского Спасова-Елеазарова монастыря Филофей. Квинтэссенцией данной доктрины были строки: «Блюди и внемли, благочестивый царю, яко вся христианская царства снидошася в твое едино, яко два Рима падоша, а третий (Москва) стоит, а четвертому не быти» [17]. В дореволюционной историографии эта концепция признавалась в качестве идеологической основы более поздних имперских теорий. Так, С. Ф. Платонов писал: «Мы видим, действительно, что как раз с той поры, когда будто бы утверждаются у нас византийские идеалы, наша государственная и общественная жизнь медленно, но бесповоротно вступает на тот действительно новый путь, который привел к «реформе Петра» [17]. Советская историография эту теорию рассматривала как необходимую для процесса централизации Московской Руси. Н. Н. Масленникова в статье «К истории создания теории «Москва – третий Рим» оценивала её следующим образом: «Несомненно, теория помогла облечь растущую власть Москвы все более увеличивающимся духовным авторитетом, хотя она и не находила прямого выражения в действительной политической практике Московского государства» [14].

Как доказала Е. А. Бауэр, в XX веке среди отечественных исследователей сформировалось два противоположных взгляда на вопрос происхождения теории «Москва – третий Рим»: «Часть из них (Н. Ф. Каптерев, М. В. Довнар-Запольский, Е. Ф. Шмурло) придерживалась точки зрения относительно религиозной направленности данной идеи, другие (И. А. Кириллов, В. Е. Вальденберг, Н. С. Чаев, О. В. Трахтенберг, В. С. Покровский, А. Н. Сахаров) придают ей политическое звучание» [3, с. 23-24]. С нашей точки зрения, данная теория представляет собой тесное взаимодействие религиозного и государственного начал в средневековой Руси. Изначально эта идея развивалась в религиозном аспекте (была призвана укрепить мысль о новой роли Русской Православной церкви в христианском мире и о повышении ее международного статуса после падения Константинополя). В дальнейшем произошло смещение акцента теории с духовной сферы на политическую: концепция третьего Рима стала применяться в качестве обоснования территориальных претензий и внешнеполитической экспансии.

Процесс формирования и развития имперской идеологии как средства консолидации дворянского сословия и формирования мировоззрения всего общества в целом начался с правления Петра I, в это же время государству официально был присвоен статус «империя». Феофан Прокопович, выступавший в качестве идеолога петровских реформ и самодержавия, рассматривал проблему взаимоотношений между государством, монархом и народом следующим образом: «Появляется теория ответственности монарха за порученное ему государство и за народ; кроме того, была сформулирована идея «государственной пользы», к которой должны быть направлены труды монарха» [19, с. 44]. В качестве признаков, определивших сущность имперского сознания в этот период времени, Е. Н. Марасинова выделила такие как, «могущество и слава расширяющей свои границы России, определенный уровень образованности, цивилизованности, приобщенности к европейской культуре, … культ непререкаемой ценности службы монарху [13, с. 658]. Для обоснования неограниченного характера императорской власти при Петре I активно использовались идеи богоизбранности монарха и служения Отечеству во имя общего блага.

Историки отмечали, что помимо идеологии в обосновании величия империи и самодержца в первой четверти XVIII столетия стали применяться и символические средства. По мнению Л. Б. Алимовой, символом могущества государства и определенного социального положения дворянской знати стали предметы роскоши, которые при Петре I относились к ценностям совершенно особого рода, позволяющим продемонстрировать статус знати, идентифицировать свою коллективную идентичность через обладание определенными предметами и показать богатство и превосходство Российской империи [1, с. 25-26]. Последнее свидетельствует о формировании системы ценностей самодержавия и правящего сословия как основы имперской идеологии. «Роскошь была наиболее очевидным свидетельством исключительности, демонстрацией отличия. Показная, бьющая на внешний эффект, она символизировала силу и власть» [2, с. 68]. Имперская идея, таким образом, подкреплялась материальными и духовными элементами повседневной жизни, становилась основой эффективной идеологии, консолидирующей сначала правящую верхушку, а затем и общество.

В годы правления Николая I имперскую государственную идеологию развивала теория «официальной народности», разработанная графом С. С. Уваровым. Эта идеологическая доктрина впервые получила такое название в работах русского литературоведа А. Н. Пыпина, который видел сущность этой теории в том, что «Россия есть совершенно особое государство и особая национальность, не похожие на государства и национальности Европы» [18, с. 113]. Исходя из того, что теория официальной народности была создана для сохранения существующих порядков, он рассматривал такой компонент идеологемы как народность, в качестве «эвфемизма, обозначавшего собственно крепостное право» [21, с. 92].

Среди работ дореволюционной историографии, рассматривающих генезис и сущность уваровской триады «православие – самодержавие – народность», можно выделить статью А. А. Корнилова «Теория официальной народности и внутренняя политика Николая I» [10]. По его мнению, создателем системы «официальной народности» фактически являлся Н. М. Карамзин, изложивший свои мысли в «Записке о древней и новой России», которые оказали значительное идеологическое влияние на Николая I и его министра. В советской исторической науке акцент делался на изучении революционного и либерального направления общественно-политической мысли, поэтому теория «православие – самодержавие – народность» рассматривалась крайне редко и в большинстве случаев оценивалась историками как исключительно негативное, реакционное явление, ставившее своей задачей консервацию существующего политического режима и создание идеологического барьера для восприятия прогрессивных европейских идей.

В современной исторической науке возрос интерес к изучению концепции консерватизма, что привело к появлению достаточно объективных исследований и статей об идеологической доктрине С. С. Уварова, ее генезисе, особенностях и значении в истории Российской империи. Среди них можно выделить работу А. Л. Зорина, который в статье «Идеология «Православие – самодержавие – народность» и ее немецкие источники» [8] вслед за советским философом Г. Г. Шпетом, сделал вывод о преемственности идей графа С. С. Уварова философии немецкого романтизма. М. М. Шевченко, изучавший внутреннюю политику императора Николая I, выступал за отказ от термина «теория официальной народности». По его мнению, он является устаревшим, не соответствующим современным представлениям о государственной идеологии данной эпохи и «не столько объясняет консервативные тенденции в российской истории, сколько запутывает или блокирует их серьезное изучение» [21, с. 104].

Ряд исследователей считают, что в последние годы правления Николая I произошел крах идеологической доктрины С. С. Уварова. На наш взгляд, такая оценка является недостаточно объективной. По справедливому замечанию С. В. Удалова, «триада Уварова сохранила свое значение в качестве официальной идеологии, однако программа министра просвещения, подразумевающая более гибкую политику и рассчитанная на более длительные сроки, потеряла свою актуальность для русского самодержавия [20, с. 100]. В последние годы правления Николая Павловича преобразования ограничительно-запретительного характера в области образования и цензуры получили первостепенное значение, в то время как пропаганда и реализация доктрины Уварова отошли на второй план. Тем не менее, теория «официальной народности» (во всяком случае, ее базовые идеологические конструкции) продолжали составлять основу государственной идеологии и определять направление внутриправительственного курса.

Таким образом, в развитии государственной имперской идеологии в истории России условно можно выделить три периода. Первый период ознаменовался возникновением религиозно-политической концепции «Москва – третий Рим», укрепившей положение Русской Православной церкви и способствовавшей завершению централизации государства. Оформление собственно имперской идеологии, соответствующей системе ценностей самодержавия, произошло в период правления Петра I. Широкая пропаганда и реализация имперской идеологии во внутренней и внешней политике, в образовании и культуре, в социальной сфере и периодической печати пришлись на вторую четверть XIX века с оформлением теории «официальной народности». Она была призвана стабилизировать внутриполитическую ситуацию и препятствовать проникновению революционных идей с Запада.

Анализ историографии по проблеме генезиса и теоретического развития имперской идеологии показывает неоднозначное отношение к ней исследователей, противоречивые оценки её влияния на развитие социума. Общим для всех, однако, является понимание значения имперской идеологии в утверждении единства и силы Российского государства, в необходимости которых ученые не сомневаются.

2. Алимова Л.Б. Декоративно-прикладная роскошь в России (1700-1914 годы) : Монография. – М. : Изд-во «Глобус», 2006. – 342 с.

4. Богомолов С.А. Имперская идеология как система ценностей // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2009. – № 4 (12). – С. 37–45.

5. Вольтер О.В. Феномен идеологии в современной России // Вестник Волгоградского государственного университета. – 2009. – № 1 (15). – С. 134-140.

6. Выступление Президента Российской Федерации Путина В.В. на пленарном заседании международного дискуссионного клуба «Валдай» от 21.09.2013 // Российская газета. – 2013. – 26 сентября. – С. 4–5.

7. Грачев Н.И. Империя как форма государства: понятие и признаки // Вестник Волгоградского государственного университета. – 2012. – № 2 (17). – С. 18-28.

8. Зорин А.Л. Идеология «Православие – самодержавие – народность» и ее немецкие источники // В раздумьях в России (XIX век). – 1996. – С. 105-128.

9. Калмыков А.А. Имперская идея в российском обществе – опыт аксиокоммуникативного анализа // Оптимальные коммуникации. 16.02.12. URL: http://jarki.ru/wpress/2012/02/16/2985/

10. Корнилов А.А. Теория «официальной народности» и внутренняя политика Николая I // Книга для чтения по истории нового времени. – 1914. – Т.IV. Ч.II – C. 86-118.

11. Красняков Н.И. Опыт исследования имперской проблематики: направления и содержание // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2013. – № 4 (31). – С. 81-85.

12. Лурье С.В. От древнего Рима до России XX века: преемственность имперской традиции // Общественные науки и современность. – 1997. – № 4. – С. 123-133.

13. Марасинова Е.Н. Имперская доктрина российского самодержавия в XVIII веке // Российская Империя от истоков до начала XIX века. Очерки социально-политической и экономической истории. – М.: Русская панорама, 2011. – С. 657-745.

14. Масленникова Н.Н. К истории создания теории «Москва – третий Рим» (По поводу статьи Н.Е. Андреева «Филофей его послание к Ивану Васильевичу») [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://feb-web.ru/feb/todrl/t18/t18-569.htm

15. Панкова Л.Н., Леонова О.Г. «Имперская идея» как актуальный концепт политической культуры // Обозреватель. – 2007. – № 3. – С. 92-100.

16. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Церковь и народ на путях духовного возрождения // Социально-гуманитарные знания. – 1999. – №3. – С. 5.

17. Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. [Электронный ресурс]: URL: http://www.hrono.ru/libris/lib_p/platonovsf.php

18. Пыпин А.Н. Характеристики литературных мнений от 20-х до 50-х годов. – 3-е изд. – СПб.: Колос, 1906. – 590 с.

19. Сидоренко О. В. Историография отечественной истории (IX – начало XX вв.): учебное пособие. – Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2004. – 299 с.

20. Удалов С.В. Государственная идеология в России второй четверти XIX века: Пропаганда и реализация : дис…. канд. ист. наук. – Саратов, 2005. – 236 с.

21. Шевченко М.М. Понятие «теория официальной народности» и изучение внутренней политики императора Николая I // Вестник Московского университета. Сер. 8. История. 2002. № 4. С. 89–104.

22. Яковенко И.Г. От империи к национальному государству (попытка концептуализации процесса) // Полис. – 1996. – № 6 (36). – С. 117-128.

Читайте также:  Сборка двигателя дэу ланос

2. Alimova L.B. Dekorativno-prikladnaja roskosh’ v Rossii (1700-1914 gody) : Mono-grafija. – M. : Izd-vo «Globus», 2006. – 342 s.

4. Bogomolov S.A. Imperskaja ideologija kak sistema cennostej // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Povolzhskij region. Obshhestvennye nauki. – 2009. – № 4 (12). – S. 37–45.

5. Vol’ter O.V. Fenomen ideologii v sovremennoj Rossii // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2009. – № 1 (15). – S. 134-140.

6. Vystuplenie Prezidenta Rossijskoj Federacii Putina V.V. na plenarnom zaseda-nii mezhdunarodnogo diskussionnogo kluba «Valdaj» ot 21.09.2013 // Rossijskaja gazeta. – 2013. – 26 sentjabrja. – S. 4–5.

7. Grachev N.I. Imperija kak forma gosudarstva: ponjatie i priznaki // Vestnik Volgo-gradskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2012. – № 2 (17). – S. 18-28.

8. Zorin A.L. Ideologija «Pravoslavie – samoderzhavie – narodnost’» i ee nemeckie istochniki // V razdum’jah v Rossii (XIX vek). – 1996. – S. 105-128.

9. Kalmykov A.A. Imperskaja ideja v rossijskom obshhestve – opyt aksiokommunikativ-nogo analiza // Optimal’nye kommunikacii. 16.02.12. URL: http://jarki.ru/wpress/2012/02/16/2985/

10. Kornilov A.A. Teorija «oficial’noj narodnosti» i vnutrennjaja politika Nikolaja I // Kniga dlja chtenija po istorii novogo vremeni. – 1914. – T.IV. Ch.II – C. 86-118.

11. Krasnjakov N.I. Opyt issledovanija imperskoj problematiki: napravlenija i so-derzhanie // Vestnik Altajskoj akademii jekonomiki i prava. – 2013. – № 4 (31). – S. 81-85.

12. Lur’e S.V. Ot drevnego Rima do Rossii XX veka: preemstvennost’ imperskoj tra-dicii // Obshhestvennye nauki i sovremennost’. – 1997. – № 4. – S. 123-133.

13. Marasinova E.N. Imperskaja doktrina rossijskogo samoderzhavija v XVIII veke // Rossijskaja Imperija ot istokov do nachala XIX veka. Ocherki social’no-politicheskoj i jeko-nomicheskoj istorii. – M.: Russkaja panorama, 2011. – S. 657-745.

14. Maslennikova N.N. K istorii sozdanija teorii «Moskva – tretij Rim» (Po povodu stat’i N.E. Andreeva «Filofej ego poslanie k Ivanu Vasil’evichu») [Jelektronnyj re-surs]. – Rezhim dostupa: http://feb-web.ru/feb/todrl/t18/t18-569.htm

15. Pankova L.N., Leonova O.G. «Imperskaja ideja» kak aktual’nyj koncept politiche-skoj kul’tury // Obozrevatel’. – 2007. – № 3. – S. 92-100.

16. Patriarh Moskovskij i vseja Rusi Aleksij II. Cerkov’ i narod na putjah duhovnogo vozrozhdenija // Social’no-gumanitarnye znanija. – 1999. – №3. – S. 5.

17. Platonov S.F. Polnyj kurs lekcij po russkoj istorii. [Jelektronnyj resurs]: Biblioteka Hronosa. URL: http://www.hrono.ru/libris/lib_p/platonovsf.php

18. Pypin A.N. Harakteristiki literaturnyh mnenij ot 20-h do 50-h godov. – 3-e izd. – SPb.: Kolos, 1906. – 590 s.

19. Sidorenko O. V. Istoriografija otechestvennoj istorii (IX – nachalo XX vv.): uchebnoe posobie. – Vladivostok: Izdatel’stvo Dal’nevostochnogo universiteta, 2004. – 299 s.

20. Udalov S.V. Gosudarstvennaja ideologija v Rossii vtoroj chetverti XIX veka: Pro-paganda i realizacija : dis…. kand. ist. nauk. – Saratov, 2005. – 236 s.

21. Shevchenko M.M. Ponjatie «teorija oficial’noj narodnosti» i izuchenie vnutrennej politiki imperatora Nikolaja I // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 8. Istorija. 2002. № 4. S. 89–104.

22. Jakovenko I.G. Ot imperii k nacional’nomu gosudarstvu (popytka konceptualiza-cii processa) // Polis. – 1996. – № 6 (36). – S. 117-128.

Turgumbaev A.A., teacher

Samara State Transport University in Orsk

IMPERIAL IDEOLOGY IN THE NATIONAL HISTORIOGRAPHY

Abstract: the article is devoted to the nature of the imperial ideology in Russia on the basis of the analysis of Russian scientists’ works. In this work there is a conclusion that in the development of the state imperial ideology one can point out three periods. The first of which is characterized with the appearance of the religious and political concept «Moscow – the third Rome». Later the formation of the imperial ideology itself happened during the reign of Peter I who took the lead in reforms which facilitated the consolidation of the autocracy. However the strongest propagation and realization of the state ideology in imperial Russia appeared in the second quarter of the XIX century when the theory of «the official national character». This theory was designed to stabilize the internal political development in the country and prevent the spread of the revolutionary ideas from the West. In modern historical science the imperial ideology’s questions are very popular. The most perspective are the researches, the purpose of which is the analysis of the work of power structures and the public, which form and realize the state ideology in the country.

Предварительный просмотр:

Самарский государственный университет путей сообщения, филиал в г. Орске

Министерство народного просвещения в 1-ой пол. XIX века:

процесс формирования и особенности деятельности

В процессе проведения реформы государственного управления Российской империи 8 сентября 1802 г. Александр I издал манифест, который провозглашал появление нового центрального государственного учреждения – Министерство народного просвещения, воспитания юношества и распространения наук (далее – МНП). Министерство образования и науки Российской Федерации, которое является правопреемником аналогового учреждения императорского периода, в сентябре 2012 г. отметило 210-летний юбилей. Данное обстоятельство вызывает интерес исследователей, что выражается в появлении научной литературы, посвященной вопросам устройства и функционирования МНП и государственной деятельности в области просвещения. В данной статье изучаются причины образования МНП как центрального государственного учреждения и условия, определяющие деятельность министерства в 1-ой пол. XIX в.

История становления системы образования в Российской империи начинается с XVIII в. и, в первую очередь, связана с деятельностью Петра I и Екатерины II. В период петровских преобразований у государства возникла потребность в квалифицированных кадрах, обладающих знанием математических и естественных наук, владеющих прикладными ремесленными навыками. Это обстоятельство стало главной причиной того, что многие исследователи именуют как «кардинальную трансформацию российских педагогических традиций» [1, с. 6] и привело к открытию в России большого количества школ различной направленности. Однако в период правления Петра I государственная система в области просвещения не сформировалась, что большинство историков образования объясняют следующим образом: «он (т.е. император – А.Т.) смотрел на задачи государства в развитии образования с утилитарной точки зрения: были необходимы специалисты, и Петр не останавливался ни перед какими трудностями, чтобы их получить» [2, с. 39].

В правление Екатерины II были предприняты такие важные шаги в сфере образования как утверждение в 1764 г. «Генерального учреждения о воспитании обоего пола юношества», создание Института благородных девиц, положившего началу женскому среднему образованию, а также принятие в 1786 г. Устава народных училищ [1, с. 6].

Предпринимаемые меры в сфере просвещения в течение XVIII в. характеризуются как начальный этап оформления системы образования, в котором закладывались предпосылки к учреждению МНП. Отсутствие в это время государственного органа, целенаправленно занимавшегося вопросами просвещения и воспитания граждан, определялось самой спецификой сознания того времени. Дело в том, что общество рассматривало процесс образования делом каждого человека в отдельности, а потому и государство не ощущало потребности в основании подобного учреждения. Историк образования С.В. Рождественский в Историческом обзоре деятельности МНП оценивал значение преобразовательных реформ XVIII в. следующим образом: «так сложилось, от Петра Великого до Екатерины II, профессиональное образование, проникнутое строго сословным духом. Ни в учебном, ни в административном отношениях оно не было подчинено одному общему плану, стройной системе. Профессиональные школы призваны были удовлетворять неотложные практические потребности разных ведомств: духовного, военного, морского, горного, медицинского. При этих условиях не могло сложиться и единство учебного управления. Оно было разбито между подлежащими ведомствами» [5, с. 4].

Министерская реформа нач. XIX в. была ответом на вызов времени: возникла необходимость устранения устаревших коллегий и утверждения отраслевой системы управления, основанной на единоначалии и прямой ответственности руководителей отрасли перед императором. Основной единицей такой системы стали министерства. Таким образом, в 1802 г. в правление Александра I в рамках общего процесса создания министерской системы управления было основано МНП как центральное учреждение, с оформлением которого в империи начинает формироваться государственная система образования. Факт выделения вопросов просвещения в отдельную отрасль свидетельствовало о достаточно высоком значении данной сферы в жизни государства и общества.

Вплоть до 1917 г., исключая семилетний период когда учреждение находилось в составе Министерства духовных дел и народного просвещения, основные вопросы образования, воспитания и цензуры находились в введении этого учреждения. Однако стоит отметить, что в системе образования того времени начинает складываться так называемый институциональный плюрализм, который характеризуется как «многообразие форм образовательных организаций, их организационно-правовой формы, ведомственной подчиненности, состава учредителей и источников финансирования» [6, с. 27]. Сущность институционального плюрализма в отечественной системе просвещения выражалась в функционировании различных научно-образовательных подсистем, которые находились в подчинении других ведомств. Например, «в конце XVIII – начале XIX вв. были созданы образовательные, художественные и научные учреждения, которые курировали непосредственно члены царской фамилии. Часть этих учреждений были объединены позже в Ведомстве Императрицы Марии и Министерстве Императорского Двора» [там же, с 27]. Кроме того, функцию контроля за цензурой в Российской империи того времени, кроме самого МНП, осуществляло III Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

Многие исследователи отмечают, что «государственное развитие России осуществлялось исторически в режиме чередующихся инверсий идеологических парадигм» [4, с. 1049]. По сложившейся в российской историографии традиции эту череду событий принято рассматривать как смену либерально-демократического курса Александра I консервативной направленностью политики Николая I. Распространение указанной закономерности на сферу образования представляется вполне логичным, что подтверждает мнение Богуславского М.В.: «после каждой реформы, ставящей целью существенную трансформацию всей системы просвещения, в России осуществлялась стабилизирующая контрреформа, преследующая цель возвращения к прежним (традиционным) ориентирам, хотя и несколько освоевременным в соответствии со спецификой социально-политической ситуации [1, с. 6].

В правление Александра I реформы в области образования действительно носили либеральный характер. К ним можно отнести создание нового положения «Об устройстве учебных заведений» 1803 г., открытие ряда университетов, получивших устав, который провозглашал достаточно широкую самостоятельность в своей деятельности, принятие в 1804 г. цензурного устава, отменявшего запрет на ввоз заграничной литературы, предполагавшего издание на русском языке сочинений европейских просветителей. Однако уже в николаевской России целый комплекс внутри- и внешнеполитических событий предопределили строго консервативный курс императора с опорой на силы традиционализма, ставящей своей целью стабилизацию монархического государственного строя и борьбу с революционным движением.

Следует отметить, что уровень развития и особенности системы образования в государстве, помимо уровня социально-экономического развития общества, зависят от реализуемого внутриполитического курса и личных взглядов императора. По справедливому замечанию Шевченко М.М. «Углубленное изучение хода политики русского самодержавного правительства первой половины XIX столетия в области народного просвещения, а также печати, побуждает современного исследователя отнестись к личности императора Николая I, по-прежнему, с пристальным вниманием. Уже сама укорененность выражения «николаевская эпоха» как в общественном сознании дореволюционной России, так и в целом в исторической литературе, не позволяет забыть, что любое политическое начинание данного ведомства так или иначе укладывается в диапазон личных представлений властного самодержца о характере, значении и перспективах системы общего образования, а также и цензуры, в государстве» [7, с. 100]. Личный взгляд императора Николая I на науку и образование был во многом схож со взглядами Петра I, император рассматривал эти сферы духовной жизни общества исключительно в утилитарно-прикладном плане, о чем свидетельствует его широко известная фраза: «Мне не нужно ученых голов, мне нужны верноподданные» [7, с. 105].

Основную часть правления Николая Павловича пост министра народного просвещения занимал граф С.С. Уваров (1833-1849 гг.), который сформулировал основные принципы охранительной идеологии, легшие в основу не только области просвещения но и всей государственной идеологии николаевской России. Сущность этих принципов, вошедших в историю под названием теории «официальной народности», были раскрыты С.С. Уваровым во всеподданнейшем докладе императору от 19 ноября 1833 года: «О некоторых общих началах, могущих служить руководством при управлении Министерством народного просвещения». Он назвал своим лозунгом на посту министра вверенного ему ведомства следующее выражение: «Народное воспитание должно совершаться в соединенном духе Православия, Самодержавия и Народности» [3, с 103]. Министр уделял в своей программе большое внимание православному религиозному мировоззрению, отстаивал самодержавие как наиболее подходящую форму государственного устройства для Российской империи и утверждал, что православие и самодержавие отвечают духу русского народа.

С.С. Уваров отмечал высокое значение своего ведомства в общей системе государственных учреждений, что выражалось, например, в том же докладе императору «Правительству, конечно, в особенности Высочайше вверенному мне Министерству, принадлежит собрать их (т.е. религиозные, моральные и политические понятия. – А.Т.) в одно целое и связать ими якорь нашего спасения» [3, с. 103]. Таким образом, можно без преувеличения сказать, что Сергей Семенович был первым российским министром народного просвещения, который реально осознавал значение и потенциал своего ведомства.

В течение XVIII в. в отечественной истории закладывались и развивались предпосылки к возникновению государственной образовательной системы, что связано в первую очередь с просвещенческой деятельностью Петра I и Екатерины II. В начале XIX века появилась потребность в центральном государственном учреждении, который бы занимался вопросами организации системы образования. В 1802 г. в рамках министерской реформы эта потребность была удовлетворена основанием МНП как центрального государственного учреждения. Его деятельность определялась рядом факторов, к которым можно отнести выбранный курс императора и личные взгляды главы МНП на цели и задачи вверенного ему ведомства, его соображения по поводу устройства системы просвещения в целом. Деятельность МНП в 1-ой пол. XIX в. условно можно разделить на два периода: этап александровского либерального реформаторства и расцвета николаевской консервативной охранительной идеологии. В правление Николая Павловича роль МНП существенно выросла, а его деятельность приобрела широкий размах. Главным образом это было вызвано реализацией теории официальной народности под руководством С.С. Уварова с 1833 по 1849 гг.

Источник

Наука это двигатель прогресса

публикации

ДВИГАТЕЛИ ПРОГРЕССА

1. Люди, организующие человечество в одно целое.

2. Изобретатели машин, которые улучшают производимые продукты, сокращают работу и делают ее более легкой. Напр., печатные и разные ремесленные и фабричные машины. Машины усиливают производство в десятки, сотни и тысячи раз. Некоторые же предметы совсем невозможно устраивать без орудий-машин, напр., пишущую машину, автомобиль и т. п.

3. Изобретатели, машин, которые используют силы природы, напр., механическую силу, химическую ит. п. Эти силы могут увеличить механическое могущество человека в тысячи раз.

Читайте также:  Самодельный гриндер с двигателем

4. Двигатели прогресса также люди, указывающие на способы усиленного размножения и улучшения человеческой породы.

5. Также люди, открывающие законы природы, раскрывающие тайны вселенной, свойства материи. Объясняющие космос как сложный автомат, сам производящий свое совершенство.

6. К двигателям прогресса относятся и люди, восприимчивые к великим открытиям, сделанным другими, усвояющие их и распространяющие их в массе.

Пока наиболее редки и потому наиболее драгоценны первые 5 категорий, 6-я же категория людей встречается чаще. Короче сказать: ученых больше, чем изобретателей и мудрецов. Но и ученые необходимы и довольно редки. Не всякий тоже может быть ученым в полном смысле этого слова. У большинства не хватает и охоты, чтобы усвоить хотя бы малую часть научных сокровищ, накопленных человечеством. Из тысячи найдется один-два, смотря по степени учености.

Эти цветы человечества, эти шесть категорий двигателей прогресса нам выгодно всячески поддерживать.

Конечно, ни одна категория в чистом виде не встречается. Изобретатель отчасти и ученый и ученый отчасти изобретатель. Также открывающий новые естественные законы не может быть полным невеждой. Социалист должен быть хоть немного и натуралистом.

Но жизнь все же, особенно теперешняя, довольно резко разделяет эти категории.

Действительно, чтобы сделаться теперь ученым (6-я катег.), надо быть очень восприимчивым человеком. От него не требуют ни открытий, ни изобретений, а только знания уже установившейся науки. Таким образом, с помощью экзаменов отбираются люди не с творческим талантом, а с огромною наклонностью к восприниманию.

Первые пять категорий часто выходят из народа (см. книгу А. П. Модестова), из буржуазии, из всех сословий, большею частию с небольшим образованием или вовсе без него (Гершель, Уатт, Морзе, Грамм, Фарадей). Они были часто плохими учениками (Гоголь, Пушкин, Толстой, Чехов и т. д.), но отличались самодеятельностью, огромной активностью, творческими способностями, которые и помешали им быть хорошими учениками (так говорит Оствальд). Помимо этого, их восприимчивость (т. е. подражательность, память) вообще нужно признать более слабой, чем ученых. Тем не менее, они-то и стояли впереди всех, они-то и двигали науку и прогресс (Гутенберг, Янсен, Джойя, Ньюкомен, Ползунов, Эдисон и другие). Им было очень трудно выбраться на свет, т. е. проводить свои открытия и изобретения в жизнь, получить признание. Очень малая часть их этого достигала, другая (чуть не 100%) пропадала для человечества. Мы лишились их открытий, и прогресс шел вследствие этого черепашьим шагом. Те же немногие, которые пробивались, достигали признания — вознаграждались, получали возможность работать и осуществлять. Через протекцию оценивших их сильных людей (Колумб и Изабелла, Либих и Гумбольдт) они попадали в профессора, в академики, сливались с ученым миром (Галилей). Так было в старину, так и теперь, наученные историею, поступают иногда практические люди Запада: выдающиеся люди, независимо от формальностей, попадают в профессора и в академики. Но это в виде исключения. Так, Майер попал не в академию, а в сумасшедший дом.

Вот почему в старину множество мудрецов из народа и мещанства причисляются учеными историками к формальным ученым и профессорам. Кастовые ученые в сущности очень косились на выскочек и признавали их только под давлением их славы и покровительства сильных.

Итак, большинство народных творческих сил пропадает бесплодно для человечества. Это страшное бедствие, и мы тут поговорим о том, как его хоть немного устранить.

Возьмем пример. Человек изобрел пишущую машину. Он берет явочное свидетельство и затем обращается за помощью для ее реализации. Его не понимают, ему не доверяют, но все же находятся разумные люди и дают ему немного денег на устройство машины. Машина сделана, но работает плохо. Друзья дела разочаровываются, а враги (жадные, ограниченные и завистливые) смеются и говорят: вот видишь теперь и сам, что это чепуха и вещь непрактическая. Сам изобретатель начинает сомневаться и бросает свою машину, как хлам.

Но мы ведь знаем теперь, что для пишущих машин надо одного оборудования чуть не на миллион рублей, надо хорошо обученных рабочих, надо еще массу времени, труда и изобретательности многих людей. Не дав ничего этого изобретателю, не оценив, не поняв, мы только осмеяли его и выбросили за борт.

Так бывает и со всяким новоизобретенным приспособлением, если оно не настолько мелко и просто, что его всякий может понять и осуществить (шпильки, булавки, запонки и т. п.).

Всякое изобретение требует громадных усилий и затраты больших денежных средств для своего исполнения. Сначала это как будто убыточно, но потом изобретение окупается и, в будущем, для следующих поколений, становится неувядаемым бессмертным источником блага (напр., книгопечатание, двигатели).

В передовых странах стараются учреждать специальные комитеты для оценки изобретений. Научные же открытия и этой оценки не имеют: доступ в академии и специальные издания ограждается тщательно кастой.

Кажется естественным, что судить об изобретениях и открытиях предоставляют ученым. Но ведь это люди, истратившие всю свою энергию на восприятие наук, люди, в силу того усталые, невосприимчивые и по существу своему (экзаменационный отбор) со слабой творческой жилкой.

Как показывает история, эта оценка, особенно великих открытий и предприятий, почти зауряд была не только одиночной, но и враждебной, убивающей беспощадно все выдающееся. Так, рукопись Ньютона лежала много лет в архиве Корол. Общества. Ламарк была осмеян Кювье, Дарвин отвергнут Фр. академией, а Менделеев — русской, Араго отвергал железные дороги, а а ученые времен Наполеона I — пароходы. Хорошо, если великих не казнили и не сажали в сумасшедший дом. Так, сограждане Колумба (генуэзцы) собирались его наказать за мысли о круглоте Земли. Лишь бегство спасло его.

Причина неправильного отношения к мыслителям — в человеческих слабостях. Слабости же зависят от незнания и непонимания своих выгод.

Мы возмущаемся трагическою судьбою великих, осуждаем наших предков, отравивших Сократа, казнивших Лавуазье, сжегших Д. Бруно, заключивших в тюрьму Галилея и т. д. Мы склонны считать их ужасными преступниками и готовы растерзать их в негодовании или посулить им вечные посмертные муки, между тем как сами делаем то же, но не замечаем своих поступков. Не надо озлобляться, а лучше разобрать причины этого неугодного нам явления, устранить их и быть самим на страже, чтобы не повторять исторических ошибок.

Перечислим некоторые слабости людей.

1. ПРЕКЛОНЕНИЕ ПЕРЕД ЗАПАДОМ, ПЕЧАТЬЮ, АВТОРИТЕТОМ, ШУМИХОЮ (славны бубны за горами).

Ежели бедный и неизвестный человек скажет истину, то его не будут слушать и немедленно забудут его слова. Кто же половчее, заимствует мысль бедняка и даже забудет, что она не своя.

Если же авторитет скажет что-нибудь необдуманное, легкомысленное и даже глупое, то его со вниманием выслушают, напечатают и будут серьезно обсуждать. Пример: проект дирижабля с пустотой, или с разреженным воздухом. Сколько об этой несообразности писали и рассуждали только потому, что затеяли это дело американские авторитеты. Второй пример: ракета не действует в пустоте. За это положение ломали свои мечи известные профессора, а наши с уважением прислушивались и с уважением давали отчеты в газетах. Такая слабость имеет и некоторое оправдание. Действительно, если все о чем-нибудь говорят и утверждают, то есть вероятие считать это правдой (глас народа — глас божий). Если кого-нибудь начальство возвысило (министра, профессора), то не даром. Напечатанному есть также вероятие верить, потому что в книгах меньше врут, чем на словах. Но как легко ошибиться. Нужно верить только разуму и науке. Вот примеры массовых заблуждений. Когда начинается обыкновенная война двух народов, то каждый себя во всем оправдывает и не находит слов, чтобы очернить другой народ. Все это проявляется в печати и в народных толках. Но ведь это очевидное массовое заблуждение: какой-нибудь народ ошибается, вернее, мы скажем, ошибаются оба. Инквизиция, общераспространенные дикие суеверия — пример общечеловеческих заблуждений.

Без сомнения, более вероятия услышать истину от профессора или известного ученого, чем от обывателя, который плетет сплошной вздор, если касается науки или философии. Но и тут можно ошибиться. Напр., Араго и Монж отрицали пользу железных дорог. Наполеон I и его ученая комиссия также отрицали пароход. Академии отрицали Дарвина, Уоллеса, Менделеева.

ТО ЖЕ И О ПЕЧАТИ

Напр., в 1900 году писались серьезные книги о кончине мира. Газеты рассуждали о столкновении Марса с Юпитером, а недавно (1920 г.) о падении Марса на Землю. Даже читались лекции ради успокоения народа. Все же печать достовернее слухов и обывательских сплетен.

2. ИНЕРТНОСТЬ, КОСНОСТЬ, КОНСЕРВАТИЗМ (каменные сердца, привычка — вторая натура). К чему мы долго привыкали, то нам кажется истиной. В мозгу образуются соответствующие нервы и сосуды, которые очень постоянны и нелегко заменяются новыми, выражающими непривычные мысли. В зрелые годы погашение старых идей и рождение новых очень трудно и сопровождается страданиями, возбуждающими негодование против новатора. Чем старше возраст, тем это явление резче. Вот причина, вследствие которой состарившиеся авторитеты отрицают со скрытой злобой все молодое, новое, несогласное с их заматоревшими мыслями. Мешает верной оценке ослабшая восприимчивость, переутомление (наступающее у много работавших ученых даже в молодые годы). Конечно, это извинительно. Однако во многих случаях ученые правы, отрицая невежественных изобретателей, открывающих чепуху или всем известное, а иногда непрактичное и незначительное. Но среди тысяч отвергнутых попадаются и жемчужины.

Если даже судья восприимчив, знающ и справедлив, то и это иногда не помогает. Действительно, новая идея, изобретение известно хорошо только новатору, который отдал, может быть, ей целую долгую жизнь и все свои незаурядные силы, чего, конечно, человек с общими обширными знаниями сделать не может. Он не специалист в новом деле, а специалист тут только изобретатель. Вот почти неизбежная причина ошибки.

3. ЛОЖНОЕ СЕБЯЛЮБИЕ, УЗКИЙ ЭГОИЗМ, НЕПОНИМАНИЕ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОГО И СОБСТВЕННОГО БЛАГА (после меня — хоть потоп, лишь мне бы ладно было, а там — весь свет гори огнем).

Возьмем пример: новое правописание. Каждый считал себя образованным и грамотным, а прочих, простых людей — малограмотными. Нововведение сделало обратное. Разве это не обидно, в особенности инертным людям и старикам! Опровержение какого-нибудь ложного открытия еще тягостнее. Положим, опыт отверг гипотезу относительности (Эйнштейн). Сколько трудов было употреблено учеными для ее усвоения, сколько студентов ломало над ней голову — и вдруг это оказалось вздором. И унизительно, и как будто клад потеряли. Сколько было гордости перед другими, незнакомыми с учением — и все рухнуло. Приходится склонить голову и горько пожалеть о затраченном времени. Разве это приятно! *

Постоянно отвергаются старые гипотезы и совершенствуется наука. И всегда этому более всего препятствуют ученые, потому что они от этой переделки более всего теряют и страдают.

Средним людям не больно, потому что они и не слыхали об этих гипотезах, Конечно, надо пожалеть и ученых, но сами они должны остерегаться и терпеть ложное унижение ради высших целей. Чтобы облегчить их страдания, нужна особенная к ним деликатность.

4. УБЫТКИ КАПИТАЛИСТОВ, ОБИДЫ РАБОЧИХ И ВРЕМЕННЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УБЫТКИ.

Придумана новая машина. Старые орудия теряют цену как непроизводительные. Фабриканты терпят убытки от конкуренции или нововведений, часть рабочих теряет заработок, кроме того, оставшимся надо учиться работать на новых машинах, пожилые же не могут к ним приспособиться. Тут ряд огорчений и даже трагедий. Богачи вытерпят и будут кушать по-прежнему, только роскоши будет поменее, но рабочие будут бедствовать, и им нужна обязательная помощь государства: дать работу или содержать их, пока она не дана. Когда у каждого будет право на труд и на необходимое для жизни, тогда рабочие не будут протестовать против новых машин и не будут их ломать.

Также и всякие другие преобразования без социалистических мер приносят бедствия трудящимся и возбуждают их вполне справедливое негодование.

Мы уже не говорим про другие, менее извинительные тормоза просвещения: соревнование, зависть вообще, зависть профессиональную, классовую гордость и т. д. Не говорим и о пристрастиях разного рода: дружеских, родственных, половых, национальных, религиозных, патриотических и т. п.

Каждому надо сознавать эти недостатки и всячески остерегаться их. Должны и люди помнить, что эти людские слабости существуют не только у них, но и у всех людей. Надо принимать их во внимание, а не говорить что-нибудь вроде этого: «Какая ему надобность врать, искажать или завидовать». Иные благодушные люди, не имея сами этих прорех, думают, что их нет и у других.

Вследствие этих и других причин идея, даже самая плодотворная; большею частью гибнет, не добившись признания и осуществления. В лучшем случае хорошая мысль тормозится и задерживается на десятки и сотни лет, смотря по обстоятельствам.

Человечество же остается в страшном убытке, так как угрожающие расстройства и неприятности временны, непродолжительны и легко устранимы. В общем же получился бы выигрыш, иногда неизмеримо большой, так как он распространяется на грядущие бесконечные времена. Это должны сознавать люди. Оправдание их — темнота и в том, что временно они действительно бедствуют.

Как же найти правильную оценку мысли и деятельности миллионов людей, как извлечь из них все самое высокое на помощь правительствам?

Разумеется, у нас есть и даровитые, и знающие, и честные люди, искренно желающие добра человечеству. Но и им не по силам этого сделать. Допустим, напр., что в С. Ш. Северной Америки таких людей тысяча. На каждого придется 100 000 человек, и всех их надо изучить и правильно оценить. На это не хватит и целой жизни. Действительно, если каждому изучаемому отдать один день, то потребуется более 250 лет работы. Как поверхностна будет такая оценка, да и кто может поручиться, что она верна и что эти 1 000 человек заслуживают роли непогрешимых судей.

* «Положим, опыт отверг гипотезу относительности (Эйнштейн)». К. Э. Циолковский не был согласен с Эйнштейном. Ученые объясняют это тем, что Константин Эдуардович говоривший о себе «Я ученый девятнадцатого века», искал опытного подтверждения любым теориям. Подтвердить экспериментами теорию относительности тогдашняя физика не могла, но уже пыталась. И ко всем таким попыткам Циолковский был чрезвычайно внимателен.
«ГОРЕ и ГЕНИЙ» — в этом сочинении (издано в 1916 г. в Калуге) К. Э. Циолковский пишет об устройстве общества, в котором не пропадали бы таланты.

Источник