Не рабочий двигатель v12

Самые большие моторы от V12 до W18: полная история

В автомобильном мире произошло знаковое событие: компания Mercedes-Benz объявила о выпуске версии S65 в исполнении Final Edition. И хотя официально от моторов V12 немцы пока не отказываются, разговоры о закате эры таких двигателей звучат всё чаще. BMW и знаменитая Toyota Century их уже не получат. И на американских машинах подобных моторов нет.

Это хороший повод вспомнить, как производители «дошли до жизни такой», ведь история легковых двигателей (грузовые — тема отдельная) с числом цилиндров, начиная от двенадцати, очень интересна. И заодно поразмышлять о будущем современных моторов‑монстров. Действительно ли их время подходит к концу?

С прибавлением!

Более века назад, вскоре после появления восьмицилиндровых автомобильных моторов, стало понятно: этим дело не закончится. Гонка за мощностью, особенно для больших престижных машин, пошла полным ходом. А мощность при технологиях первых десятилетий прошлого века и качестве тогдашнего бензина можно было увеличить лишь наращиванием рабочего объема. Но «раздувать» цилиндры — значит ухудшать плавность работы двигателя. Наращивать его длину тоже не дело, хотя попытки соорудить рядные 12‑цилиндровые агрегаты предпринимались. Значит, логичный путь — мотор V12.

В этом очень помогла авиация. Двигатели для автомобилей и самолетов в начале века были очень близки, и проектировали их, как правило, одни и те же инженеры. На первые, еще не серийные, а рекордные автомобили пристраивали именно авиационные двигатели. В частности, на британский Sunbeam 1913 года — один из претендентов на первенство в номинации «автомобиль с двигателем V12». Его девятилитровый мотор развивал, по приблизительным оценкам, колоссальные для тех лет 200 сил. Развал цилиндров составлял 60 градусов, что и сейчас считается наиболее удачной с точки зрения уравновешенности схемой. Алюминиевый блок цилиндров — со стальными гильзами.

Следующий шаг сделала в 1915 году американская компания Packard, выпустив серийную модель Twin Six. Ни в одной стране мира, помимо США, не было тогда достаточного количества покупателей на такой автомобиль. Двигатель V12 с 60‑градусным развалом цилиндров был нижнеклапанным (представьте акробатику, которая требовалась для их регулировки) и с несъемными головками блока. Впервые в США применили алюминиевые поршни. Агрегат объемом 7 литров развивал смешные по наших меркам, но очень солидные по тем временам 90 л.с.

Строго говоря, первый такой мотор еще в 1927 году готовила для серийного автомобиля американская компания Marmon, но в производство смогла запустить его на полгода позже Кадиллака. Восьмилитровый агрегат автомобиля Marmon Sixteen был заметно мощнее кадиллаковского: развивал 200 л.с. против 165 сил. Но Мармоны делали всего три года и собрали за это время лишь 350 машин — раз в десять меньше, чем Кадиллаков V16 всех модификаций.

Кадиллаковский двигатель с развалом всего 45 градусов и двумя карбюраторами имел рабочий объем 7,4 литра, был верхнеклапанным, с гидротолкателями клапанов. На прямой передаче машина уверенно, без рывков ускорялась аж с 4 км/ч. А главное было в том, что концерн GM, куда входила компания Cadillac, успешнее, чем небольшая фирма Marmon, обеспечивал высокое качество сложных агрегатов при относительно невысокой цене.

Cadillac выпускал многоцилиндровые моторы дольше всех американских конкурентов. Двенадцатицилиндровый восьмилитровый 160‑сильный Packard Twelve — преемник прославленной модели Twin Six — был снят с производства в 1939 году. Lincoln с 150‑сильным мотором V12 рабочим объемом 6,8 литра — в 1940‑м. А Кадиллаки V12 и V16 — лишь в 1941‑м, когда автозаводы США переходили на выпуск военной продукции. Причем с 1938 года для Кадиллака выпускали совершенно новый V16 с развалом цилиндров 135 градусов. Прежний, высокий мотор не помещался под капот нового, более приземистого кузова. Нижнеклапанный агрегат, развивавший 185 л.с., снабдили не только двумя карбюраторами, но и двумя прерывателями-распределителями.

К началу 1940‑х моторы V8 в эффективности практически не уступали гигантам. Но, продержав в производстве V12 и V16 дольше конкурентов, концерн GM подчеркнул свое величие. Ведь такие двигатели — важный элемент престижа марки. Еще и поэтому они появились по другую сторону океана — в Европе.

Объемами мериться

Серийные двигатели V16 в Старом Cвете так и не создали (о гоночных речь пойдет ниже), а V12 старались выпускать многие производители представительских моделей, в первую очередь — связанные с авиацией.

Так, немецкая моторостроительная компания Maybach, понемногу выпускавшая с 1921 года и автомобили, начала в 1928‑м производство модели Maybach 12, позднее получившей обозначение DS7 Zeppelin — в честь знаменитых дирижаблей, для которых Maybach делал двигатели. Верхнеклапанный мотор модели DS7 с развалом 60 градусов был создан на основе двух серийных «шестерок» и при рабочем объеме 7,0 литра развивал 150 сил при 2800 об/мин.

Более поздняя версия DS8 с рабочим объемом 8,0 литра выдавала уже 200 сил. Если майбаховский мотор справедливо считали одной из вершин двигателестроения 1930‑х, то первый в истории британской марки Rolls-Royce автомобильный мотор V12 числили не слишком удачным. Верхнеклапанный 7,3‑литровый агрегат (мощность фирма традиционно не указывала) имел мокрые гильзы и гидрокомпенсаторы клапанов, и эта система оказалась ненадежной из-за частых засоров. Правда, в 1936–1939 годах построили-таки 710 шасси Rolls-Royce Phantom III, но после войны фирма долго не возвращалась к схеме V12.

Хотя продажи подобных машин в Европе были мизерными, выпуском автомобилей с моторами V12 отметились и немецкая фирма Horch, построившая, правда, всего 80 экземпляров моделей 670 и 600 с 120‑сильным мотором, и даже два чешских завода. В Копр­шивнице сделали представительскую Татру 80 с шестилитровым двигателем V12 мощностью около 120 л.с. Аналог представил и пражский завод Walter: модель Royal тоже имела шестилитровый 120‑сильный мотор V12 с одним карбюратором Solex или парой — марки Stromberg. Серийным Walter Royal можно назвать лишь условно — сделали всего пять машин, автомобилей Tatra 80 — два с половиной десятка.

Читайте также:  Ремонт автомобиля газель расценки

Наконец, британская компания Daimler (не путать с немецкой Daimler-Benz) создала в 1931 году Double-Six c 7,1‑литровым беcклапанным (с золотниковым газораспределением) двигателем V12 мощностью 150 л.с.

Основным преимуществом таких моторов была тихая и плавная работа, недостатком — огромный расход масла и, соответственно, дымность. Впрочем, тех, кто сидел в роскошном салоне сзади, это не сильно волновало. Но двигатель Daimler, построенный, как и большинство европейских моторов, из двух рядных «шестерок», с двумя распредвалами, соеди­ненными цепью в задней части, и двумя карбюраторами, оказался не слишком удачным.

Дольше всех в довоенной Европе в производстве продержалась британская Lagonda. В 1938–1940 годы с разными кузовами собрали 189 автомобилей с моторами 4.5 V12 мощностью 180 л.с. Серийные двигатели оснащали двумя карбюраторами, а вариант для 24‑часовых гонок в Ле-Мане — четырьмя. Именно гоночные моторы стали инженерной вершиной конца 1930‑х.

Еще до появления 16‑цилиндрового Кадиллака подобный двигатель освоила итальянская компания Maserati. Он имел W‑образную конфигурацию, поскольку создали его из двух V‑образных «восьмерок» объемом по два литра, поставленных под углом 25 градусов друг к другу. Двигатель с отдельными для каждых восьми цилиндров системами питания и зажигания развивал около 300 сил. Увы, этих моторов удостоились лишь два гоночных автомобиля.

Самые прославленные гоночные шедевры конца 1930‑х созданы немецкими фирмами Daimler-Benz и Auto Union. Лидировали, благодаря Фердинанду Порше, инженеры Auto Union. В 1934 году на заднемоторный гоночный автомобиль поставили 4,3‑литровый мотор V16 с довольно высокой для Европы степенью сжатия 7,1. Он имел лишь один распредвал на 32 клапана, но выдавал 295 л.с. при 4500 об/мин. Вершиной же стала шестилитровая версия 16‑цилиндрового мотора: 520 л.с. при 5000 об/мин.

Меньше, но мощнее

После Второй мировой войны Европе было не до роскошных машин и огромных двигателей. Американцы тоже довольствовались массовыми, а потому более дешевыми моторами V8. Агрегаты V12 надолго стали элементами лишь гоночных и мелкосерийных спортивных моделей. А сами моторы сильно изменились.

Первый послевоенный Ferrari V12 имел рабочий объем всего полтора литра и развивал лишь 72 силы. Но маленькие цилиндры позволяли интенсивнее форсировать двигатель, повышая степень сжатия. Мощность постепенно довели до 140 л.с., а потом на этой основе сделали двигатели большего объема.

На спортивных и гоночных моделях помимо V12 применяли и оппозитные (с углом развала 180 градусов) агрегаты. Они были ниже, что особенно хорошо для гоночного автомобиля, но — шире, что не всегда приемлемо для дорожного. Двенадцатицилиндровые моторы требовали продвинутой системы питания. Сводилось это долгие годы к четырем, а иногда и к шести карбюраторам, грамотная настройка которых требовала высочайшей квалификации и недюжинного терпения.

Шесть карбюраторов Weber питали, например, знаменитый 48‑клапанный мотор V12 (в ранней четырехлитровой версии — 375‑сильный, поздние двигатели объемом 5,2 литра развивали до 455 л.с.), который с 1974 года ставили на Lamborghini Countach, а потом и на внедорожник LM002. Поздние автомобили для рынка США оснащали системой впрыска.

Из восьмицилиндровых моторов фирмы Lamborghini «склеили» 16‑цилиндровый агрегат мощностью около 560 л.с., который поперечно установили в итальянский суперкар Cizeta-Moroder. Его можно считать серийным, хотя в 1991–1995 годах сделали лишь 20 экземпляров.

Новая эра многоцилиндровых моторов началась в 1973 году, когда впервые после войны V12 поставили на серийный седан Jaguar XJ. Такую версию с 5,3‑литровым мотором мощностью 265 л.с., который прежде ставили на спортивный E‑Type, делали в основном для американского рынка. Лишь через полтора десятилетия 12‑цилиндровый седан запустила в производство и фирма BMW. А уже за ней пошли Mercedes-Benz и концерн Volkswagen со своим мотором W12, который, несколько модернизировав, делают и сегодня.

Источник

Моторы Aurus: почему отказались от V6, сколько V12 сожгли на стендах, и куда исчез единый «горшок»?

Наш предыдущий материал по «экономике» проекта «Кортеж» (Aurus) вызвал множество нареканий, в массе своей – следующего свойства: дескать, редакция Kolesa.ru поставила много вопросов, а ответов почти нет. Увы! Что же мы можем сделать, если несколько наших попыток получить комментарии или интервью с инженерами НАМИ ни к чему не привели. И поскольку главная задача журналиста – именно ставить вопросы, мы продолжаем публикации по проекту «Кортеж» и, как и в прошлый раз, обращаемся к открытым источникам, которые в силу своей природы остались вне поля зрения широкого читателя.

Для начала поговорим об ОТТС. Эти четыре буквы, упомянутые в нашем предыдущем материале, вызывали нездоровый ажиотаж в комментариях. Оказалось, далеко не все читатели знакомы с этой аббревиатурой, что затрудняет понимание всей важности отсутствия ОТТС у автомобиля Aurus Senat в исполнении «лимузин». Именно на этом автомобиле, напомним, провезли Владимира Путина в рамках его очередной инаугурации по дорогам общего пользования.

Автомобиль или «неавтомобиль»?

Так вот, инаугурация была весной, а в последней декаде декабря 2018 года Министр промышленности и торговли Денис Мантуров сообщал прессе, что седан и лимузин Senat Aurus ещё только находятся в стадии получения ОТТС. Этот документ выдаёт Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии – Росстандарт. На сайте ведомства, в том разделе, где публикуют все без исключения выданные сертификаты соответствия, действительно нет ни одного документа на Aurus или Кортеж. Это означает, что собранный в России Aurus по закону не может считаться автомобилем. При этом, мы не исключаем, что инаугурационный «неавтомобиль» прошёл некоторые испытания перед тем как принять на борт первое лицо государства.

Вполне возможно, что президентский лимузин били о препятствие только на компьютере. Обратите внимание, что в данном случае речь идёт о краш-тесте с малым перекрытием. При этом, вполне возможно, препятствие — жёсткое

Вполне возможно, что президентский лимузин били о препятствие только на компьютере. Обратите внимание, что в данном случае речь идёт о краш-тесте с малым перекрытием. При этом, вполне возможно, препятствие — жёсткое

Для красного словца

Слухи о том, что «у царя лимузин не настоящий», лишь усилились после презентации машины на ММАС-2018, где не то что не разрешали открыть капот – даже лючок бензобака был под запретом! Между тем как раз подкапотное пространство таит меньше всего тайн, в каком-то смысле даже наоборот. Вы, конечно, скажете, что только в общих чертах слышали о двигателях и коробках для «Кортежа»? Верно, но это лишь потому, что вы не читаете научных журналов.

Читайте также:  Нахождение номера двигателя мерседес

Во всём мире научные журналы выполняют функцию открытых площадок: учёные делятся с коллегами своими самыми важными открытиями и гипотезами. В нашей стране они нужны в первую очередь для того, чтобы к защите кандидатской или докторской диссертации соискатель выполнил норматив по научным публикациям. Но как не ошибиться с изданием и опубликовать статью так, чтобы она совершенно точно была идентифицирована как «научная публикация»? На это есть перечень изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией для научных публикаций. К примеру, нашего издания в этом перечне нет, и все наши материалы не могут считаться «научными», а вот, скажем, «Журнал автомобильных инженеров» в этот перечень входит. Статья, опубликованная в нём и других изданиях упомянутого перечня ВАКа, вовсе не обязана содержать непонятные простым смертным теории. Она может рассказывать и о конструкции автомобиля, но уже быть «научной».

Выпуск автомобилей в НАМИ характеризуется высокой долей ручного труда, что уже давно не говорит о высоком качестве. Обратите внимание на массивную конструкцию рамы

Выпуск автомобилей в НАМИ характеризуется высокой долей ручного труда, что уже давно не говорит о высоком качестве. Обратите внимание на массивную конструкцию рамы

В прошлом году в этом издании было опубликовано сразу несколько материалов по «Кортежу» — авторами стали инженеры НАМИ. Они, видимо, успешно защитят свои диссертации, а Министр промышленности и торговли Денис Мантуров, который курирует разработку, доложит президенту, что высокотехнологичная машина потянула сразу на несколько докторских.

Сами разработчики, впрочем, вполне трезво оценивают свои достижения и честно признают, что одной из главных задач при создании линейки моторов проекта «Кортеж» стала реализация «трансфера передовых зарубежных технологий в отечественную промышленность». Увы, мы так давно не проектировали новых моторов и не доводили их до конвейера, что, действительно, остаётся по привычке смотреть на зарубежные аналоги и привлекать зарубежных специалистов — например, из Porsche Engineering. К слову, и они оказались не всесильны. Мы помним, что первым мотором (и, кстати, базовым) должен был стать агрегат V12, однако немцы спасовали перед техническим заданием и, по нашим сведениям, сожгли несколько образцов при стендовых испытаниях. В итоге было решено начать с V8.

Напомним, что на первичных обсуждениях технических предложений рассматривались три конфигурации: V6, V8 и V12. Версию V6 «завернули» именно эксперты Porsche Engineering. С учётом высокой снаряженной массы — рамный автомобиль тянет более чем на три тонны — даже при высокой форсировке такому двигателю не хватило бы литража. При этом для менее увесистых автомобилей Aurus сгодятся и передутые маленькие «четвёрки». Интересно, что уже тогда предполагалось создать как минимум два исполнения каждой конфигурации – базовую и форсированную, и обе, заметим, с турбонаддувом. При этом моторы планировалось унифицировать по шатунно-поршневой группе, клапанам, подшипникам, профилю кулачков и элементам обслуживающих систем.

Что же, прекрасная идея – ведущие мировые производители уже успели перейти не только на единый «горшок», но и по возможности унифицировали технологию производства. Скажем, Daimler проводит механическую обработку блоков 6- и 4-цилиндровых моторов на одной линии, для чего вернулся к рядным «шестёркам». Что касается «Кортежа», то вся эта унификация вылилась в так называемую «Концепцию 5С».

В данном случае это название и отражает набор унифицированных элементов и расшифровывается как «cylinder block», «cylinder head», «crankshaft», «camshaft», «conrod-piston group», однако придумано исключительно для красного словца. Вот скажите, кто и где сейчас употребляет термин «головка цилиндра»? А как унифицировать коленчатые валы? Можно унифицировать его элементы, но не сам вал. Не говоря уже о том, что при переходе на кириллицу вся эта «Концепция 5С» распадается.

Скрепа «Кортежа»

Перед тем как перейти к деталям, уточним основное. На сегодняшний день разработаны (большей частью — на бумаге) три конфигурации двигателя: V12, V8 и L4 (рядная «четвёрка»), и для каждой – три исполнения по мощности, имеющие конструктивные отличия: базовое (безнаддувное), промежуточное и форсированное (оба с турбонаддувом). Интересно, что маркировка НАМИ говорит о том, что базовой считается промежуточная версия, которая обозначается литерой «В», при этом безнаддувное исполнение фигурирует как «В-1», а форсированное – как «В+1». Судя по техническим характеристикам, пары исполнений «В-1» (безнаддувное) и «В» (с турбиной) находятся в более тесной родственной связи, хотя логично было бы ожидать, что именно версии «В» и «В+1» будут наиболее близки.

У всех без исключения исполнений имеются общие, то есть «сквозные» позиции, набор которых можно называть главной «скрепой Кортежа»: диаметр шатунной и коренных шеек – 53 мм и 70 мм соответственно, длина шатуна – 155 мм, диаметр стержня клапана – 5 мм, диаметры впускного и выпускного клапанов – 33,8 мм и 28 мм соответственно. И всё! Остальное – разное, даже непосредственный впрыск на безнаддувной «В-1» делать не стали, здесь впрыск распределённый. В турбомоторах топливо подаётся в камеру сгорания через форсунку высокого давления, расположенную по центру. Для рядного двигателя предназначена одна турбина, для V8 – две, а для V12 – целых четыре. Максимальная частота вращения крыльчатки, по крайней мере на двигателе V8, составляет 180 000 об/мин. Корпус турбины выполнен из жаропрочной никелевой стали заодно с выпускным коллектором, что даёт температуру отработавших газов на входе в турбину до 950 градусов по Цельсию.

Интересно, что наши инженеры, усиленные «поршевцами», отказались от первоначальной идеи унификации «горшка». Так, диаметр цилиндра у всех версий «В-1» составляет 86 мм, у всех версий «В» — 88 мм, у всех версий «В+1» — 90 мм. Ход поршня тоже разный: у «В-1» и «В» — 90 мм, у «В+1» — 92 мм. По этой причине, как нетрудно догадаться, «плавает» и номинальный рабочий объём: по мотору V12 он составляет 6,4 л для «В-1», 6,6 л для «В» и 7,0 л для «В+1». По мотору V8: 4,2 л, 4,4 л, 4,7 л, по рядной «четвёрке» — 2,1 л, 2,2 л и 2,35 л. На стадии проектного обсуждения рассматривали развал блока и в 60 и в 90 градусов, в итоге блок V12 «развалили» на 60 градусов, V8 – на 90.

Читайте также:  Признаки капитального ремонта двигателя

Двигатель автомобилей Aurus пока так и не стал высокотехнологичным. Впрочем, главное — начать!

Двигатель автомобилей Aurus пока так и не стал высокотехнологичным. Впрочем, главное — начать!

Причина такого разнобоя по «горшкам» лежит, видимо, в следующем: нужно было непременно обеспечить «красивый» удельный показатель по крутящему моменту (см. таблицу), который, вероятно, стал жёсткой позицией в техническом задании на линейку моторов. НАМИ — это же не Daimler, зачем экономить копейки на механической обработке блоков, мы выше этого! Однако версия L4 (В) всё-таки подпортила мозаику – у неё не 200 Нм/л, а только 173. В эту же таблицу мы собрали выходные параметры агрегатов. Обратите внимание, что исполнения «В+1» не сильно выделяются на фоне исполнений «В». При указанной конструктивной разнице это наводит на простую мысль: до «В+1» дело вряд ли дойдёт в обозримом будущем, а вот исполнения «В-1», скорее всего, быстро встанут в производство. Вероятно, разработчики и менеджеры проекта рассчитывают с их помощью максимально опустить ценовую планку автомобилей Aurus.

Показатель V12 V8 L4
В-1 В В+1 В-1 В В+1 В-1 В В+1
Мощность, кВт (л.с.) при об/мин 310 (422) 5500 630 (860) 5500 670 (913) 5500 210 (286) 5500 440 (600) 5500 470 (640) 5500 105 (143) 5500 180 (245) 5500 235 (320) 5500
Удельный крутящий момент, Нм/л 100 200 200 100 200 200 100 173 200
Макс. крутящий момент, Нм 640 1320 1400 420 880 940 210 380 470
Объём цилиндра, см3 522,8 547,4 585,3 522,8 547,4 585,3 522,8 547,4 585,3

Отметим, что по состоянию на конец прошлого года наиболее проработанными были именно варианты «В»: по версиям «В-1» и «В+1» ещё не посчитана не только сухая масса, но даже габаритные размеры.

Что получилось?

По некоторым позициям инженерам в итоге пришлось пересмотреть плановые показатели – без этого финальное ТЗ было бы невыполнимо. Так, предполагалось, что избыточное давление наддува не превысит 2,0 бар даже в режиме overboost, но на деле оно достигло аж 2,7 бар. А вот впускной коллектор, интегрированный в головку, остался, что и понятно – это непременная особенность практически всех современных премиальных моторов.

Для V12 планировали сконструировать наддув по схеме «2+2»: каждый ряд цилиндров должны были обслуживать два турбокомпрессора (по одному на три цилиндра). Как мы знаем, это решение было реализовано. По предварительным расчётам, мотор V8 должен был разгонять «борт №1» с места до 100 км/ч за 6,9 с, а V12 – менее чем за 5,5 с. Цифры замеров нам пока не доступны.

Порядок работы цилиндров двигателя V12 планировали таким: 1-7-5-11-3-9-6-12-2-8-4-10. Чем обернулась задумка, мы пока сказать не можем, а вот порядок работы цилиндров мотора V8 следующий: 1-3-7-2-6-5-4-8. От чего он зависит, и почему он получился именно таким, а, скажем, не 1-5-4-2-6-3-7-8, как во многих отечественных моторах V8? При выборе порядка обычно преследуют несколько целей. Для начала нужно как можно равномернее «размазать» пики от сгорания смеси по углу поворота коленчатого вала. Далее нужно исключить вспышки в соседних цилиндрах с тем, чтобы межцилиндровые перемычки не перегревались; наконец, нужно расположить вспышки равномерно и по длине коленвала с тем, чтобы он не изгибался сверх меры.

Требования по этим и другим позициям в техническом задании задаются как прямо, так и косвенно. Само собой, выполнение одного требования позволяет сразу улучшить взаимозависимые характеристики. К примеру, оптимизация порядка работы цилиндров позволяет избежать перегрева и блока цилиндров и головки блока. Не говоря уж о том, что сам коленвал прослужит дольше.

Кстати, на носке коленчатого вала мотора «Кортежа» V8, который почему-то получил имя Beluga (прочие модификации двигателей пока безымянные), установлен демпфер крутильных колебаний в виде дополнительной массы с силиконовым наполнителем – демпфер закрыт передней крышкой, так что «невооружённым глазом» его не видно. Подобные демпферы — новинка для нас, но не для зарубежных образцов. Кстати, подобные «лишние» массы ставят и на трансмиссионные валы: например, на выходе из раздаточной коробки тяжёлых внедорожников. Собственно, мотор вполне можно было бы сконструировать и без него, просто он бы тогда больше вибрировал и шумел. При этом если на коленвале, сконструированном с учётом наличия демпфера, этот самый демпфер удалить, при определённых нагрузках коленвал просто-напросто развалится. Грубо говоря, демпфер «уводит» коленвал из зоны критических частот.

Между тем в конструкции силового агрегата на базе мотора V8 Beluga имеется демпфер крутильных колебаний в более привычном виде – какой обычно комбинируется с ведомым диском сцепления. В данном случае он размещён между массами двухмассового маховика. По идее, можно было обойтись и вовсе без маховика, несмотря на то, что в конструкции 9АКП фирмы КАТЕ гидротрансформатор не предусмотрен. Вспомним, что именно «бублик» обычно и выполняет функции маховика в силовых агрегатах с гидромеханическими «автоматами»: в этом случае гидротрансформатор крепится к приводной пластине, которая, в свою очередь, крепится к фланцу коленвала. В коробке КАТЕ его нет, зато есть электрическая машина, на ротор которой и можно было бы возложить функции маховика — однако инженеры решили всё же оставить маховик в естественном своём виде. Почему? Это может означать, что некоторые версии силовых агрегатов, причём не обязательно на базе самых простых двигателей «В-1», могут не быть гибридными.

Остаётся добавить, что по состоянию на конец 2018 года даже двигатель V8 ещё находился на доводочных испытаниях, хотя его образцы уже могли быть установлены под капоты опытных машин. Про V12 и говорить нечего — пока тишина. И это, собственно, только усиливает скепсис по отношению к инаугурационной машине Путина. Вот интересно, мотор какой зарубежной державы в итоге вёз президента к очередному сроку?

Источник