Встреча собаки и волка

Собачье-волчьи гибриды: стоит ли продолжать эксперименты?

Едва превратившись из земледельца в скотовода, человек объявил войну всем хищным животным – и прежде всего волкам. Не только сам боролся с ними, но и создавал породы собак, способные вступить в схватку с диким зверем. Но и волк не оставался в долгу. Закусить каким-нибудь домашним псом, оказавшимся в лесу, или просто выкрасть из конуры дворняжку где-нибудь на окраине деревни, стало делом чести для умного и сильного зверя. Некоторые волки настолько специализировались на поедании именно собак, что порой к концу зимы в отдельных деревнях, особенно там, где проживали одинокие старушки, не оставалось во дворах ни одного пса.

Весьма разнообразны приемы добывания собак. Волки используют тактику заманивания, перехватывания более смелых и неосторожных животных возле околицы, а иногда и в самих селениях. Волк легко справляется с любой собакой, но, забежав в деревню, он нередко увлекает ее за околицу, где в засаде ждут другие звери.

В другом варианте волк также бежит к околице, а собака за ним. Когда они оказываются за селением, зверь неожиданно разворачивается и вихрем настигает друга человека.

И не удивительно, что многие собаки, почуяв запах волка, не идут по его следу, а с поджатыми хвостами и вздыбленной на загривке шерстью спешат к ногам хозяев и не отходят от них.

Но несмотря на такую врожденную неприязнь собаки и волка, бывает и такое, что два непримиримых врага становятся не просто друзьями, а супругами.

Скрещивание собак с волками в природе давно известно науке, но до конца 50-х годов прошлого столетия оно наблюдалось редко. Поголовное уничтожение волков в 50-70-е годы ХХ века, сопровождавшееся распадом волчьих стай и нарушением половой структуры популяций хищника, и послужило началом массового появления волчье-собачьих гибридов. Как известно, «свято место пусто не бывает», и недостаток волков при формировании пар начали заменять собаки.

Взрослый волк, негативно реагирующий на незнакомых собак, может полностью изменить свое отношение к ним, оказавшись в вынужденной изоляции.

В научных опытах четырехлетняя волчица, проявляющая охотничье поведение при виде незнакомых собак, резко изменила свою реакцию после полуторамесячного пребывания в полной изоляции от волков. У нее появился весь комплекс позитивных реакций на собак: активное подчинение и приглашение к игре при полном отсутствии агрессивного или охотничьего поведения.

Именно социальная изоляция в естественных условиях может создавать предпосылки для скрещивания волков с собаками.

В природе при нормальной половозрастной структуре популяции волка (есть матерые, переярки, прибылые) увеличивается вероятность возникновения негативной реакции прибылых на собак. Это достигается за счет ограничения контакта молодняка с собаками из соседних населенных пунктов и может усиливаться в случае использования родительской пары волков собак в пищу, то есть к окончанию полового созревания у дикого хищника должен выработаться устойчивый комплекс агрессивных реакций на друзей человека, что резко уменьшает возможность скрещивания между ними. Если в стае гибнут переярки, это ведет к ослаблению контроля за деятельностью прибылых. Матерые вынуждены тратить больше времени на добывание пищи, что увеличивает вероятность контакта волчат с собаками.

Как отмечает доктор биологических наук Д. И. Бибиков, при гибели матерых родительские функции осуществляют переярки и молодые волки, не участвующие в размножении. Но деятельность волчат они контролируют уже не так жестко, не обучают детенышей социальным и половым предпочтениям. В этом случае вероятность установления и сохранения позитивной реакции на собак повышается, что ведет к возрастанию возможности гибридизации с волками. Стремление к социальным контактам у зверей-одиночек чрезвычайно велико, и негативные реакции могут угаснуть даже у матерых.

Изредка волки контактируют с собаками и при относительно высокой численности. Идут на такое сближение обычно дефектные особи волков или холостые самцы. Контактируют с волками преимущественно крупные собаки, среди которых чаще отмечаются немецкие овчарки, гончие, дворовые псы, а на Севере – ездовые лайки. Изучая проблему волчье-собачьих гибридов, выяснилось, что вязались с собаками чаще одинокие волчицы, реже –самцы, а также гибриды обоего пола. «Дружба» завязывалась впервые зимой, в период гона, обычно на скотомогильниках. Добиваясь встречи, волки и собаки проявляли нередко высокую активность. Так, на окраине села в Воронежской области к немецкой овчарке, привязанной у фермы зимой, неоднократно приходила волчица и воем ее вызывала. Она поднималась на задние ноги, подпрыгивала, заглядывалась в ту сторону реки, где был привязан пес. Собаку отпускали, и она тотчас уходила прочь. Однако каждый раз собака возвращалась домой.

Читайте также:  Акуацу великий из бродячих псов

Сроки размножения, свойственные чистокровным волкам, сохраняются в природе лишь при скрещивании волчиц с кобелями. При обратном сочетании, а также у гибридов они значительно отклоняются, что дает основание ставить гибридов ближе к собакам, способным размножаться в любое время года (Рябов Л.С.). Кобели покрывают волчиц с февраля до середины марта, а сук-гибридов – с декабря по март. Выращенные в неволе гибриды покрывались в 8,5 месяцев, что существенно отличает их от волков, достигающих половой зрелости к двум годам, и сближает с собаками, способными давать потомство на первом году жизни.

Собаки-суки, жившие с волками, потомство выводят вблизи человеческого жилья – в старых нежилых домах, в скирдах соломы. Гибридные суки так же, как и волчицы, щенятся в глухих лесных массивах, в расширенных норах лисиц и барсуков.

Чистокровные и гибридные волчицы после спаривания с собаками воспитывали потомство самостоятельно. Волк-самец старался увести собаку с собой, и, если она его не покидала, они выращивали щенят вместе. В дальнейшем, как и волки, образовывали родственную стаю (Рябов Л.С., Гурский И.Г.). Так же, по-волчьи, жили хищники, когда вырастало потомство у гибридных родителей.

Живут гибриды и с волками, и с собаками, и самостоятельно.

При совместной жизни гибриды чаще скрещиваются с волками, а не с собаками. Признаки дикого вида при гибридизации обычно доминируют, из-за чего гибриды восстанавливают облик волка. Если не высококровные по волку гибриды живут в природе самостоятельно, то вновь пришедшие в эту местность другие волки могут их вытеснить. Тогда они перемещаются ближе к населенным пунктам, где неизбежны более тесные контакты с собаками. В итоге гибриды могут частично «раствориться» среди бродячих собак.

В отличии от волков волко-собачьи гибриды менее осторожны, что подтверждается появлением хищников вблизи населенных пунктов в светлое время суток, нападением на домашних животных в присутствии людей, иногда агрессией к человеку, выбором места для логова неподалеку от построек людей, мест для лежек в постройках. Несомненно, такое поведение обусловлено собачьей наследственностью. Однако Гурский И.Г. указывает на большую хитрость гибридов из некоторых стай: видеть их почти не удавалось, на вабу (имитация волчьего воя человеком, с целью подзыва) ни взрослые, ни детеныши не отзывались. Облава же на волчьи-собачьи гибриды ничем не отличается по сложности от волчьей, только флажков они не боятся.

На протяжении нескольких десятилетий люди пытались гибридизировать волка с собакой для получения более сильных, смелых особей с лучшими, чем у собаки, слухом и обонянием. Но все эксперименты ни к чему не привели. Гибриды в основном трусливы и по обучаемости, и в подметки не годятся собакам. Хотя описаны случаи, когда гибриды, взятые маленькими и выращенные в условиях неволи, очень любили своего хозяина, к чужим были доверчивы, ласковы и позволяли себя гладить. Звери привыкли получать от людей угощение, поэтому охотно встречали их, прыгали, визжали. Хорошо знали маршруты автобусов, которые дважды в сутки проходили мимо, и часто останавливались для того, чтобы показать пассажирам «волков». Мясо ели всегда с присущей волкам жадностью, в том числе и собачину. В лесу ходили с хозяином на полной свободе и никуда не пытались убежать. Всегда реагировали на свежий след кабана, лося, лисицы, но, пройдя по нему немного, возвращались. С азартом охотились на кошек.

«Суперсобаку» человеку вывести не удалось, но хищника мы получили отменного. В отличие от волков гибриды образуют крупные стаи – до 18 особей. На Урале волчье-собачьи гибриды стали главными истребителями косуль. Как отмечает известный специалист по копытным Данилкин А., гонятся они за косулями на большое расстояние, до нескольких километров, что несвойственно волку, но типично для собак. Зато в стаях гибридов, как и у волков, применяется «разделение» труда: загоны и засады на вероятном пути бегства жертвы. Гибриды успешно охотятся также на зайцев и лисиц. Пойманных зайцев хищники съедают на месте без остатков, лисиц же давят и зарывают, иногда съев семенники и – реже – печень.

Читайте также:  Аджилити в самаре для собак

Но самым «замечательным» стало то, что в отличии от волков гибриды предпочитают поживиться домашними животными. У многих гибридов обычно к осени появлялась потребность к активной охоте, не всегда связанной с недостатком корма на свалках. И хищники начали нападать на домашних животных. Наиболее частыми их жертвами стали ягнята, которых они убивали не только ночью, в сумерках, а часто днем (Гурский И.Г.). Так, сформировавшиеся в 1970 году в Воронежской области стая из дворовой суки, волка и восьми прибылых гибридов кормилась сначала на свалке, а когда щенки подросли, то начала нападать на скот. Хищники неоднократно набрасывались на овец, выжидая в укрытии, когда животных выпустят в загон, после чего тут же – в присутствии людей! – их разрывали. Днем ходили гуськом, один за другим, добычу обычно съедали тут же, после чего устраивались неподалеку на отдых. Сходно вели себя хищники и в том случае, когда стаю составляли гибриды, рожденные волчицей. Звери из волко-собачьей стаи на отдых располагались, как и волки, преимущественно в глухих местах. Гибридная волчица, выкармливающая щенят (гибридного самца из этой семьи убили), в течение всей весны таскала со свинофермы поросят. Возле норы со щенками валялось много поросячьих, а также овечьих костей, гусиные и куриные перья. Добывала она исключительно домашних животных, за которыми уходила от норы за 9-12 километров. И также в отличие от волков ее можно было видеть и днем.

В послевоенные годы волко-собачьи гибриды регистрировались на территории бывшего Советского союза в 11 краях и областях центра и юга Европейской части России, на юге Урала, Бурятии, в Латвии, Молдавии, Украине, Туркмении, Узбекистане (Д.Бибиков). Жили они очагами и существовали долго. По мере возрастания в 70-х годах прошлого столетия численности волка случаи гибридизации с собаками стали реже.

Хочется надеяться, что вышеизложенное заставит человечество не лезть с собственным уставом в чужой монастырь, чтобы экологическую нишу волка не заняли волчье-собачьи гибриды, а то «царю природы» придется не сладко.

Источник

Ученый: Гибриды волка и собаки очень опасны и вредны для природы

Последнее время часто появляются сообщения, что в подмосковных лесах встречаются гибриды волка и собаки, причем некоторые называют их волкособами. Как вести себя, когда в лесу встретишь животное, которое одновременно похоже на волка и на собаку, телеканалу «МИР 24» рассказал зоолог, биолог, профессор, академик Российской академии естествознания, доктор биологических наук, заслуженный эколог России Анатолий Кудактин.

— Как правильно называть такого гибрида?

Анатолий Кудактин: Помесь собаки и волка в науке принято называть волко-собачьим гибридом – это гибриды первого, второго, третьего поколения. После этого они становятся настолько похожими на волка, что физически их отличить очень трудно – только специалист может это сделать. Это очень сложные гибриды – они приобретают многие черты поведения собаки, а внешне напоминают волка.

В Воронежской области был зоолог Леонид Серафимович Рябов, он еще в середине 90-х годов очень много внимания уделял изучению бродячих собак и гибридов волков с собаками. И он очень детально все описал.

За много лет работы, а я уже 50 лет занимаюсь этой проблемой, могу сказать, что на юге России – в Дагестане, Краснодарском крае, В Ставропольской по равнине очень много волко-собачьих гибридов, и они стали распространяться по всей стране. И на острове Врангеля они появились, когда местные собаки убегали, с волками скрещивались – там появились, на Новой Земле, и в Подмосковье неудивительно. Что они есть, потому что на дачах существуют бродячие, одичавшие собаки, которые выходят в лес и могут спариваться с волчицами, которые сами отбирают по внешним признакам более похожих на волков. Но в них присутствует много крови собаки. И эти гибриды и встречаются в лесу.

Если они в первом поколении, они внешне похожи и на собаку, и на волка: то ли полуовчарка, то ли полулайка, то ли волк. Это очень нехорошие звери, с которыми надо вести непримиримую борьбу, но очень сложно объяснить всем, что это гибриды вредные для природы, очень даже вредные для природы.

Читайте также:  Все о размножении собак

В местах, где популяции волка сохраняются, волки вытесняют гибридов из своей популяции, не дают им размножаться. Как только численность волков резко падает, волчицы вынуждены искать себе полового партнера, и находят бродячих собак, и от них появляются гибриды.

— Встреча с таким гибридом для человека может быть намного опасней, потому что волк человека боится, а если у него много собачьей крови, он не реагирует на раздражители?

Анатолий Кудактин: Присутствие собачьей крови меняет многие элементы поведения волка настоящего. Волки – звери территориальные, семейные, волко-собачьи гибриды совершенно другие – они ходят на свалки, у них совершенно другое отношение друг к другу, к окружающим, к жертвам, к людям. Они могут совершенно не бояться человека, могут быть близко к нему, могут подойти, но, собравшись в большую группу, могут и напасть. У них гипертрофированная форма поведения, это уже не волки. Во многом люди сами виновны в том, что мы способствуем появлению этих гибридов. Они широко распространились по стране, идут за человеком – где есть мусорки, свалки, скотомогильники. Это показатель того, что популяция волка разрушена или нарушена.

— Стаи гибридов живут стаями и обитают за пределами населенных пунктов?

Анатолий Кудактин: Не обязательно. Они могут использовать свалки и скотомогильники как кормовые объекты, могут заходить в населенные пункты, воровать собак, домашнюю живность, то есть ведут себя совершенно неадекватно по сравнению с дикими волками, которые панически боятся человека и уходят подальше. Когда появляются сообщения, что волки напали на людей, убили ребенка, зашли в населенный пункт, залезли в огород, что-то еще – это гибриды.

— Если человек видит такую стаю, что делать?

Анатолий Кудактин: Только не убегать. Все, что убегает от хищника, это жертва. Надо всем объяснить. Надо просто остановиться, принять угрожающую позу: поднять руки, распахнуть куртку, чтобы показать, что ты большой, сильный – тогда тебя трогать не будут. Если ты начнешь проявлять панику, убегать, на тебя набросятся. Хищники всегда преследуют того, кто убегает.

— Если гибрид будет один, он нападет?

Анатолий Кудактин: Скорее всего, он убежит, потому что в нем есть еще кровь волка, и он боится человека. Волки генетически боятся человека. Если пойдете в цирк, вы никогда не увидите дикого обученного волка, это невозможно. Волки признают только одного человека, больше никого. Многие, кто держит волков дома, удивляются, почему одного члена семьи волк признает, а других нет. У них стайная иерархия – есть вожак, а есть подчиненные. Кого они признает, он не знает, что это доминант, а свою иерархическую лестницу выстраивает сам волк, который живет в семье. Многие сначала держат волков, а потом быстро от них отказываются, начинают их выбрасывать в лес, выпускать, и они начинают дичать, встречаются с собаками. Мы сами виновны в том, что мы размножаем этих особей.

— Волкособаки подвержены тем же болезням? У них встречается бешенство, но, в отличие от волков, они чаще могут его передать человеку?

Анатолий Кудактин: Абсолютно. У них все болезни, которые характерны для диких животных: и бешенство, и чума, они переносчики блох и клещей. Но дикий волк живет в дикой природе, у них есть другие возможности, они занимаются самолечением и самоочищением от заболеваний. А те, кто ходят на свалки, на мусорки, фактически являются переносчиками многих заболеваний. В случае возникновения бешенства они – потенциальные его переносчики.

— Какие-то службы отслеживают появление гибридов?

Анатолий Кудактин: Обычные охотничьи организации должны заниматься, на чьей территории появились такие звери – общества охотников, Государственная инспекция по контролю за состоянием животного мира при Минприроды – они есть в каждом субъекте федерации. Они должны контролировать ситуацию с волком. Сейчас обсуждается вопрос, что численность волка в стране выросла, но я задаю вопрос на конференциях, когда мы собираемся. Мы будем учреждать премию за истребление волков. А что делать с волко-собачьими гибридами? Они остаются в стороне, с ними никто не собирается бороться. Все отвечают просто – пусть с ними борются, как с бродячими собаками, но это несерьезный подход, и он ни к чему хорошему не приведет.

Источник

Adblock
detector